___lin___ (___lin___) wrote,
___lin___
___lin___

Categories:

“Тот взрыв, как эхо, не затих…”

 
В эти выходные мне посчастливилось побывать на космодроме Байконур.
В отличие от первой поездки, на этот раз я ехал не на пуск.
24 октября – день, когда не летают ракеты. 50-ая годовщина трагедии на 41ой площадке космодрома Байконур.
В 1960 году при подготовке к пуску новой баллистической ракеты Р-16 произошел страшный пожар – в огне погибли 74 человека, в том числе главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии М. И. Неделин.
Про эту катастрофу немало сказано в СМИ.
Не буду повторять рассказ в своем ЖЖ, просто приведу ссылки - Рок взял верх над разумом, из Чертока, Катастрофа, После катастрофы.
Каждый год, на годовщину катастрофы, родственники погибших приезжают на космодром.
В этот раз с ними отправился и я.
Вылетали мы на самолете ИЛ-18 с Чкаловского. Спасибо военным за предоставленный борт, и возможность посетить космодром. К сожалению, поскольку на Байконуре остались только гражданские специалисты (за редким исключением), заправляться пришлось по пути – в Оренбурге. Перелёт туда из Москвы растянулся на 2,5-3 часа. Ощущения что я оказался в 60ых, ИЛ-18 - как в мемуарах Каманина! В Оренбурге мы не только заправились, но и прошли паспортный контроль. Интересно, что на военном аэродроме не было трапа, и пассажиры спускались по специальной лестнице. Рядом с таможенным ангаром удалось сфотографировать АН-24. После довольно-таки длительных таможенных процедур мы вылетели на Байконур - полет занял ещё 3 часа. Таким образом, добирались почти весь день.
 
Вот они знакомые места - кажется, что ничего не изменилось с моей предыдущей поездки.
Хотя нет – явно заметны следы празднования 55-летия полигона. Вдоль дороги от аэропорта “Крайний” до города, расставлены плакаты с фотографиями, рассказывающими про прошлое и настоящие космодрома. Да и “аэровокзал” в “лесах” – видимо, идет ремонт.
Неожиданно много кустарников, вообще степь гораздо более “разноцветная”, чем в декабре. Красиво! Говорят, в апреле-мае вообще замечательно – надо обязательно съездить.

В городе наш кортеж (3 автобуса, машины сопровождения ГАИ) отправился в сквер, к братской могиле, где похоронены погибшие в катастрофах 60го и 63 годов. В 63ем, в тот же день 24 октября,  в шахте Р-9 произошел пожар, вызванный парами кислорода. Тогда погибло 8 человек. Врезалась в память надпись “За нашу советскую родину!” над списком погибших.

Остановились мы в бывшем общежитии, прилично, но пожалуй, в “Центральной” немного лучше.
Следует отметить, что для родственников и прессы поездка была практически полностью бесплатной (за исключением страховки). Гостиница, питание (завтрак-ужин), перелет – всё за счет администрации Байконура. Спасибо!
Меня поселили в трехместный номер, причем получилось так, что в нём я был один, просторно и холодно. Уже стемнело, жутко хотелось спать, и я решил никуда не выходить. А кто-то из приехавших успел вечером в субботу искупаться в местных минеральных источниках (при том, что вечером на улице было около нуля).

И вот воскресенье – 24 октября. С утра снова в сквер к памятнику. Там состоялся траурный митинг. Родственники (они съехались со всех концов СССР – многие прибыли из Украины), школьники Байконура, военные, представители Роскосмоса – почти все подходы к памятнику забиты людьми. И конечно, везде цветы.
Митинг начался с молебна за упокой погибших. Странно всё это смотрелось – молебен, надпись “За нашу советскую родину” и прозвучавший позже гимн России (такой же, как гимн СССР). Возможно, когда-нибудь все кусочки мозаики займут свое место и станут чем-то целым, но сейчас связать их довольно трудно.
Ещё деталь - во время митинга модель ракеты Р-9 на памятнике событиям 63го уже металлическая – за день до этого – фанерная, ведь металлическую могут срезать.

Затем колонна двинулась на 41 площадку, к месту трагедии. Снова знакомые ориентиры – байконурский “сфинкс”, антенны системы “Сатурн”, “бурановские” МИКи вдалеке.
На “гагаринский старт” нужно ехать почти ровно на север, а для того чтобы попасть на 41 площадку нам пришлось повернуть на восток. От города – около 1,5 часов пути – можно оценить размеры космодрома. По пути мне удалось увидеть (правда, издалека) второй “союзовский” старт, “зенитовский” Land Launch, открытую крышку “Днепра”.

И вот оно – место трагедии. После пожара площадка не восстанавливалась, старты с неё не проводились. Голая бетонное поле, остатки металлических сооружений и два памятника – небольшой камень и новый монумент, поставленный после того, как был выпущен приказ о награждении погибших Орденом мужества в 1999 году.
На монумент пронзительные стихи – “Мы собрали их души в бесплодных песках и навеки впаяли в безжизненный камень…”. Души вплавленные в бетон площадки и помогающие в посмертии новым поколениям ракетчиков. Ведь после этой катастрофы были существенно пересмотрены меры безопасности при работе с ракетной техникой!

На 41 площадке понимаешь весь накал, всю напряженность работы во время “холодной войны”. Огромное превосходство в зарядах и средствах доставки со стороны США, СССР окруженный военными базами. Ракета на долгохранящихся компонентах топлива требовалась “вчера”. Есть и другое мнение – запуск к 7ому ноября и списки на награждение… Но ведь вспомнить возраст участников пуска – мальчишки! Даже главному конструктору Михаилу Кузьмичу Янгелю только 49! Естественно всем хотелось осуществить пуск к празднику, безотносительно давления со стороны Москвы и трудной международной обстановки. А ещё конкуренция с королёвским КБ, в котором готовили проект Р-9.

Снова возложение цветов, слезы на глазах. Побывав на 41 площадке, начинаешь совсем по-другому относиться к событиям 50 летней давности. Это уже не просто история, про которую прочел в книге.
После мероприятий у места катастрофы, мы отправились на 43ю площадку в столовую (это столовая специалистов Южмаша). Там состоялся поминальный обед. Врезались в память исполненные там песни. Приведу слова песни, исполненной полковником С.Н. Шубиным:

“Буду помнить об этом всегда,
Пусть с тех пор пролегло много лет,
Р-16 должны мы тогда
Запустить, чтоб иметь паритет.
И Никита так сильно спешил,
Всё блефуя про “Кузькину мать”,
Но у нас ещё не было сил,
Чтобы Штаты хоть чем-то сдержать.
Вдруг огромный пылающий смерч
Разыгрался в степной тишине,
И старуха костлявая - смерть –
Унесла всех, как в страшной войне.
Первый Маршал-ракетчик сгорел
И бесследно исчез в вышине,
Он лишь раньше ракету хотел
Дать войскам и любимой стране.
Сотни жертв у “холодной” войны,
Сотни верст обожженной травы,
Мы хотели с ракетой на “Ты”,
А она позволяла на “Вы”.
Опаленные души солдат
И конструкторов грозных ракет
С фотографий тех старых глядят,
Чтоб мы помнили их много лет.
Я стою у гранитной плиты,
Где-то рядом здесь мог быть и Я,
Я был тоже с ракетой на “Ты”,
Но меня пощадила Земля!
Я сегодня всех Вас помяну,
Я сегодня за Вас помолюсь,
Вы погибли за нашу страну,
Чтоб жила наша матушка Русь…”

Затем был показан новый фильм, рассказывающий о тех событиях. Создатели фильма вручили диски с ним всем присутствующим.
Рядом со столовой – монумент в честь первого удачного пуска Р-16.
Удивительно, он состоялся через 100 дней (!!) после катастрофы. Сейчас трудно вообразить подобные темпы.
Когда-то на 43й был военный городок, сейчас только два-три отремонтированных здания, остальное почти руины. Разрушенные дорожки, следы запустения, разбитые окна – очень неприятно всё это выглядит. На полигоне полно таких брошенных, ненужных в данный момент объектов.

После обеда мы поехали в музей на “двойку” – вторую площадку неподалеку от “гагаринского старта”. В музее я был уже третий раз :) Так как в первую поездку на Байконур посетил его аж два раза.
К сожалению, в этот раз очень расстроил рассказ экскурсовода – были перепутаны не только отдельные даты, но и причины и следствия различных событий.
Зато рядом я сфотографировал замечательную кошачью семейку – видимо, это мышееды прикрепленные к музею :)
А домики Королева и Гагарина были в этот раз закрыты :(

И снова долгая дорога до города – с интересными историями в пути. Например, про то, как офицеров “отпускали” с площадок – “Идите, не задерживаю” – а последний мотовоз ушел полчаса назад! Пешком-то топать часов 5-6 минимум.

В городе народ начал расходиться по своим делам, но к счастью удалось собрать несколько человек для посещения городского музея! Я очень хотел туда попасть, ведь в прошлый раз мне не удалось этого сделать.
Экспозиция музея начиналась как рассказ о строителях космодрома и города, но затем пополнилась и другими экспонатами. Среди них обломки первых и вторых ступеней ракет, срезанные с них двигатели, модели космической техники.
Есть и специальный казахстанский зал с юртой. Очень интересен зал посвященный байконурскому поэту Ивану Мирошникову – оказывается это именно его строчки “-Здесь будет старт! – сказал в панаме парень. И топором забил в планету кол.”
Но больше всего мне понравился “планетарный” зал музея! В нём изображены пейзажи планет и спутников, с зондами на них (Луна, Марс, Венера, Титан). Причем на эти макеты посетитель смотрит как бы через иллюминатор космического корабля. Очень красиво и необычно. А напротив – черная комната, в которой светящиеся лампочки-звезды и подвешенные на лесках планеты Солнечной системы (с Плутом). Здорово сделано – ощущение бесконечного космоса.
Да, экскурсовода в музее не было (вечер воскресенья) и я немного порассказывал сам :)

Но день ещё не закончился – почти до часу ночи я разговаривал в гостинице с ветераном-байконурцем Юрием Николаевичем Петровниным (Почетный строитель Байконура, Заслуженный испытатель Байконура). Интересно – по его мнению Н-1 довели бы, и Глушко был очень не прав (это я смягчаю :) ) что закрыл эту программу.

Ещё из услышанного на космодроме:
“Зенит” плохая ракета. Слишком малы коэффициенты запаса, трудно эксплуатировать, и вообще так не делается. Надо “по-дубовее”. Вот такое странное мнение :( 
Батюшка за освящение ракеты получает 100 000р, пилотируемый пуск 150 000р
Через полчаса после взрыва Р-16 “Радио Свобода” о нём сообщило. Причем сказали о нескольких сотнях погибших – видимо знали, сколько людей в боевом расчете Р-7 и его и озвучили.
Обсуждались проблемы с вручениями орденов родственникам погибших. Во-первых, приказа на гражданских специалистов до сих пор нет, во вторых ордена вручаются только родителям или детям – братьям и сестрам не выдают.

Вылетали мы домой в понедельник – снова мучительная дорога, с промежуточной посадкой в Оренбурге.
Грело то, что Гагарин когда-то летел в Москву именно на ИЛ-18.
И хоть оренбургских пуховых платков мы так и не увидели, зато на военном аэродроме заметили пухового кота, который прыгал по полю недалеко от самолета.
Очень много впечатлений и информации получено в этой поездке. Буду ещё долго обрабатывать и вспоминать – в этом бы мне очень помогли ваши вопросы!














 
Я с Юрием Николаевичем Петровниным

 
Виды из окон гостиницы.

 Виды
Виды из окон гостиницы.















 
43 площадка.

































 
Tags: Прогулки, космос
Subscribe

  • «Спутник V»

    «Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя, И обливаясь черной кровью, Она глядит, глядит, глядит в тебя И с ненавистью, и с любовью!...» Сегодня…

  • Традиционные итоги года

    Елка у мамы. Этому новогоднему дереву почти столько же лет, сколько мне. А игрушки некоторые - из детства мамы. Нужно отметить для себя изменение…

  • COVID-19

    Сегодня привез маму домой из больницы. На скорой её не повезли - поскольку экспресс-тест не показал ковида. Перед выпиской сделали повторное КТ -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • «Спутник V»

    «Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя, И обливаясь черной кровью, Она глядит, глядит, глядит в тебя И с ненавистью, и с любовью!...» Сегодня…

  • Традиционные итоги года

    Елка у мамы. Этому новогоднему дереву почти столько же лет, сколько мне. А игрушки некоторые - из детства мамы. Нужно отметить для себя изменение…

  • COVID-19

    Сегодня привез маму домой из больницы. На скорой её не повезли - поскольку экспресс-тест не показал ковида. Перед выпиской сделали повторное КТ -…