Tags: игры

Поле

Не поменять ли амплуа

После того, как на "Отеле..." я сыграл довольно невнятного журналиста, пожалуй, стоит мне установить мораторий на отыгрывание представителей медиа, ибо поднадоело. Пожалуй, интереснее будет исследователь, а ещё интереснее, хотя лично для меня существенно сложнее - публичный политик.
Поле

дежурное

Начислил Лёше Гридину 1000р дохода с 15 февраля по 15 марта. Теперь я должен ему 51000р.
Всего под 2% в месяц у меня работает уже 243478,57р.
Саша Яковлев вернул 7 марта 12000р из занятых 14 февраля до 28 февраля 13000р, а сегодня снова занял 8000р на пару недель. Я напоминаю себе купца из русской сказки, про которого непременно говорится, что он покупает дорого, а продаёт дёшево.
Договорился с квартирохозяйкой, что мы поживём у неё до конца августа, а потом всё-таки съедем, хочется поближе к метро. Ну а пока - Юля устроилась работать в Кольцово, значит, не дёргаемся.
11 марта были с Камилой Гуэль на концерте "Мельницы". Чертовски приятно провели время с испанским товарищем!
Пребываю в задумчивости - идти или не идти завтра на афтерпати "Отеля" в Алебарду. Очень позднее начало, на ночь глядя в Кольцово хрен уедешь.
Поле

Отель "У погибшего альпиниста", отчёт с игры

Вступление. Как хорошо, что смерть персонажа избавляет от необходимости писать отчёт от лица персонажа!

Насколько я могу судить по ранее опубликованным отчётам, многие делали своим персонажам полноценные биографии, показывающие, как он дошёл до жизни такой. Анри Дювалю я ничего такого заранее не придумывал, все факты биографии всплывали по мере потребности в них. Персонаж сочинялся от его убеждений. В жизни я либерал-прагматик латынинского разлива, считающий левые взгляды главной угрозой современной цивилизации, а тут мне было интересно сыграть социалиста, но такого, чтобы как минимум я сам поверил в его достоверность. К счастью, к концу шестидесятых левая идея ещё не настолько себя дискредитировала, поэтому задача была хотя бы решаемой. Вкратце даю получившуюся позицию:
В деле воцарения на Земле идеалов свободы, равенства и братства Франция выступила первопроходцем. Мы допустили множество ошибок и перегибов, но нам нечего стыдиться Великой Французской революции. СССР отстал в своём развитии больше, чем на век, и сейчас проходит те же этапы: революционный террор, потом бонапартизм, потом реставрация и вторая республика. Советскому Союзу нужно помогать, раз уж теперь он принял на себя основную тяжесть несения в мир социалистических идей, но Франции нужно удерживать за собой статус первопроходца и мирно, уже без повторения старых ошибок, строить у себя действительно работающий социализм. 5 марта 1967 года состоялся первый тур парламентских выборов, левый блок имеет все шансы получить парламентское большинство, всё решится во втором туре выборов, 12 марта. Если де Голль потеряет большинство в парламенте, то следующим президентом станет социалист, скорее всего, Франсуа Миттеран, который занял второе место на президентских выборах два года назад. Стало быть, нам предстоят социальные реформы, налаживание отношений с Советским Союзом и с собственными бывшими колониями – и так далее. Обо всём этом Анри Дюваль был готов трындеть в фоновом режиме хоть все три дня, с перерывами на лыжные прогулки и флирт.
С советской разведкой, таким образом, я сотрудничал сугубо из идейных соображений, а оттого не имел возможности прикрываться мантрой Энни Андерсен про то, что, мол, я делаю отвратительные вещи, но такая работа.

Часть первая. Шпионский роман.

Советские товарищи поставили передо мной следующие задачи.
1. Получить от кубинского писателя Хуана Абуэло координаты размещения американских ракет, расшифровать полученные данные и только убедившись, что всё в порядке, передать ему деньги. Я баклан и не взял с собой карту Турции. Таким образом, расшифровать-то я расшифровал, но результаты получились странными, а проверить их я не имел возможности. Пришлось сделать хорошую мину при плохой игре и деньги всё-таки передать. При расшифровке у меня получилось 384 СШ и 10129 – лажа какая-то - по восточной долготе. Название места: ЛЛКА, что тоже явная хрень. Однако на широте 38 градусов 4 минуты в Турции при послеигровом штудировании карты нашёлся только один населённый пункт из четырёх букв – Усак, так что данных хватало. Другое дело, что до адресата они в итоге так и не дошли.
2. Передать испанской журналистке Камиле Гуэль поддельные паспорта для испанских товарищей. Задание выполнялось одной левой, не приходя в сознание, и рассказывать об этом особо нечего, кроме того, что мадемуазель Камила оказалась чертовски хороша собой, а выяснить, настолько ли она хороша в постели, мешал только общий дефицит приватности в отеле.
3. Присмотреться к принцу Баккардии Игнатио Флоризелю, про которого известно, что он подвергается преследованию некой Дженни, предложить помощь СССР, получить от него письменные обязательства, которые затем можно будет использовать при подготовке социалистического переворота в Баккардии. В рамках выполнения данного задания случился вкусный диалог:
- Советский Союз поддерживает прогрессивные режимы по всему миру, в том числе и монархические.
- Правда? И назовите мне хоть одну монархию, которую бы поддерживал СССР!
- Легко. Центрально-Африканская империя. Мсье Бокасса – прогрессивный лидер, возглавляющий национально-освободительное движение и стоящий на позициях социальной справедливости.
- Но, послушайте, мы же с вами отлично понимаем…
- Да, мы отлично понимаем, что никакой принципиальной разницы между Баккардией и ЦАИ нет – это две абсолютных монархии, которые могут выражать интересы своего народа и через это получать поддержку Советского Союза.
Больше принц не пытался пикироваться на тему политической системы и дал согласие ввести нескольких коммунистов испанского происхождения в государственный совет Баккардии, который, насколько мне известно, в рамках последовавшей затем конституционной реформы получил законодательные, а не только совещательные полномочия. Ну а то, что Штаты вскоре откроют военную базу в стране с обширной советской резидентурой – это и вовсе редкая удача для ГРУ СССР.
4. Оказать помощь автору фразы про растущие в СССР грибы с глазами. Квест, как выяснилось, особенно идиотский тем, что советскому агенту меня не назвали, так что опознать друг друга мы могли, только публично раскрывшись. Эту линию я загадочным образом залажал: Ирэн утверждает, что назвала мне пароль, я же совершенно точно ничего такого не слышал, а слышал упрёк в том, что многовато вы, товарищ, играете в карты. Какая такая помощь ей была нужна, осталось таким образом неизвестным.
5. Ещё у меня была ориентировка на Катерину Вайнер: у неё в СССР остались родители, сама же она сбежала. В случае потребности можно было склонить её к сотрудничеству угрозой проблем, которые могут возникнуть у родителей. В ходе игры получилось так, что Катерина Вайнер в одном эпизоде сработала на американскую агентуру. Таким образом, полезнее всего было никак её пока не беспокоить, коль скоро есть шанс, что она получит доступ к чему-нибудь интересному.
В целом свою деятельность в первой половине игры я могу считать умеренно успешной, а дальше у меня были все шансы окончательно превратиться в простого отдыхающего, который встаёт, чистит зубы, пьёт кофе, катается на лыжах, принимает душ, играет в карты, ведёт светские беседы, обедает, снова катается на лыжах, снова принимает душ, снова играет в карты, ужинает, пьёт шнапс с Энни Андерсен, гуляет под луной с Камилой Гуэль, беседует с соседями по номеру о цивилизациях майя и ацтеков, в контексте того, что никакого геноцида не было, а было взаимопроникновение культур, и любой турист, посетив Мексику, легко в этом убедится – и, наконец, ложащимся спать с чувством удавшегося отдыха. К тому же, в новостях по радио передавали, что генерал де Голль вышел в отставку, а значит, самое интересное и важное сейчас происходит во Франции, надо только дождаться, когда Бутылочное Горлышко раскопают и ехать в Париж, работать. Я пребывал в радостном предвкушении грядущих социалистических преобразований: всеобщее бесплатное высшее образование, социальные гарантии трудящимся и так далее.
Последним эпизодом шпионского романа стали разборки в сортире. Катерина Вайнер приглашает меня пообщаться в приватной обстановке, мы поднимаемся на второй этаж, там Тони Уэйн глушит меня, потом меня оттаскивают в сортир, привязывают к стулу, после чего Тони Уэйн начинает требовать с меня признания в том, что я в него стрелял. Всё, что они могут мне инкриминировать, это прогулки на лыжах. Я, со своей стороны, выражаю обеспокоенность тем, что пока мсье Уэйн идёт по ложному следу, ему по-прежнему угрожает опасность, я же готов подтвердить своё алиби и согласен на любое разумное сотрудничество. Ни хрена себе, думаю я при этом, какая у Штатов крупная боевая группа в отеле: Тони Уэйн, Деррик Стоун, Ивонн Леблан, Катерина Вайнер и Фредерик Перри. Или это сотрудничает несколько спецслужб? Меня отпускают, а через некоторое время приносят официальные извинения – теперь они переключились на Энни Андерсен. Вскоре, правда, они отпускают и её. Интересуюсь у американки, что ей инкриминировали. Оказывается, её подозревают в убийстве Кеннеди. Ну, это делает понятным, зачем здесь такая орда американских агентов, но меня это дело не затрагивает совершенно, однако бить людей по печени нехорошо, поэтому всех пятерых засветившихся агентов я намерен сдать СССР при первой возможности, пусть их разрабатывают.

Часть вторая. Научно-фантастический роман.

В субботу на обеде Благоев анонсирует раскрытие личностей пришельцев. В означенное время личности называются. С одним из них, Анри Рорером, моим соседом по номеру, мы как раз в это время играем в карты. Другой, Артур Дэйн, также мой сосед. Мсье Рорер в ответ на поднятые брови партнёров по карточному столу высказывается уклончиво, мы возвращаемся к игре.
К этому времени уже понятно, что происходит хрень: Тони Уэйн воскрес после того, как был расстрелян, в его теле нашли какую-то электронику, короче, киборг. Аналогично воскрес Макаров. Стало быть, киборги есть и в СССР, и в США. Оба – красавцы, не хуже описанного мьсе Глебски в своей книге Олафа Андварафорса. Обсуждаем с Энни Андерсон, кто из женщин мог бы оказаться киборгом пришельцев. Вспоминая мадам Мозес, говорю, что Энни подходит на эту роль. Потом начинаю рассуждать, что мадам Мозес была тупа, как пробка, такова особенность киборгов-женщин у пришельцев. Энни заносит руку для пощёчины, я заканчиваю рассуждение: «таким образом, можно уверенно утверждать, что вы, мадемуазель Андерсен, киборгом быть не можете». Вскоре, впрочем, по радио упоминают о том, что воскресли из мёртвых 24 пострадавших в столкновениях с полициях в ирландском Ольстере. Таким образом, версия о киборгах оказывается несостоятельной.
Лишь спустя некоторое время после того, как Благоев раскрыл имена пришельцев, они начинают оглашать свои цели. Одним из пунктов, который надлежало выполнить для того, чтобы пришельцы согласились предотвратить уничтожение Земли, было «советский агент передаёт Деррику Стоуну данные по ядерному оружию в Турции». Это была очень серьёзная заявка на всеведение, оставалось убедиться, это именно оно или просто хорошая информированность. Самое неприятное уже произошло, американцы узнали из постороннего источника, что СССР узнал про наличие в Турции ракет. Координаты же им и так известны, ведь это их собственные ракеты. Терять мне было нечего, зато это был шанс продемонстрировать пришельцам свою добрую волю. Я передал в присутствии мсье Рорера мсье Стоуну папку с нерасшифрованными данными и сообщил американцу, что их криптологи должны плодотворно потрудиться. Мсье Рорер был удовлетворён, а я понял, что всё-таки не всеведение – переданные данные без ключа расшифровать невозможно. Раз пришельцев можно обмануть, значит, появляется почва для торговли.
На дальнейшее выполнение плана, основанного на эффекте бабочки, я влиять не мог, зато пришельцы в ходе беседы в явной форме подтвердили: а) для спасения Земли достаточно их доброй воли, все планы лишь условность; б) у пришельцев демократический принцип принятия решений, то есть достаточно убедить троих.
Далее моим соседям по комнате была изложена следующая философская доктрина. Существует научное исследование, показывающее чёткую обратную корреляцию между коэффициентом интеллекта и склонностью к агрессии (объяснение простое: агрессия вызывается страхом, страх недостатком информации; интеллект есть способность восполнять недостаток информации, больше интеллекта – больше информации – меньше страха – меньше агрессии). Таким образом, человеческая агрессивность неминуемо снизится по мере увеличения среднечеловеческого интеллекта. Стало быть, для того, чтобы обезопасить пришельцев от человеческой агрессии, необходимо построить на Земле социализм: всеобщее образование и прочие социальные блага. К тому же, это отнимет у землян массу ресурсов, и их волей-неволей придётся забирать у военных. Дополнительно агрессия снизится, если пришельцы раскроют перед землянами карты: откроют официальное посольство и будут транслировать свою официальную позицию, тогда они будут восприниматься нами не более опасными и экзотичными, чем какой-нибудь Красный Китай. Нам надо посчитать, ответили пришельцы. Посчитали. Отвечают: названная мера не замедлит технического развития Земли. Так я понял, что пришельцы идиоты или прикидываются таковыми, и их желание состоит не в том, чтобы гуманизировать землян, а в том и только в том, чтобы мы свернули прогресс, каковая мера, разумеется, абсолютно недопустима. А значит, и их план, основанный на эффекте бабочки, крайне нежелателен к исполнению.
Тогда я зашёл с другой стороны. Имманентным свойством разума является стремление к получению новой информации. Тот, кто отказывается от знания из опасений вреда, проигрывает в конкурентной гонке более разумным существам, которые от знания не отказываются. Наша цивилизация – объект для изучения. Потенциальная польза от этого изучения гораздо выше, чем потенциальный вред от нашей нынешней агрессивности. Ergo земную цивилизацию будет разумно сохранить из любопытства. Дополнительный аргумент: скорость прогресса увеличивается по экспоненте, таким образом, наша цивилизация никогда не догонит цивилизацию пришельцев – они тупо успели раньше и будут уходить всё дальше вперёд. Поэтому мы никогда не сможем представить для них достаточно серьёзную угрозу. Пиздец, даже это не сработало, логика пришельцев оказалась логикой дикаря, боящегося собственной тени. Я понял, что цивилизация пришельцев, вполне вероятно, находится в фазе упадка, только в этом случае консерватизм затмевает любые соображения здравого смысла.
Тут ВЦ пришельцев сообщает, что для успеха надо, чтобы японская актриса добровольно полетела с ними. Вот это шанс! Я немедленно заявляю, что охотно составлю японке компанию, тем более, что наличие других волонтёров может склонить её к согласию. Через некоторое время появляется информация, что на корабле пришельцев поместится семь волонтёров. Ещё час договариваемся, кто летит, и всё, летим. На этом моя игра закончилась.

Вся вторая часть игры – непрерывный пир интеллекта. Я постоянно находился в состоянии решения оптимизационной задачи. Плюс надо было улыбаться пришельцам и ни в коем случае не показывать агрессии. Не хотите брать этот замечательный персидский ковёр? Очень хорошо, тогда купите этот великолепный серебряный кофейник! Раздражало только то, что вокруг было слишком много людей с пушками. Первый раз я сорвал свою злость на Марте Клиберг. Случилась какая-то идиотская заварушка между Уэйном-в-каждой-бочке-затычка и мадемуазель Беатой Вальцер. Она удирает с пистолетом Уэйна, пока тот валяется в отключке. Я ловлю Беату за вооружённую руку и готовлюсь винтить, потому что сколько можно уже носиться по коридорам с оружием. Щаз! Марта Клиберг стреляет ей в живот. Я выдал тогда очень гневный монолог, мол, на хрена было стрелять в уже пойманную и обезвреженную? Пушка руку жжёт? Так выкинь нахрен пушку! Второй раз я снова не успел: долбаная японская дикарка выстрелила в одного из пришельцев. Тут у меня просто руки опустились: ну как мне убедить пришельцев в том, что мы не опасны, когда остальные только и делают, что убеждают их в обратном. В общем, когда Крапива в холле после игры раскланивалась, мол, это я сбила тарелку, поймал себя на остром желании уебать с ноги. Остановило то, что нельзя демонстрировать пришельцам агрессию. Тут я поздравил себя с тем, что заигрался, и пора выгружаться. Следующие три часа тщетно боролся с остатками французского акцента. Акцент прошёл только наутро.
Говорят, благодаря лыжам и акценту француз получился весьма декоративным. Срисовывал с двух натуральных французов, наладчиков фирмы Sercel, рад, что вышло достаточно убедительно.
Удалось плотно поиграть с Эни, Камилой, Дерриком, Тони, Траяном, Мартой, Игнатио, Генрихом. Им особенное спасибо. Все прочие также не вызывали никакого отторжения, с неигровухой не сталкивался. Спасибо мастерам, игра получилась что надо.