April 7th, 2014

Подмосковный этногенез. Новый народ, которого никто не заметил

Оригинал взят у haydamak в Подмосковный этногенез. Новый народ, которого никто не заметил


Этногенез Подмосковья вступил в фазу обскурации
(с) почти Лев Гумилев

Москва исторически стала столицей достаточно случайно.
А современное Подмосковье невольно стало ее спальным районом, большой подбрюшиной, подушкой безопасности для новоприбывших и понаостававшихся.
Сослагательное наклонение в этой ситуации уже припоздало - это не хорошо, не плохо, это свершившийся факт.

В каждой стране есть свои центры притяжения.
Не всегда это столица - оттягивать на себя могут индустриальные монстры, где есть рабочие места, теплые побережья, где вкусно и солнечно жить.
Интересно, что исторические центры сами по себе оттягивают редко - в ходу не былые заслуги, а текущие на злобу дня. Как говорил Аркадий Иванович Сурин, мой достославный учитель по экономике - "любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда"

Каждый центр притяжения обречен на иммиграцию, причем порой очень разнородную.
Именно так в Париж прибыли гасконцы Д'Артаньян и Де Тревилль, при том что Гасконь тогдашнего времени для Франции - что дальнее Закавказье для России.
И именно так в современную Францию прибывают выходцы из французских колоний Африки и Карибов, образуя новые семьи, смешанные пары, становясь все еще франкоязычным, но уже другим этнически и культурно народом.

Это естественный процесс - ни один развивающийся народ не знает, где он начинается и где он заканчивается.
Если представитель народа может четко определить его центр и границы - значит этот народ либо малочисленный, либо вымирающий.

Этногенез, то есть формирование народа, идет непрерывно.
И успешность зависит от смелости - хватит ли силы духа смешаться, ассимилироваться, сохранив при этом прошлое и получив новые перспективы в будущем.
Тут некий парадокс этногенеза - тот, кто призывает к чистоте расы и нации - пропагандируют изоляцию, границы, и, как следствие, неминуемое угасание народа.
Любой народ угасает, если его не питает свежая кровь.
Любой народ угасает, если не интересуется другими народами, не выходит за рамки своего культурного комфорта.

Есть коллективный разум народа.
Народ - саморегулирующаяся система, которая ищет свои пути развития.
Иногда бывает так, что народ неким образом распределяет внутри себя ответственности - эти люди будут размножаться, а эти будут интеллектуальной элитой.
Это как мозг и репродуктивная система в одном организме. Одни люди обеспечивают здоровье и численность, другие условия и выживаемость, развитие и обустройство.

Это то, что происходит сейчас с Европой - волна мигрантов ассимилируется с европейцами.
Мигранты - свежая кровь, коренные европейцы - культурное, техническое наследие нового поколения, его условия жизни и развития.
Распространенная европейская пара - европеец, нередко уже в годах, благообразный белый господин, рядом с ним жена - молодая марокканка, или уроженка черной Африки, или Азии.
Взаимовыгодный симбиоз - он свою жизнь посвятил достижению определенного социального статуса, обеспечил условия жизни. Она - молодая, сочная и фертильная - обеспечивает ему здоровое потомство.
То, что огульно зовут "закатом Европы" на деле оказывается ее новым рождением, оздоровлением.

Точно так же в Европу пришли варвары, разорившие культурную, но погрязшую в деградации Римскую империю, и внезапно много веков спустя стали благообразными немцами.
Кто сейчас вспомнит про то, какие мавританские, берберские крови намешаны в современных испанцах? Кто сейчас вспомнит, что нарочитые европейские аристократы Венгрии когда-то вслед за сказочным орлом Турул пришли из-за Урала?

Лицо Европы поменяется, это неизбежно.
Мне нравится новое лицо Европы. И новое потомство Европы тоже.

Подмосковье тоже стало одним из центров этногенеза.

Collapse )