Tags: живность

голые коленки

(no subject)


Давеча я напилась вина красного итальянского и от счастья принялась хвастать, что в Москве у меня есть Кеша
только коварное вино моим языком говорило carrot вместо parrot
очень, говорило вино, наглый такой carrot
этот carrot даже кусается, причем, зараза, с видимым еще удовольствием
тактичные итальянцы только причмокивали и качали головами

-А где, - спрашивает один, - он у тебя хранится?
-Знамо где, - говорит вино. - В клетке. Но когда я дома, то он, этот carrot, свободно летает по квартире. Может даже в тарелку залезть.
-Оооооо! - заокали воспитанные италянцы и принялись обсуждать национальную кухню

а теперь один из них интересуется в скайпе: "Как дела? Как морковка?" 
и я не сразу поняла, о чем

как стыдно

рукавчик

(no subject)


Намедни, как обычно, сидела шила и вполглазика смотрела "Дискавери", кажется.
Зашла речь о домашних питомцах. Точнее, о любви к ним. Я бы сказала даже, любви противоестественно сильной.
Сумашедшие эта американцы все же! К примеру, показывали некую даму в окружении чудесных милых собачек. Собачки уютно расположились на диванчике, ну как живые. Они и были некогда живыми.
Дама рассказывает: "Вот, посмотрите - Коди. Когда муж погиб, я нашла поддержку в ней. Собака прожила со мной 14 лет! Два года назад она умерла... и я сделала из нее чучело." Дама приподнимает Коди с дивана и трясет, показывая, какой легкой стала собака. "Идеальное сходство! - продолжает умиляться она. - Собака выглядит в точности, как живая!"

Б-ррр.
Пепел внутренностей, оставшийся после кремации собаки, безутешная хозяйка хранит в жестяной банке и не упустит случая, конечно, продемонстрировать его. С явным удовольствием.

Еще одна очаровательная барышня из Сан-Франциско
Держит умерших домашних животных в своем подвале. В холодильнике. В пластиковых герметичных пакетах. Думаете, я шучу?
"Я собираюсь сделать чучела из всех животных, которые у меня живут, - делится она планами, отечески потрепав пробегавшую мимо собачку за ухо. - Я не могу упустить такой возможности!"

Кешка мой отчего-то загрустил.
Он у меня чудо: летает по квартире свободно, если я дома, чирикает о своем, подпевает Иглесиасу (который Хулио) и АльБано,
а, если случится мне грустно, бесцеремонно садится на голову и выклевывает в волосах что-то неведомое.
Он разрешает себя гладить - но только мне! И только, если у меня ярко-красный маникюр. Никакого другого цвета, кроме алого, этот пират не признает. И чтоб "Шанель", он это любит.

А еще он любит есть со мной из одной тарелки и купаться в чашке с кофе.
Только вот вряд ли я смогу когда-либо сделать из него чучело. Хотя и стараюсь об этом не думать...

Collapse )
bab

О чувствах.

 У моего попугая - форменная депрессия.

Дверца в его клетке распахнута, но он практически не выходит. Он перестала атаковать салат, никого не клюет за уши и даже, страшно сказать, больше не лает.

Изредка страдальческим голосом он что-то чирикает заоконным птичкам. Но диалог их обычно до неприличия короток: кому нравится общаться с ханжой и занудой? А Кешка теперь весь в этом амплуа.

И как помочь ему - не знаю. Ну не могу я ему предоставить попугайскую женщину! не могу, не просите.
Что еще могло бы спасти вождя мирового пролетариата бедняжечку - не представляю. 
Поездка к морю? Танец живота? Цыганы с песнями? Что?

Collapse )
помощь детям

О питомцах.

Я к нему подхожу бесчетное количество раз в день, очаровательно улыбаюсь, "Кеша хороший, Кеша - любимая птичка!", рву ему одуванчики и покупаю игрушки, выпускаю свободно летать по квартире и даже! разрешаю красть хлеб со стола...

а этот козел попугай лает.
Лает! Собачим голосом! 
Весьма даже себе натурально!

Где справедливость?

И ни тебе "Доброе утро!", ни даже просто "Зравствуйте..."