Нина Ай-Артян (___nina___) wrote,
Нина Ай-Артян
___nina___

Category:
из книги ТАЙНОПИСЬ


СОЗДАТЕЛЬ


Мы все -- твоя стремнина, Гераклит.
Мы -- время, чье незримое теченье
Уносит львов и горные хребты,
Оплаканную нежность, пепел счастья,
Упрямую бессрочную надежду,
Пространные названья павших царств,
Гекзаметры латиняна и грека,
Потемки моря и триумф зари,
Сон, предвкушение грядущей смерти,
Доспехи, монументы и полки,
Орла и решку Янусова лика,
Спряденные фигурками из кости
Меандры на расчерченной доске,
Кисть Макбета, способную и море
Наполнить кровью, тайные труды
Часов, бегущих в полуночном мраке,
Недремлющее зеркало, в другое
Глядящее без посторонних глаз,
Гравюры и готические буквы,
Брусочек серы в платяном шкафу,
Тяжелые колокола бессонниц,
Рассветы, сумерки, закаты, эхо,
Ил и песок, лишайники и сны.
Я -- эти тени, что тасует случай,
А нарекает старая тоска. С их помощью, слепой, полуразбитый,
Я все точу несокрушимый стих,
Чтоб (как завещано) найти спасенье.

------

БЕЗ НАЗВАНИЯ


МОНЕТА ОРЛОМ

Спишь. И опять просыпаешься мной.
Позднее утро стирает иллюзию обновленья.
Не припомнишь Вергилия? Вот они, эти строки.
Все встает по местам.
Воздух, земля, вода и огонь -- четыре стихии греков.
Имя единственной женщины в мире.
Дружелюбье луны.
Свежие краски атласов.
Очистительное забвенье.
Память, которая черкает и перебеляет.
Привычки, этот залог уверенности в бессмертье.
Стрелки и циферблат, делящие неуследимое время.
Тончайший запах сандала.
Сомненья, которые не без спеси зовем метафизикой.
Выгиб трости, ныряющий в руку.
Вкус винограда и меда.

МОНЕТА РЕШКОЙ

Прервать чей-то сон --
обычный поступок любого,
чудовищный, если подумать.

Прервать чей-то сон
значит втолкнуть уснувшего в беспредельный
каземат мирозданья
со всем его временем без начала и без конца.
Значит напомнить ему,
что он всего лишь общедоступное имя
и сумма прожитых дней.
Всколыхнуть его вечность.
Обременить созвездьями и веками.
Восставить нового Лазаря,
дав ему память о прежнем.
Замутить летейские воды.

----

СОН


Ночь поручает спящим колдовское
заданье -- распустить весь этот мир,
его бесчисленные разветвленья
причин и следствий, тонущих в бездонном
круговороте мчащихся времен.
Ночь хочет, чтобы за ночь ты забыл
себя, происхождение и предков,
любое слово, каждую слезу,
все, чем могло бы обернуться бденье,
немыслимую точку геометров,
прямую, плоскость, пирамиду, куб,
цилиндр и сферу, океан и волны,
подушку под щекою, тонкость свежих
простынь...
империи, их цезарей, Шекспира
И -- самый тяжкий труд -- свою любовь
Как странно: этот розовый кружок стирает космос, воздвигая хаос.


-----

ЗАБЫТЫЙ СОН


Вивиане Агиляр

Неверным утром мне приснился сон.
Изо всего, что видел, помню двери,
а остальное стерлось. Новый день
вобрал в себя и схоронил навеки
какое-то известие, теперь недосягаемое, словно призрак
слепца Тиресия, халдейский Ур
и лабиринты теорем Спинозы.
Я прожил долгий век свой, разбирая
учения философов земли. Известно мненье одного ирландца,
что Бог, чей разум никогда не спит,
хранит в себе любое сновиденье,
и каждый сад, и всякую слезу.
Неверный день, и полутьма повсюду. Пойми я, что осталось ото сна,
который снился мне, и что в нем снилось
и я бы понял все.

-------

Борхес Хорхе Луис. Сон


Перевод Б. Дубина

В одной из пустынь Ирана стоит невысокая каменная башня без дверей и
окон. Внутри -- единственная каморка (с круглым земляным полом), а в ней --
деревянный стол и скамья. В этом круглом застенке похожий на меня человек
непонятными буквами пишет поэму о человеке, который в другом круглом
застенке пишет поэму о человеке, который в другом круглом застенке...
Занятию нет конца, и никто никогда не прочтет написанного


_____________________________
-----------------------

из книги "ПОРУКА"

Борхес Хорхе Луис. Чей-то будущий сон




Перевод Б.Дубина

Что увидит во сне непредвосхитимое будущее? Что Алонсо Кихано останется
Дон Кихотом, даже не покидая своего села и библиотеки. Что минута перед
пробуждением Улисса может быть богаче поэмы о его трудах. Увидит целые
поколения, слыхом не слыхавшие имени Улисс. Увидит сны куда отчетливей
сегодняшней яви. Увидит, что мы в силах сотворить любое чудо, а не делаем
этого, поскольку в воображении оно гораздо реальней. Увидит миры такой мощи,
что трель одной-единственной тамошней птицы может убить там человека.
Увидит, что забвение и память -- действие воли, а не вмешательство или
прихоть случая. Что можно смотреть всем телом, как во тьме померкших миров
-- своих ослабевших глаз -- мечтал Мильтон. Увидит мир без машин и без этой
хрупкой машины -- нашего тела. Жизнь -- не сон, но, как писал Новалис, может
когда-нибудь дорасти до сна.


--------



Борхес Хорхе Луис. Сон, приснившийся в Эдинбурге

Перевод Б.Дубина

На рассвете мне приснился сон, от которого я не в силах отделаться и в
котором попытаюсь разобраться.
Ты уже зачат. На пустынном горизонте -- что-то вроде
пыльных классов, а может быть -- пыльных складов, и в этих классах или
складах -- параллельные ряды школьных досок длиной в километры или тысячи
километров, на которых выведены мелом буквы и цифры. Сколько досок всего --
неизвестно, понятно только, что их много и одни уже исписаны, а другие --
почти чистые. Двери, как в Японии, раздвижные, они -- из проржавевшего
металла. Само строение круглое, но таких гигантских размеров, что со стороны
кривизна незаметна и стены кажутся прямыми. Придвинутые друг к другу доски
-- много выше человеческого роста и доходят до гладкого оштукатуренного
потолка, среднего между белесым и сероватым. Слева на каждой доске -- слова,
следом за ними -- цифры. Слова размещены друг под другом, как в словаре.
Первое слово -- Аар, название реки в Берне. За ним -- арабские цифры;
составленное ими число огромно, но не бесконечно. Оно с точностью
показывает, сколько раз в жизни ты увидишь эту реку, сколько раз в жизни
прочтешь ее название на карте, сколько раз в жизни о ней подумаешь.
Последнее слово, кажется, Цвингли, оно слишком далеко. Еще на одной
бесконечной доске написано neverness, и рядом с иноземным словом тоже стоит
цифра. В этих значках -- вся твоя жизнь. Каждую секунду какой-то ряд цифр
обрывается. Ты исчерпаешь число раз, отпущенных тебе на вкус имбиря, но
жизнь еще не кончится. Исчерпаешь число, отпущенное на гладкость стекла, но
какое-то время будешь жить. Исчерпаешь число отведенных тебе ударов сердца и
только тогда умрешь.
Tags: Борхес, сны, цитаты
Subscribe

  • (no subject)

    тут тоже спрошу: работает ли у вас кросспостинг из жж на фейсбук? у меня - нет. уже некоторое время. при постинге каждый раз разрывается связь между…

  • (no subject)

    Нужна помощь. В очень неожиданном вопросе. Может у кого была подобная ситуация?.. Досталась мне в наследство папина машина. Прошли ТО, оформили…

  • (no subject)

    Я вот редко снимаю на пленку сейчас, даже старые запасы никак не добью. А вот некоторые мои друзья снимают много.. И вот интересуюсь я по этому…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments