?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Об Одежде reloaded
old
__selma__
По приглашению Кати katek_kat развила и переработала свои размышления о Vetements, возрасте и бунтарстве для портала theBestway.

На всякий случай и у себя текст сохраню под катом.




Размышления об Одежде


В последнее время мир моды не балует нас громкими открытиями. Эпоха it-дизайнеров и it-предметов гардероба прошла, сейчас, кажется, модно одновременно все и ничего.

Тем заметнее стало появление на модной сцене марки Vêtements, возникшей словно из ниоткуда и ставшей, пожалуй, главным предметом споров модников и околомодников всего мира. Творения команды дизайнеров и стилистов, лицом которых стал Демна Гвасалия, вызывают такие ломания копий, поляризуют fashion-народ так, как этого уже давно не удавалось ни одному другому бренду. "Одежда" (так переводится название марки с французского) заставила говорить о себе всего лишь за один сезон, в платья в цветочек и худи нарядились чуть ли не все звезды стрит-стайла и фэшн-инсайдеры. Такое ураганное нашествие на модный мир просто не может не вызвать интереса. Я смотрю на одежду Vetements, которая мне, на удивление, очень нравится, и одновременно размышляю - почему нравится и почему это меня удивляет.

И вот, чего я в числе прочего надумала.

Первое. Эстетика "Ветмáн" (гласный во втором слоге - это тот самый французский звук между назальными "а" и "о", который никак не передать средствами русского языка, тем более, на письме) просто до замирания сердца близка любому человеку, рожденному в 70-80-х. Тем, кто уже в сознательном возрасте последовательно прошел и через анархизм панка конца семидесятых, и через агрессивную "плечистую" моду восьмидесятых, и эпатажно анти-модный гранж начала девяностых. Все это - годы, на которые у упомянутого мной поколения пришлись "детство, отрочество, юность". И именно люди этого поколение работают в сегодняшней моде, либо создавая ее, как дизайнер Vêtements Демна Гвасалия, либо занимаясь её продвижением и продажами, как всевозможные редакторы журналов, байеры, фотографы и стилисты, радостно влезшие в платья, худи и бомберы. Ведь то, что делает Vêtements, как раз и базируется на смеси панка и гранжа с примесью моды городских окраин, гопничества, как бы последнее не называлось в других языках (тут мелькнула мысль - а не лежит ли в основе внезапной любви к Vêtements вечное стремление хороших девочек к хулиганам? Наверняка и без этого не обошлось).


Поэтому на первый взгляд кажется, что Vêtements - это новый взгляд на преемственность модных поколений. Глядя на все эти платья в цветочек, боты на платформе и бомберы, словно переносишься в собственные подростковые годы. С одной стороны, считается (это не я сказала и мнение это не разделяю), что всем взрослым хочется вновь побыть юными. Или, как минимум, примерить свое выпускное платье или старые джинсы. И что, это и есть причина популярности Vêtements? Стремление вернуться в юность? Не верю. Вернее, какая-то доля правды в этом есть, но считать эту причину основной было бы слишком просто. Мало того, этот аргумент в пух и прах разбивается о факт, что одежда Vêtements нравится и тем, кому сейчас двадцать. Юные тоже хотят Vêtements.

Здесь, наверное, хорошо бы было послушать мнение специалистов - социологов, психологов и прочих людей, занятых изучением феномена молодежного вкуса, но я скажу лишь, что общепринятое мнение о молодежи таково: это публика нонконформистская, смелая и готовая к эпатажу. С другой стороны, именно сейчас все больше социологов сообщают, что современная молодежь в смысле бунтарства намного спокойнее поколения собственных родителей и нацелена прежде всего на то, чтобы вписаться в окружающий мир, а вовсе не выделиться из общей массы. Нынешняя юность хочет жить в стабильных отношениях, зарабатывать деньги и делать карьеру, а вовсе не ломать старый мир и строить свой собственный. Поколение родителей согласно этим исследованиям теперь вовсе не сборище замшелых ретроградов, а вполне себе ролевая модель.

Но не живет ли где-то в глубинах среднестатического юного современника тоска о бунте? Пусть бессмысленном и беспощадном, но бунте - бурлящем в крови возбуждении от собственной смелости, собственной решительности и независимости, о свободе, о баррикадах? Об обращенных на тебя тысячах восторженных глаз и поддерживающих тысячах рук - тоска о реальных последователях, а не виртуальных фолловерах? Не стала ли эта внезапная любовь к одежде бунтарей былых десятилетий выражением этой самой неосознанной тоски?

Стремление "надеть гопника" вполне себе вписывается в общую картину настроений в обществе, которую я для себя описываю как "жажда - ничто, имидж - все!", перефразировав известный рекламный слоган 90-х. В оригинале слоган звучал ровно наоборот, превознося жажду (истинные ощущения) над имиджем (придуманной маской). Мы же с вами живем в мире, где жажда, то есть, твое истинное Я, перестало быть определяющим фактором при подборе образа. Всем знакомы постоянно повторяющиеся в той или иной форме призывы модных журналов "открыть в себе" то панка, то рок-звезду. Если верить этим призывам, то быть этим самым панком/рок-звездой/хиппи и прочими "неформалами" совершенно не обязательно, главное - создать правильную картинку, иллюзию, имидж. Казаться - да, но быть - зачем?

Таким образом идеология, когда-то стоявшая за обладающими столь яркими визуальными образами течениями, совершенно нивелировалась. Панки в массовом общественном сознании уже вовсе не "вечно молодые, вечно пьяные" анархисты, а лишь их внешний образ - торчащие в разные стороны волосы, черная кожа, красная клетка и рваные колготки. Миролюбивые бессеребреники хиппи с расширенным ЛСД сознанием превратились в романтичных загорелых длинноволосых девушек в выгоревшем хлопке и рваных джинсах. Депрессивных поклонников гранжа теперь косплеят девочки в растянутых кофтах, глядя изподлобья и кокетливо поворачивая стопы носками внутрь.

Все молодежные движения, прославившиеся когда-то открытой конфронтацией с обывательским сознанием большинства, выродились в поверхностные и чисто визуальные образы, стали набором костюмов того самого презренного большинства, сохранив, правда, внешние приметы своего былого философского великолепия. И теперь, когда мы одеваем себя в определенном стиле, меняем свой внешний вид, мы словно бы попадаем в лучи славы настоящих мятежников прошлых десятилетий. Грубо говоря, надевая худи от Vêtements, мы пытаемся разбудить нашего внутреннего бунтаря.

Страсть к новизне и переодеванию, а так же и наивная, но живучая вера в то, что одежда может изменить нашу жизнь, - это и та плодородная почва, на которой вырос и буйным цветом цветет разной степени тяжести шопоголизм. Или просто любовь к покупкам, если слово "шопоголизм" кажется вам слишком негативно окрашенным. Акт покупки дает нам не просто дозу эндорфина от обладания новой вещью, но и дарит надежду, что эта новая вещь изменит нашу жизнь к лучшему. Сделает нас в чем-то новым человеком - лучшим, более красивым, более удачливым, более счастливым, чем раньше. Не знаю, как вы, а я, например, обычно иду в магазин (причем, в последнее время я все чаще делаю покупки онлайн), когда мне хочется поднять себе настроение или просто ощутить какие-то перемены. И шопинг дает мне ощущение, что я что-то меняю. Да и настроение поднимается. То есть, это работает. Пусть обусловленные шопингом перемены наступают часто только в размере остатка на счете, но жизнь мы проживаем в ощущениях. И если мои ощущения меня радуют, то и славно. А в хорошем настроении уже значительно приятнее (и результативнее!) удаются и перемены реальные.


Что ж, все мы, прежде всего, люди, а люди все одинаковые - ищущие любви, стремящиеся быть окруженными своими и, ко всему прочему, очень, очень внушаемые существа. У всех нас свои триггеры и кнопки. И у всех нас, как и у многих "бунтарей", которые считают что простая покупка вещи в какой-либо бунтарской стилистике делает их "дерзкими", эти кнопки отшлифованы миром маркетинга и рекламы. Бунтарство же - это прежде всего состояние внутреннее, а внешность - дело десятое. Она идет следом. Покрасив волосы в зеленый цвет, не станешь панком. Надев Vêtements не превратишься в крутого пацана. Процент бунтарей, полагаю, среди любой возрастной группы одинаков, но выйдет ли бунтарство на поверхность зависит, скорее, от того, есть ли чего терять потенциальному бунтарю и сколько. Молодежи, по большому счету, кроме жизни, терять особо нечего. У тех, кто прожил подольше, накапливается круг тех, кого они приручили, и, соответственно, ответственности за них. Но я отвлеклась.

На самом деле, мне совсем недавно стало отчетливо ясно следующее. И это - второй итог моих размышлений. Мое поколение, а это и есть поколение рожденных в 70-х и 80-х, о котором я говорила в самом начале, поколение Демны Гвасалия, пожалуй, первое из тех, кто живет и развивается параллельно со всеми этими "30 - это новые 20", "40 - это новые 30", "50 - это новые..." и так далее. В чем это выражается? Когда-то нам было двадцать. Вот мы доросли до тридцатника, и он вдруг оказался все теми же 20 - пусть новыми, но по ощущениям как-то от "старых 20" ушли мы не далеко. Теперь, когда мы дошагали бодрыми спортивными (да! мы за собой следим!) ногами до 40, они считаются новыми тридцатью. А тридцать-то, как мы уже выучили, это ... Правильно, двадцать!

Наши родители, говоря "ах, я когда-то такое носил(а)", протягивали это "такое" нам, своим детям, поглядывая на нас с умилением и снисхождением к нашей беспечной юности в глазах. Мы же, видя на подиумах, к примеру, платья-комбинации в цветочек, тоже можем сказать "ах, я когда-то такое носила". И еще как носила - с бомберами и ботами на платформе, с растянутыми вязаными кофтами и мартенсами. А еще можно было снять с приятеля худи и натянуть поверх платья - и пусть этот худи был нам велик и рукава болтались, и капюшон сползал на глаза. И что? Все эти снова вышедшие на первый план прекрасные платья и худи нам совершенно незачем отдавать каким-то детям! Пфф! Зачем? С какой стати? Нам самим, перманентно двадцатилетним, они очень даже к лицу! Только гляньте в зеркало.

О том, что в современной моде стерлись сезонные границы, мы уже знаем. Отличия гендерные исчезают на наших глазах. Теперь и возраст сдает позиции. По юности нет смысла ностальгировать. Ее можно надеть.

  • 1
Когда не хватает ни фантазии, ни таланта, остается ностальгировать по молодости и преподносить это как жуткий креатив.
Если модное сообщество восхищается Демной, значит моде все или почти все.
Одежду должны делать портные, а не маркетологи.
Слава богу, старик Кристобаль не видит этого ужаса. Баленсиага был певцом женственности и красоты. А то, что вытащил на подиум этот грузин - плевок на могилу мастера.
Юбера Живанши жаль, очень надеюсь, он не смотрит новости с тусовок и не видел Мадонну с голой задницей в платье его имени.
Вот уйдет Лагерфельд, кто останется? Никого. Сплошные мальчики из стрит-стайла и восхваляющие их девочки, ни черта не понимающие ни в крое, ни в эстетике.

У нас, получается, диаметрально противоположный взгляд на работу Гвасалия - мне его коллекция для Баленсиаги скорее понравилась, чем нет. :)

В целом - ни один дизайнер не вечен, и Кристобаль Баленсиага как и Юбер Живанши не исключение. На смену одному творцу приходят другие. Нанимать на работу кого-то, кто будет просто стараться повторять работы "старых мастеров" - не выход. Это будет жалкое подобие былого великолепия и тоска - примером может послужить то, что вышло после ухода Альбера Эльбаза и Рафа Симмонса. Или просто стилистически идеальное копирование какого-либо стиля без души - то, чем, на мой взгляд, занимался Эди Слиман. Новый дизайнер несет новое аидение, в идеале - свое собственное. А уж по пути ли модному дому с этим видением или нет - заранее не угадаешь. Баленсиага и иже с ним творили в другое время, в других условиях. Мы живем иначе. Преемственность поколений, как ни крути. :) Все течет, все изменяется.


Edited at 2016-05-22 10:09 am (UTC)

Господи, да при чем здесь душа, тоска и прочие красивые слова, к одежде не имеющие никакого отношения.
Есть стиль мастера, планка, заданная им раз и навсегда. Не можешь держать планку, закрывай к чертовой матери модный дом.
Вы не задумывались, что сейчас безоговорочно узнать можно только одежду от Шанель, потому что Лагерфельд держит эту планку. Гальяно держал ее в Диоре, несмотря на то, что у его собственного дома совершенно иная концепция была.
Если я иду покупать платье от Баленсиага, я хочу платье именно в стиле Баленсиага. Если захочу чего-то бунтарского, пойду в Вествуд или к Маржеле.
Гвасалия и ему подобные - голые короли. Прекрасная иллюстрация успешного манипулирования общественным сознанием. Имеющий отношение к моде точно такое же, как яйца Павленского, прибитые к брусчатке Красной площади, к настоящему искусству.


Не согласна, хоть ты тресни. :) Я не считаю, что с уходом мастера нужно закрывать модный дом. И держать планку я считаю невозможным, потому что человек, обладающий особым талантом создать узнаваемый стиль (тот же Баленсиага) - существо неповторимое. Его просто не заменишь на кого-то другого. Что, вообще, означает планка? Мы совершенно не можем представить себе, как выглядели бы работы Баленсиаги сейчас. Он гений, никто не спорит, но как и любой человек - он дитя своего времени и целого комплекса факторов. В его время можно было творить моду как искусство, и то, что он делал, вписывалось в контекст настроений общества. Мы живем сейчас и имеем то, что имеем.

Вполне вероятно, что уровень Баленсиаги недостижим для многих современных дизайнеров. С другой стороны, это вовсе не означает, что никто не должен шить одежду, раз не тянет на великого. Плюс каждый настоящий творец не зочет держать чью-то планку, а хочет создавать свою вселенную. Даже тот же Гальяно, который для вас планку держал, творил совершенно иначе, чем Кристиан Диор. Просто Гальяно вы считаете достойным, а других - нет. Для меня, например, наоборот, при всем уважении к творчеству Гальяно, его период в Диоре - совершенно чуждое духу Дома время. Очень красивые, очень самобытные вещи, но это Гальяно. А время Рафа Симмонса для меня - значительно больше Диор, например. И кто из нас прав? :)

Так ведь везде - перемены не всегда принимаются всеми. И я прекрасно понимаю тех, кому нравится то, как продолжает дело основателя модного дома один дизайнер и совершенно не нравится работа другого.

Если брать Павленского, то это человек, принадлежащий к искусству современному, которое имеет совершенно иные цели, чем искусство прошлых времен. Или искусство наших современников, творящих в духе привычного понимания искусства. О феномене современного искусства можно рассуждать и дискутировать очень много, но главное - его цель не украшать быт, а выдавать некую идею. Это может быть не близким (я, например, совершенно не поклонник большей части современных творцов), но это явление существует, как есть. И оно по-своему интересно. :)

Просто я очень люблю, когда люди стараются что-то изменить - именно благодаря этим несогласным с классиками бунтарям общество и движется вперед. Пусть творят, пусть ошибаются, сомневаются или, наоборот, зазнаются и считают себя гениями - главное творить. ))) Многое из нового - мусор и ерунда, но когда вдруг рождается жемчужина, то это прекрасно! :)

Хорошо. предположим, что искусство вдруг перестало служить целям украшательства жизни и привнесения в нее эстетического наслаждения, хотя испокон веков цели были именно такие. Теперь за искусство выдают идеи.
Тогда мне интересно лично ваше понимание. Вы, когда выбираете, что носить, руководствуетесь идеей, либо все-таки обращаете внимание на то, как вы лично будете выглядеть в этой вещи?

Искусство вовсе не перестало служить целям украшательства жизни и привнесения в нее эстетического наслаждения. Просто некоторые художники отошли от принятого в течение веков принципа "искусство ради искусства" и переключили свое внимание на идею в первую очередь. Искусство эстетичное или, скажем очень упрощенно, красивое никуда не делось. К нему добавилось просто искусство, не ставящее именно красоту во главу угла. :)

Что касается меня - по-разному. Иногда я выбираю чистую эстетику. Иногда - идею. Зависит от обстоятельств, настроения, уместности. Во втором случае я отдаю себе отчет, что большинство сочтет, что я одета некрасиво.

И тут мы приходим к тому, что красота - понятие субъективное. И в искусстве, и в моде.

Нет, не приходим мы к тому, что красота - понятие субъективное. Никогда так не было, нет и не будет. Есть воспеватели какофонии и уродства, но от их восхищения какофонией и уродства последние таковыми не перестают быть, даже если воспеватели имеют энное количество последователей.
Красота - это совершенство, гармония, это золотое сечение, греческие скульптуры, Пьета Микеланджело. Это то, на что смотришь - и ах! А не то, о чем надодвадцать раз переспросить художника, чтобы понять, что же он имел в виду, и в результате уйти, так и не поняв.
И если возвращаться к истокам нашей дискуссии, то что делает Гвасалия - это не прогресс, а воспевание уродства и какофонии, притянутое в рамки современного видения.
Когда Диор показал свой нью лук, ему не надо было объяснять, что он имел ввиду. Это было просто красиво. Настолько красиво, что он сразу стал известен. Без ТВ , инстаграма, статей в низкопробных журналах. Гвасалия - на другом конце. И если бы не современные средства коммуникации, о нем бы никто и никогда не узнал.
Гальяно в Диоре был современным Диором, а в Гальяно был самим Гальяно. Это называется мастерство и высший класс. Быть Гвасалией в Баленсиаге ума много не надо. А современным Баленсиагой да.

На мой взгляд, мы с вами ни к чему не придём - у нас слишком разные взгляды и на то, что считать красотой, и на то, что есть какофония. Поэтому я из дискуссии самоустраняюсь. Спасибо вам за беседу и за повод еще раз подумать о красоте и сформулировать некоторые важные для меня самой вещи. :)

И вам спасибо :) мы затронули неожиданно разные вещи, хотя изначальный мой посыл был в том, что Гвасалия плох для Баленсиаги.
В своем брэнде - ради бога, на вкус и цвет, как говортся, но к наследию модельера королей и аристократов он никакого отношения не имеет.
Еще раз спасибо.

Я для себя в очередной раз увидела что сейчас мода состоит из подделок. Поддельный винтаж и поддельный прованс в интерьерах, поддельные рокеры и хулиганы в одежде, поддельный интеллект в хипстерской культуре и проч. Пережив настоящее в молодости, уже как-то не хочется пользоваться поддельным. Я думаю что это одна из причин почему внезапно модные и стильные люди бросают заниматься модой, и уходят заниматься чем-то другим.

Мне кажется, мы сейчас вообще в какой-то культуре римейков живем - песни перепеваются, фильмы переснимаются, и одежда перешивается. Может, это в какой-то степени последствия, во-первых, изобретения достаточно стабильных носителей информации и возможности сохранения условного момента "не отходя от кассы" (фото/фильм).? А во-вторых - доступности этой информации широким массам?

То есть, если раньше условный художник решал заняться искусством, у него в распоряжении было мало образцов для подражания и поэтому некая высокая степень незамутненности. Сегодняшний художник с детства знаком с бездной образуов искусства - начиная с различных музеев и заканчивая возможностями интернета "доставить по требованию" практически любую работу любого более-менее известного художника. В определенный момент времени кажется либо, что все уже придумано до нас, либо что-то увиденное однажды воспринимается сознанием как придуманное самостоятельно? Не знаю, если честно. Но подражательность очень бросается в глаза.

Опять же, исходя из посыла о том, что мы только благодаря новым носителям знаем, что, кто и как уже создал что-то, и можем это сравнивать с современностью. А раньше меньше сохранялось и потому сравнивать было не счем? А то, может, и в 18-м веке кто-то, сам того не зная, повторял кого-то из века, скажем, 17-го??? Шучу. )))

Ну конечно же повторяли, как бы мы узнали о гении Фидия если бы не сохранились римские копии его скульптур? Но другое дело как повторяли, ведь даже на этих скульптурах мраморная ткань колышется ветром и прядки волос почти пахнут. А сейчас какая-нибудь модная девушка, начитавшись журналов, начинает channel her inner rock chick с глянцево-новыми ботинками, дырками на джинсах в неестественных местах, где они сами никогда не появятся, и вообще на ней все такое новое, искусственное и скрипучее что прямо кричит "опасайтесь китайских подделок". Ну как можно воспринимать это всерьез, когда помнишь молодую Кортни Лав и даже немножко Нэнси Спанджен?
Т.е. мода теряет интересность во многом потому что развелось слишком много "казаться, а не быть". И художникам становится неинтересно творить для такой публики, и прогрессивной части публики как-то хочется дистанцироваться от массового потребителя, от толпы. От тех, кто начинает носить кеды с платьем не потому что это самовыражение, а потому что все так носят, и оригинальная изначальная мысль затерлась и заблудилась.

Да, так и есть - казаться, а не быть. Грустно.

  • 1