Tags: не больно

meto

(no subject)


божемой, это же невозможно слушать, разрывается сердце
"не роняй меня с неба на землю..." и хочется уткнуться носом в любимое плечо, чтобы всегда так

meto

(no subject)


не время предаваться унынию: впереди - новые дороги, города, страны
но как же не хватает ставшей привычной последние дни компании...

Мы повсюду были вместе: Он, я и Дженни
мы пили горькое вино в пабах на Пиккадилли, держались за руки, боясь отпустить на минуту, рисуя сумашедшие узоры пальцами на разгоряченной коже, мы без цели бродили по ночному городу, наслаждаясь ароматом цветущих вишен, выдували радугу мыльных пузырей, а после садились в машину и, виртуозно минуя все пробки, напрочь исчезали с радаров
я счастлива, как никогда, только от того, что - только протяни руку - Его сильное плечо, и глаза смотрят на меня чуть насмешливо, но пронизывают насквозь. Он решительно не похож ни на кого из тех, что прежде. Огромного роста - если стать на цыпочки, то едва достанешь до его носа, и белая футболка так вызывающе контрастна с темной кожей,
и так бесстыдно скульптурны руки, но как же нежны длинные тонкие пальцы...

я поспешно скидываю красные лакированые лодочки и танцую босиком, а Он с первых движений попадает в ритм
и мы ловим восхищенные взгляды со всех сторон, а вскоре оказываемся замкнутыми в круг на тесном танцполе
только дыхание в такт и до боли прикусываю губу
я люблю ничуть не меньше, чем в тот самый первый вечер, когда боялась поднять глаза и раствориться
скрывая пьянящее желание под густой сенью ресниц... ах, как долги их тени на бледных щеках

Дженни растерянно переводит взгляд от меня на Него, и я протягиваю руки к ней, и вот уже втроем мы забываем обо всем на свете - только этот танец, здесь, сейчас, и ничто на свете не существует больше

я не знаю наверняка, закончилось ли волшебство, но фрак сложен и белый кролик снова забрался в шляпу
а впереди - дороги, города, страны
но все еще люблю...

I know that once in love, you dont think of the devil who's inside.
And maybe it'll come one day, when you feel safe and I wont have the time...




рукавчик

Нужна помощь.


Друзья! можно, я попрошу о том, о чем - никогда раньше?
все просто: нужны деньги.

если кому-то надоели бесконечные призывы о помощи - я не имею права осуждать и, в принципе, могу понять. В мире много боли и слез, и ни один из нас не в силах осушить их все. У всех нас дети, семьи, кризис и проблемы. Даже если кто-то из вас после этого поста решит прекратить дружбу со мной - я постараюсь понять.

Но вы знаете? в наших силах сегодня и сейчас сделать одно конкретное доброе дело.
Для абсолютно живого, конкретного человечка.

Вот для нее.
Ее зовут Алекса.
Все, что с нею произошло, можно узнать здесь.

друзья, ну мы же с вами не такие бедные, чтобы 500-1000 рублей сильно пошатнули наше материальное положение?
впрочем, даже 50 рублей - их-то можно найти? могут спасти глаза этой девочки.
Я планирую перевести 20 фунтов по Вестерн Юнион - это немного, увы - но:
вдруг из нас кто-то еще переведет столько же, и еще, и еще...? тогда все обязательно получится!

что скажете?

P.S. Источник и реквизиты.

я блондинка

(no subject)


где же найти нужные слова...
Друзья! я вас очень прошу: прочитайте этот пост.
знаете, там говориться о стариках, неслышно, но мучительно умирающих в доме престарелых
так страшно! думали ли они когда-то, что выпадет такая доля, в самый трудный час не окажется рядом родных
это невозможно представить, словно камера смертников, откуда уже нет выхода - разве заслуживают такого?
мы все постареем, и дай Бог, чтобы у нашей старости было доброе, светлое лицо, и пахла она сдобными пирожками, а не застоявшейся тошнотворной смесью лекарств и немытого тела
пусть ни у кого из нас не будет в глазах такого отчаяния  
пожалуйста, Боже... помоги им!
черные шпильки

(no subject)

- Я думал, ты умер.
- Одно время я так тоже думал, а потом на пару недель решил, что я - лимон. Ужасно повеселился - все две недели только и знал, что бултыхался в джине с тоником.
(Дуглас Адамс)
friends

(no subject)


Я ебу её, мою девочку, гостиничный номер просторный, но тёмный, она в подушку уткнулась, лица не видно, и тихо так постанывает, что не поймёшь, сладко ей или больно. Плечо острое торчит, она пальцами простыню комкает, и я думаю, ей хорошо или нет, за волосы её так беру, они густые у неё. Тяну, к себе поворачиваю – в лицо заглянуть, и тут машина за окном проезжает, и свет падает, я смотрю, а это не она

Марта Кетро
помощь детям

(no subject)

Память – болезнь. Мучительно сладкая, как расчес старых укусов прошлого. Не всякая память, конечно.

Есть практическая память – из какой трубы что вытекает – эту память можно считать здоровьем и забыть о ней. А вот когда деталь какая-то, росчерк на стекле, тепло пыли под босой ногой, чему как событию уже лет двадцать, а ощущаешь, видишь, слышишь ярче любого сегодняшнего. Вот это она и есть – память-болезнь. Точнее, ее обострение.

Тут смертельно-любовное – то, как ты видишь эту обостренную картинку прошлого, как чувствуешь, как тебе хочется ее выразить, чтоб хоть кто-то, кроме тебя, почувствовал эту яркость, радость и тоску от ощущения чуда. Ты двадцать, тридцать, сорок лет жил и что-то делал, а вот как ты шел по улице вечером из школы, и фонари светили, – это жило вместе с тобой и ничего с ним не делалось! И жуткий, почти нутряной протест – так неужели оно исчезнет вместе с тобой?

Память – она как спящий вирус. Спит в каждом, просыпается и мучает кем-то избранных.
(c)
помощь детям

(no subject)

Николай Гумилев как-то заметил: "Тот, кого любит женщина - всегда герой. И, увы, всегда немного кукольный герой".

От необдуманных поступков и резких слов почему-то легче забывать.
Немного жаль очарования недосказанности,
я, конечно, сама придумала Моего Героя, и он шагнул из мира грез в параллельную реальность, подняв воротник плаща.
И не отрывать взгляда, пока знакомые черты не превратятся в далекую точку на неведомой планете, и очередной межгалактический виток не отправит меня в совершенно иное пространство.
Где-то в глубине глаз, которые некогда были синими
так недолго
никогда.