___lin___ (___lin___) wrote,
___lin___
___lin___

«Союз ТМА-16М» - «Мы в космос улетаем на работу»



Моя пятая поездка на Байконур – почти нет новизны ощущений - только вспоминаешь и сравниваешь с предыдущими командировками.

Программа мероприятий для журналистов была не очень напряженная - оставалось очень много свободного времени. В гостинице я читал старую фантастику времен первой экспансии – с огромным удовольствием перечитал «Путь на Амальтею» Стругацких, впервые прочел «Пленники астероида» Гуревича. Кино тоже очень хорошо пошло - «Планета бурь» и разные документальные фильмы.

Вылететь без приключений не получилось. Долгое время пресс-служба Роскосмоса решала – давать мне бесплатное место в самолете или нет. В итоге место всё-таки нашлось. На посадке в самолет заметил веселого Майкла Финка.

Байконур встречал новым аэровокзалом и пограничниками, хотя, насколько я понимаю – это, формально, российская территория.

[Spoiler (click to open)]Всех прибывших довольно быстро загрузили в автобусы и повезли в город. Степь до горизонта и серое небо – вспомнился Магнитогорск.

Рядом с закрытым Байконуром, на открытых территориях, строительство – что-то вроде коттеджных поселков. А вот и въезд в город – кажется, будто я был тут совсем недавно.

Изменения заметны и не сказал бы, что в лучшую сторону. Складывается ощущение, что Россия уходит отсюда. Поддерживается необходимый минимум инфраструктуры, кое-где ремонтируются жилые дома, но в целом – город ветшает. Много заброшенных зданий. В плохую погоду весь Байконур выглядит как одна большая заброшка.

В «Центральной» не было мест, пришлось заселяться в бывшее общежитие №5 на проспекте Абая. Заплатил за двухместный номер, купил талоны на питание (в общем-то, зря – лучше бы ходил в кафе неподалеку). Дорого, номер очень маленький (вдвоем там было бы очень тесно), разбито стекло (заклеено клейкой лентой), очень-очень жарко. А в целом – жить можно.

Из-за плохой погоды город казался вымершим – голые деревья, ветер, пустые улицы, трещины на асфальте. В магазине играет блюз – вспомнился Fallout: New Vegas. Блюз умирающего космограда? Или только спящего?

Впрочем – город жив, хотя и не процветает. Это и понятно – космическая экспансия в духе 60-ых сейчас не в тренде.

Удивительно, но на улицах Байконура стало больше машин. Кажется – их намного больше, чем людей.

Вышел к Сырдарье, за которой видна степень – ранней весной это место выглядит уныло, летом там настоящий курорт.

Рядом со странным макетом «Протона» пропали старые изображения, посвященные истории космонавтики – теперь там плакаты от центра Хруничева. Памятник-«Союз» выглядит не лучшим образом – с ракеты облупилась краска. Прошелся по «Арбату» до «Центральной» - напротив гостиницы настоящий дворец Роскосмоса – три года назад его ещё не было.

Даже в старом Доме офицеров что-то открыли, правда, отремонтировали только часть первого этажа.

Первый день оказался каким-то неспешно-меланхоличным. И вообще – без компании на Байконуре не очень-то и весело.






Легкая закуска перед горячим



Новый памятник у аэровокзала



«Дворец Роскосмоса» напротив «Центральной»



Мой скромный номер - трудно поверить, что он двухместный



«Смотри, какой мир яркий без наркотиков» Вид из окна гостиницы







Мой отель



Грустно глядит Королёв на дела потомков



Странный «Протон» и новые плакаты. Уж не с сайта ли buran.ru картинка?















































Орда пришла



Частично восстановленный Дом офицеров


На вывоз ракеты пришлось выезжать затемно - в 5:40 по местному времени (2:40 по московскому). Вот и знакомый КПП на выезде из города, быстро промелькнули огни кислородного завода. За окнами автобуса ничего не видно, да и очень-очень хочется спать. Водитель зачем-то повернул на «двойку» (2-ую площадку) – в ночи, как корабль из забытой фантастики, подсвеченный макет «Бурана» в музее.

На 112-ой площадке у МИКа много людей. Гости, туристы, родственники космонавтов, представители прессы с камерами и мощной фототехникой. Утром в степи очень-очень холодно, хоть и безветренно (удивительно!). После десятиминутного ожидания ракеты, я думал только о том, как бы побыстрее оказаться в теплом помещении. В дальнейшем подобных ошибок не допускал – зря что ли захватил с собой целых два свитера?

Вывоз – медленная процедура. Ракета величественно выплывает из распахнутых ворот, в этот момент забываешь про холод. Железнодорожные пути оцеплены – подойти и сделать хороший кадр почти невозможно, толпа и нехватка освещения тоже мешают. Состав с ракетой продолжает движение, но последовать за ним нельзя – на пути забор из колючей проволоки. Все расходятся по автобусам и отправляются встречать состав у переезда.

За стеной МИК РН «Союз» – «бурановский» МИК с рухнувшей крышей. Там погребен летавший в космос «Буран». Рядом огромный установщик, вдали другие циклопические сооружения – умели когда-то.

На переезде ракету приходится ждать около часа – Солнце успевает взойти. Виден «тюльпан» стартового стола, готовый принять ракету. Холод страшный – из автобуса не выйти.

И вот показалась ракета, сразу начинается жуткая суета – все хотят сделать селфи. Над головой проносятся полицейские вертолеты. Вдоль путей идут люди с собаками, в степи дежурят БТРы.

Состав с ракетой проезжает мимо восторженной толпы буквально за пять минут. Ракета красивая  – и почему-то кажется совсем небольшой, когда есть с чем сравнить.

Погоня продолжается – в этот раз гостей привозят на площадку. С момента моей предыдущей поездки на пилотируемый пуск, режим ужесточили. Вход группами и с сопровождением, фотографировать можно только с определенных точек, слоняться вокруг строго запрещено. В общем-то, наверное, правильно – учитывая такое огромное количество зевак.

И вот – ракета прибывает, отключается термостатирование. Вертикализация – причем как-то уж очень быстро, почему-то кажется, что ракета должна подниматься медленнее. Как только фермы обхватили ракету «за талию», по ним сразу полезли люди – да, до безлюдного старта «Зенита» «Cемерке» далеко.

Все операции проходят как-то буднично, а ведь именно на этой ракете люди скоро полетят в космос!

Утро - 11:30 по местному времени (8:30 по московскому) – а «работа» прессы на уже закончилась – всех повезли назад в город. Могли бы заехать в музей на второй площадке – но туда почему-то не повезли (якобы домики Гагарина и Королёва на ремонт – и вообще – не положено). Хоть я и был в музее много раз, всё равно интересно.

Очень хотелось спать, но я всё-таки решил поесть :) Сходил в знаменитый «Охотничий домик» (или «Щель») – и как-то не впечатлило. Может быть, уже привык дома к вкусному мясу, а может, за несколько лет качество ухудшилось. Да - вкусно - но не безумно вкусно.

Солнечная погода, люди на улицах (и откуда они все появились?). После короткого сна выбрался гулять и фотографировать. Люди одеты лучше, чем несколько лет назад, кроме безумного количества машин появились даже два мотоцикла – ездили кругами по городу. Откуда-то возникли работники ЖКХ и стали что-то чинить и красить. Всё-таки город живет! Сходил в парк – вдруг починили колесо обозрения? Нет, похоже оно всё-таки заброшено. Хотя – может летом и работает? Парк почти пустой – заметно, что город когда-то был куда более многолюдным, чем сейчас. В парке автодром для детей – с очень страшными макетами достопримечательностей разных городов.

Заглянул в книжный на «Арбате» – раньше как-то не доводилось. Вот где нужно покупать сувениры, а не на рынке. Календари, буклеты, магниты, книги, диски, даже подушки с ракетами!

Под вечер в номере за 3000р в сутки полился с потолка в ванной настоящий дождь, даже куски штукатурки посыпались.







Ракета величественно выплывает из распахнутых ворот















«Тюльпан» ждет



В степи утро - видны огромные сооружения - они остались от программы «Энергия-Буран»



















































Местный «Арбат»







Чудо-дерево



























Макет России и Казахстана :)




На следующий день – снова выезд утром – обряд освящения ракеты. На завтраке в гостинице заняты все столы – приехала детская экскурсия. Плохие едоки – всю еду в тарелках оставили. Сидел за одним столом с командировочными из Днемропетровска (Южмаша). Они обсуждали политику – один говорил, что нужно было сразу жестко давить «восток», а другой – что зря не пошли на уступки по языку и федерализации и пролили кровь. Удивительно – но все они были уверены, что злосчастный «Боинг» был сбит украинским самолетом – по их мнению – зря погорячились. Самое интересное – все участники дискуссии переживали, что может больше не быть командировок на Байконур.

Выезжали поздним утром – через тонированное окно автобуса степь выглядела как пустыня в Юте или даже как терраформированный Марс, для Марса сегодняшнего всё-таки слишком много растительности. На самом деле, конечно, таких красноватых оттенков, как на фото через стекло, в реальности нет.

На КПП заметил новые фирменные роскосмосовские урны для мусора в форме ракеты – и кто это только придумал?

Любуясь «марсианским пейзажем» я задремали, и проснулся только тогда, когда мы свернули на дорогу ко второй площадки.

И снова ужесточение режима – подходить к ракете нельзя - фото и видеосъемку можно вести только из-за ограждения - и главное против Солнца! Странный ритуал освящения ракеты космического назначения толком и не рассмотреть - представляю как трудно телевизионщикам – им-то же нужна картинка. Батюшка долго читал молитву, потом пошел вокруг ракеты.

Честно говоря - всё это не вызывает отторжения. Скорее недоумение. Гагаринский старт, звезды на фермах - в честь первого спутника, полета Гагарина, юбилейных пусков. И рядом священник с молитвами.

После завершения необходимых работ батюшка подошел к ограждению и щедро окропил журналистов (естественно – камеры и фототехнику тоже). Внезапно завизжала корреспондентка (нет, не РенТв) - ей холодная капля попала в глаз. Народ тут же начал шутить про то, что ведьму необходимо сжечь!

Кстати – освящают не заправленную ракету. Интересно – а топливо отдельно тоже освящают или так летит?

На обратном пути снова увидел огромные сооружения – то, что осталось от программы «Энергия-Буран» – их размеры поражают!

Полтора часа езды на автобусе для того, чтобы увидеть получасовое мероприятие – обычное дело в командировках. Всё рассчитано в основном на телевизионщиков, которым нужно дать картинку на несколько десятков секунд в очередной новостной выпуск, а вовсе не на пишущих. Для пишущих – пресс-конференция, которая состоялась в тот же день – ближе к вечеру.

В конференции приняли участие основной и дублирующий экипажи «Союза ТМА-16М». В составе основного экипажа - командир корабля, бортинженер МКС-43, командир МКС-44 Геннадий Падалка; бортинженер корабля, бортинженер МКС-43/44/45/46 Михаил Корниенко; бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС-43/44, командир МКС-45/46 Скотт Келли. В составе дублирующего экипажа – космонавты Алексей Овчинин, Сергей Волков и астронавт Джеффри Уилльямс.

Полная расшифровка пресс-конференции будет опубликована в майском номере «Новостей космонавтики» – а тут – просто несколько впечатлений.

Как всегда – привезли слишком рано – пришлось ждать сорок минут. Хорошо хоть относительно тепло и не пришлось бегать туда-сюда - в стиле фильма «Ирония судьбы».

Рядом с гостиницей «Космонавт» появился новый шикарный отель «Байконур» – я его ещё не видел.

Перед пресс-конференцией всех гостей проверяет полиция, стоят грозные автоматчики, над городом летают вертолеты. Меры безопасности куда строже, чем несколько лет назад.

Зал для конференции слишком мал – давка как в московском метро, да ещё телевизионщики камеры вдоль стен расставили.

Я задал вопрос о будущем – какой, по вашему мнению, будет космонавтика через 20 лет? Увы, космонавты не захотели фантазировать. Ответил, причем далеко не развернуто, командир – Геннадий Падалка – «Очень сложно предугадать сейчас, поскольку когда наши коллеги приступили к освоению Луны, насколько я знаю, у Вернера фон Брауна был проект уже в 1980 году высадиться на Марс, а сейчас уже какой год у нас? - 2015, а мы, собственно говоря, только приступаем. Поэтому сложно сказать, но, по сегодняшним планам, в тридцатые годы возможно полет на Марс».

В общем – стратегии нет даже в головах, не то что в документах. Буквально за два вопроса до моего, космонавты сами утверждали, что годовой полет нужен для отработки дальних миссий. Но каких? Немного грустно – не понятно, для чего нужна такая пилотируемая космонавтика? Для чего тратятся огромные деньги – 1/3 бюджета Роскосмоса? Корреспондент радио «Маяк» спросила про научные эксперименты на станции и не получила ответа. Действительно, это больной вопрос – где научная отдача от опытов на РС МКС? Или космонавтика окончательно превратилась в этакий аналог военного парада (причем, без новой техники) и набор ритуалов - сделать то это потом другое - потому что так принято.

Конференция продолжалась недолго - около получаса. У Келли спросили - будет ли он скучать по брату? - он ответил кратко – нет! – потом, правда, всё-таки как-то прокомментировал.

В итоге – реальной работы для журналистов – максимум на час в день. Можно воспринимать такие командировки как отдых, можно заниматься своими делами и не терять время. Всё-таки мне роли стороннего наблюдателя явно недостаточно!



«Сатурн» на «Марсе»























Мечеть на въезде в город







Экипажи «Союза ТМА-16М»:

Основной экипаж:
бортинженер-2 Скотт Джозеф Келли (NASA, США);
командир Геннадий Иванович Падалка (Роскосмос, Россия);
бортинженер-1 Михаил Борисович Корниенко (Роскосмос, Россия).

Дублирующий экипаж:
бортинженер-2 Джеффри Нелс Уилльямс (NASA, США);
командир Алексей Николаевич Овчинин (Роскосмос, Россия);
бортинженер-1 Сергей Александрович Волков (Роскосмос, Россия).



Основной экипаж «Союза ТМА-16М»


День перед пуском – и снова приходится отдыхать – автобус за прессой присылают только вечером – в 18:40, и никаких больше мероприятий не запланировано. Плохо, конечно, что нет экскурсий для прессы по городу (я уже и так всё видел – но ещё раз пройтись не отказался бы).

Самостоятельно сходил на рынок – по просьбе коллеги купил знаменитую местную приправу для плова. Такой ароматной оказалось, что не удержался и себе тоже отсыпал. Среди торговых рядов наткнулся на группу американских товарищей, возглавляемых Майклом Финком – тоже отправились за сувенирами.

Погода была настолько солнечной, что я даже пожалел, что не успел купить темные очки перед поездкой. Прогулялся – мимо памятника Янгелю к самолету Ли-2. Потом, по самой границе города, к монументу покорителям космоса.

Рядом с заброшенным монументом ветер гоняет пыль. Слышно звук молитвы – мечеть у КПП на выезде из города. Добро пожаловать в XXI век. В век, где орбитальные полеты по-прежнему героическое предприятие и где вместо фотонного планетолета «Тахмасиб» летает старая «Семерка». Но грустить бессмысленно - нужно работать и менять настоящее ради будущего - ведь прошлое уже не изменить.

Написал Алексею fiberline шуточную СМС-ку – «Нужно выкупить Байконур и навести порядок» - превратить в научный и туристический центр, восстановить инфраструктуру и жилой фонд, разобраться с водоснабжением, построить отели и монорельс к площадкам, часть площадок переоборудовать в музеи. Алексей ответил – «Готовь счет – оплачу». К сожалению пока наше ООО такое позволить себе не может - но всегда нужно ставить амбициозные цели :)

Прогулялся по бульвару Гагарина – видны следы благоустройства. Вообще, видно, что городом иногда занимаются - но как-то уж очень фрагментарно.

Замечательный обед в кафе с Wi-Fi`ем – и подготовка к вечернему выезду. То, ради чего я приехал на космодром - ещё впереди.

Первый пункт программы - классический выход экипажей из гостиницы «Космонавт» под песню «Трава у дома». И вновь журналистов привезли слишком рано – пришлось толпиться сначала перед воротами, а потом возле дорожки, ведущей от гостиницы к автобусам.

Очередной обыск, да ещё и запрет заходить на газон. Оператору первого канала даже сделали замечание – он сумку неудачно поставил. Оказывается – «космонавт перед полетом не должен смотреть на сумку». А на черные страшные урны для мусора смотреть можно :)

Заиграла музыка – выходят. Толпа немедленно пришла в движение – как только друг друга не затоптали! Когда я наблюдал за подобным в первый раз, эмоций было больше.

И снова подумал – сколько же в нашей космонавтике различных ритуалов, а также правил и инструкций, берущих свое начало в далеком прошлом. Конечно, большинство из них полезны и оправданы. Но оправдан ли такой консерватизм?

Экипажи проследовали в автобус. К его окнам, сбивая с ног родственников, бросились фотографы. Ждали мы торжественный выход около часа – а всё прошло буквально за минуту.

Среди тех, кто выходил из гостиницы глава NASA Чарльз Болден и космическая туристка Сара Брайтман. В толпе пошел шепоток – Брайтман, Брайтман! А вот администратора NASA, похоже, узнали не все.


















Памятник М. К. Янгелю



Унифицированный установщик МБР с МБР МР-УР-100 (15А15)



Ракета защищает любовь колхозника и колхозницы



















Ли-2







Рядом с монументом ветер гоняет пыль















































«По газонам не ходить»



Чарльз Фрэнк Болден - генерал-майор морской пехоты США в отставке, бывший астронавт США, глава NASA с 2009 года















Гостиница «Космонавт»

Журналистов снова распихивают по транспортным средствам – на этот раз везут наблюдать за облачением космонавтов в скафандры. Темнеет. Сразу после заката видна яркая Венера – и почти в зените – Луна и Юпитер.

Даже к Луне люди не летали с 1972 года. Что уж говорить про облет Венеры. Когда состоится первая настоящая межпланетная миссия? Сколько можно наматывать круги вокруг родной планеты? Мы что – в парке на карусели катаемся?

Снова обыск, ожидание на улице (начинает холодать!) – и вот, наконец-то – проходим в здание. К сожалению, помещения очень небольшие. Войти всем журналистам нет никакой возможности. Космонавты за стеклом примеряют скафандры. Специалисты проверяют их герметичность. Мне удалось попасть в группу «избранных» и понаблюдать за процессом.

В комнату неожиданно вошла Сара – но до того, как корреспонденты успели развернуть камеры – её куда-то позвали.

Посмотреть на то, как все члены экипажа будут проверять скафандры, нам не дали. Пришлось покинуть помещение и минут сорок ждать и мерзнуть на улице. Затем буквально минутный выход космонавтов в скафандрах (с характерными, известными по кадрам хроники, чемоданчиками системы кондиционирования в руках), быстрый доклад госкомиссии, посадка экипажа в автобус - и всё.

Дети, которых в самый последний момент привезли посмотреть на торжественное мероприятие, даже не успели замерзнуть.

К сожалению, из-за телевизионщиков которым вечно нужно «перегоняться» (они делают это загадочное действие постоянно и с каким-то извращенным удовольствием) в музей нас не повезли. Повторюсь – я был в музее много раз. Но в тепле изучать экспонаты куда приятней, чем мерзнуть на измерительном пункте. Увы – пришлось поехать на ИП и провести там более двух часов в ожидании пуска.

Ночь, вдали (1,4 км) ракета, изредка звучат команды расчетам. Делать совершенно нечего – работники кафе не смогли заготовить достаточное количество булочек.

Интересный эпизод – Сара Брайтман стояла в общей очереди за чаем – как кто-то заметил – «стоит как простой инженер». В итоге ей даже булочек и бутербродов не хватило – пришлось закусывать чай заранее припасенным MARS`ом. Чай на Байконуре ужасно невкусный - из местной солоноватой воды. Почему-то никто не догадывается использовать бутилированную воду.

Ожидание старта происходит так - вышел на трибуны - посмотрел на ракету - замерз - зашел в кафе. Там ничего нет, но тепло. Стало душно - вышел на трибуны, и так по кругу :)

10 минутная готовность, из музея привезли детей, и сразу стало очень тесно. Все ждут. Как назло испортилась погода. Несколько дней в небе ни облачка – и вдруг часа за два до старта – плотные тучи.

Минутная готовность – люди напряженно всматриваются, наводят фотоаппараты, телевизионщики в погоне за «нестандартными» кадрами сажают корреспондентку на ограждение - она вынуждена «наблюдать» старт спиной.

Отходит кабель-мачта. И вот – свет заливает степь. Ночь превращается в день – и это не преувеличение. Ракета уходит со стартового стола. Тот самый звук, никакая видеосъемка его не передает - звук старта! Ракета быстро уходит в тучи. Люди летят в космос на работу. Эхо мечты об экспансии - кажется, мы не отвернулись от вселенной, а по-прежнему идем по звездному пути.


Облачение в скафандры за стеклом на глазах родных и близких



























«Как простые инженеры»









Небо ещё долго светиться, но зрители уже начинают расходиться. Долгий путь в гостиницу – снова ждали телевизионщиков (из-за них всегда и везде только проблемы) – пересаживались в отдельную маршрутку, обратно в автобус. А как же - кому-то нужно «перегоняться»!

В гостинице были в четвертом часу, а уже в шесть нужно было выезжать на трансляцию стыковки. Утром водитель автобуса почему-то забыл за мной заехать, и мне пришлось ловить машину. За поездку до клуба, где была организована трансляция, с меня взяли 40р. Причем я дал 50 и получал 10р сдачи. И это в шесть часов утра! Московские таксисты - учитесь.

Сама трансляция прошла как в тумане – запомнилось только что перед стыковкой Михаил Корниенко (если не ошибаюсь) сообщил, что планшет сигнализирует о разряженном аккумуляторе. В этот раз космонавты впервые пользовались не бумажными книгами с инструкциями, а планшетом. Выяснилось что зарядка 40% и тревога ложная.

После стыковки в пресс-центре гостинцы «Байконур» состоялась пресс-конференция с участием руководителя Роскосмоса Игоря Комарова и администратора NASA Чарльза Болдена. Тяжеловато конечно - спать хотелось неимоверно!

Посмотрел изнутри новый отель - шикарные интерьеры. Но почему-то на картинке с американским «космическим мотоциклом» изображен «Буран» с сайта Вадима Лукашевича buran.ru, а на лестнице с надписью Роскосмос и российским флагом - фотография Сатурна, выполненная зондом Cassini. Неужели нам нечего показать? Или так изображают международное сотрудничество?

Конференция очень интересная, пишущих очень мало - в основном опять «телевизионщики».

И сходу новость - Россия официально подтвердила продление участия в проекте МКС до 2024 года. А за новостью - настоящая сенсация - рассматривается вариант создания (на основе РС МКС – чтобы не терять новые модули как было с «Миром») новой станции. Причем эта станция может быть международной – как с партнерами по МКС, так и с привлечением новых партнеров (намек на Китай).

Привожу цитату полностью (а расшифровка конференции - в майском номере «Новостей космонавтики») - «Во-первых - принято соглашение о продлении работы МКС до 2024 года. И также мы договорились, что Роскосмос вместе с NASA будет работать над программой будущей орбитальной станции. Будем думать о её облике, задачах в перспективе. Мы договорились о том, что будем обсуждать эти совместные проекты. Так же, на мой взгляд очень важно, что мы договорились о том, что это будет открытый проект и в программе новой международной космической станции смогут участвовать не только нынешние партнеры по МКС. Проект новой станции будет иметь открытый характер – двери будут открыты для других участников, которые пожелают к нему присоединиться».

В общем - по МКС до 2024 года - соглашение подписано. Документ. По совместной станции - «мы обсудили возможность, можно начать проработку» - то есть просто разговоры Болдена и Комарова. Чуть позже Болден сказал, что Америка никогда не отказывалась от возвращения на Луну :) И вместе с Комаровым заявил, что цель - Марс :) Так что - отметили пуск, видимо, очень неплохо.

Были разные вопросы. Когда в качестве туристов в космос полетят российские «звезды» эстрады? - тогда, когда они научаться работать также серьезно, как Сара. Несколько вопросов про сотрудничество, было видно, что Болден также не знает, куда США заведет «Гибкий путь».

Интересно про частников и Луну - ответ Болдена: «Что касается освоения дальнего космоса, всё делается только на уровне государственных программ, потому что это очень рискованно, затратно и не так просто. Такие программы как полеты на Луну и далее, постройка обитаемых станций или баз на Луне - это очень дорогостоящее дело, которое не потянуть коммерческой компании, поэтому собственно такие партнеры как США и Россия уже долгое время планируют осуществлять такие программы вместе.
Однако существуют и исключения - одна из программ, которую мы поддерживаем, будет делаться с привлечением коммерческих компаний - это миссия по захвату и перенаправлению движения астероида. Если нам эту программу удастся сделать, если она будет выполнена успешно - то астероид окажется на орбите Луны. Далее, может быть, мы предложим коммерческим компания заняться исследованием и даже добычей ископаемых на астероиде. При этом мы будем предоставлять им средства, какие-то технологические возможности, для этого».

Говорили про реформу отечественной космической отрасли. На мой вопрос - когда будет представлен новый вариант ФКП - Комаров ответил - ещё месяца два работы (получилось даже быстрее).

После завершения конференции - в гостиницу собирать вещи, да в аэропорт и домой. До встречи, Байконур! Было приятно увидеться после стольких лет разлуки.



Наблюдаем за стыковкой в прямом эфире



Игорь Буренков, Игорь Комаров, Чарльз Болден



 «Буран», что ты делаешь за спиной у астронавта?



Cassini работает на Роскосмос



Новый большой аэровокзал


Спасибо пресс-службе госкорпорации «Роскосмос» и лично Михаилу Фадееву и Игорю Затуле. Нашли всё-таки для меня место в самолете :) и обеспечили сопровождение на космодроме.

К сожалению - за гостиницу, обеды, такси и связь - пришлось платить самостоятельно. У журнала «Новости космонавтики» сейчас денег нет даже на зарплату, не то что на командировочные (почему-то замечательный журнал до сих пор не получил господдержку). В общем - поездка обошлась мне приблизительно в 25 000 рублей. Итог - два материала (расшифровка конференций) в НК, этот отчет и много различных впечатлений.

Tags: Лытдыбр, Прогулки, космос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments