Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пять

дачные стихи


ранней осенью пахнет плесенью

облака заслоняют ширь

словно прачки бельё повесили

и отправились в монастырь

человеку с христом за пазухой

всюду родина даже там

где гордыню ломает азбука

будь ты сорок раз мандельштам

отрасти себе шерсть из ужаса

чтобы жить среди здешних нимф

дурачок в листопаде кружится

и вселенная вслед за ним



пять

И Г Р А

Есть игра: осторожно войти…
Блок
натыкаясь на космос асфальта дивятся природе кроты
недоступная осень как тень абонента скользит по витринам
в электрических снах где встречаемся мы ты и я я и ты
всё надрывнее чайки кричат над вероной и римом

объяснение после романа немыслимо без шутовства
ты наверно в насмешку три пары железных балеток стоптала
я железного хлеба рецепт отыскал только злая молва
исказила его словно ржавчина прелесть металла

лебединая сталь шелестит в эсэмэс дождь за дверью бистро
ждёт по старой привычке писателя хемингуэя эрнеста
рассказавшего не о любви а скорее как ноет ребро
из которого склеена первая в мире невеста

нам с тобой повезло как осенним кротам не родиться в раю
виноградных платанов теряющих кожу над водами тибра
не погладить зато есть игра осторожно войти в полынью
говорят помогает но я не люблю эти игры
пять

ОНИщенко и МИлош



Геннадий Онищенко
: Микроскопическому новообразованию, надо отдать должное, успешно артикулирующему с почти имперской риторикой, хотелось бы порекомендовать срочно заняться контролем за производством молочной продукции...


Чеслав Милош: Прекрасно родиться в малой стране, где природа человечна и соразмерна человеку, где на протяжении столетий сосуществовали друг с другом разные языки и разные религии. Я имею в виду Литву, землю мифов и поэзии. И хотя моя семья уже с XVI века пользовалась польским языком, как многие семьи в Финляндии шведским, а в Ирландии английским, и в итоге я польский, а не литовский поэт, но пейзажи, а может быть, и духи Литвы никогда меня не покидали. Прекрасно слышать с детства слова латинского богослужения, переводить в школе Овидия, учиться католической догматике и апологетике. Благословен тот, кому дан был судьбой в школьные и университетские годы такой город, каким был Вильно, город причудливый, город барочный, итальянской архитектуры, перенесенный в северные леса, город, где история запечатлена в каждом камне, город сорока католических костелов, но и множества синагог, евреи в те времена называли его Иерусалимом севера. Только став университетским преподавателем в Америке, я понял, как много вошло в меня из самых стен нашего старого университета, из запомнившихся формул римского права, из истории и литературы давней Польши, которая удивляет молодых американцев своими особенностями: добродушной анархией, разоруживающим яростные споры юмором, чувством органической общности, недоверия ко всякой централизованной власти.

Поэт, который вырос в таком мире, должен быть искателем действительности путем созерцания. Ему должны быть дороги определенный патриархальный лад, звон колоколов, желание оградиться от натиска и настойчивых пожеланий наших ближних, тишина монастырской кельи, если книги на столе, то книги, трактующие о том непонятном свойстве вещей, каковым является их esse. И вдруг все это оказывается отвергнуто демоническими действиями Истории, имеющей все черты кровожадного божества.

(Нобелевская речь в Шведской королевской академии)

пять

Стишок (на сей раз без мата)



куда от этой пустоты
от ужаса осенних клёнов?
уснёшь и нюрнберга мосты
плывут в закате раскалённом

и дюрер на зрачках иглой
рисует будущих животных
вот носорог вот зайчик злой
с оскалом вурдалака… вот мы

нагие об руку бредём
ступни о йозефплац стирая
под солнечным слепым дождём
как будто только что из рая
пять

стишок (содержит иностранные и нецензурные слова)

вождь сидящих быков и пока что
не посаженных за воровство
в школьный класс прилетел чтобы каждый
полюбил старшеклассник его

с наводненья где на вертолёте
cто-питсот утопающих спас
огляделся ну что как живёте
о! фантастиш шультафель у вас

и погладил продукт инноваций
к распальцовке привыкшим перстом
непонятный рисунок забацал
вас ист дас отложив на потом

а потом с откровенностью бляди
как умеют народу вожди
объяснил это жопа
вид сзади
то есть то что грядёт впереди

пять

Das Schloß

в самом начале того что называется романтише штрассе
в окрестностях нойшванштайна
пахнет навозом
потому что коровы
со всеми вытекающими последствиями
жена так и сказала
ну сколько можно терпеть эту вонь
завтра же
или мы идём в замок
или я покупаю себе баварское платье
и записываюсь на курсы йодля
чтобы не замычать
волком
хотел было возразить мол
пастернак и в навозе находил
нечто поэтическое
воздух
и всего живитель и виновник…
конечно
насчёт йодля она шутит
но платье уже примеряла
трудно дышать
действительно вторая неделя уже
нормальные люди за день справляются
мы же зачем-то искали последнюю землянику
пили воду из горных ручьёв
ездили в тироль «за границу»
и в обераммергау
деревню красной шапочки где вместо коров доят туристов
искупались во всех лебединых озёрах
изучили все меню во всех биргартенах
даже на почте
буфетчица успела запомнить что кофе я беру без молока
брецель без масла
херр журналист должно быть бережёт фигуру
да
старый херр бережёт фигуруCollapse )
пять

Стихи Хи-Хи

сегодня утром
слушая джованотти
я понял
спасение откуда-то придёт
точнее ощутил
нет не из-за музыки
хотя наверно из-за музыки тоже
в италии всякий раз покупал си ди джованотти
на память
или
в общем не знаю зачем я их покупал хип-хоп мне не нравится
но сегодня это сработало
утром
словно в детстве зачерпнул мальков на мелководье
и рыбки не исчезли
трепещущее серебро осталось в ладонях
итак спасение должно прийти
должно
сами мы вряд ли что-нибудь сумеем
ведь каковы например наши взаимоотношения со злом
стокгольмский синдром
выбираем меньшее
готовы оправдывать его до последнего
прикрывать собойCollapse )
пик-пик

(no subject)


невозможно стряхнуть прошлое
как пепел с кончика сигареты
его уже нет
разве что придумать
придумать детство отрочество
юность войну и мир
льва толстого который держит на коленях
будущую любовь
орлову
в придуманном прошлом можно найти
зелёную палочку богов учителей
хотя бы одного чтобы было кого предать
в придуманном прошлом я был ребёнком
возможно чёрным ребёнком
арапчонком с задатками поэта
приёмным сыном анжелины джоли
мамочка зачем тебе такие большие глаза
чтобы лучше видеть тебя когда темнеет
зачем тебе такие большие губы
она молча целовала меня
хотя губы были нужны чтобы выучить фразу
прекрати орать как потерпевший
на нескольких языках включая суахили
у неё чёрный ребёнок
злобно шипел кто-то за кадром
потом шли титры
особые благодарности
товарищу сталину за наше счастливое детство
караваджо изобретателю супертруппера
некой арине родионовне раскольниковой
непонятно за что
и брэду питу
за то что не снимался в этом фильме