Olga Lakhina (___iiiii____) wrote,
Olga Lakhina
___iiiii____

Categories:

Антарктида - 2012. 12 января, день восьмой

Опять не пошли на завтрак, поспали до 10 часов, потом сходили попили чай, провели почту и уточнили планы на день. К счастью, обещанной и ожидаемой ранее 5-метровой волны не случилось, точнее ветер был нам в корму, поэтому никакого сильного шторма мы не ощутили, правда, на всякий случай принимали регулярно таблетки от укачивания.


В 11 часов нам устроили развлечение – шип-шоп, в баре организовали большую ярмарку-продажу одежды и сувениров с символикой Авроры-экспедишн - нашей тур-компании-организатора экспедиции: футболки, флиски, шапочки, перчатки, книги и т.п. Мы с Ирой тоже поддались всеобщему азарту и приобрели футболки, книгу про пингвинов с диском, шарф. Цены достаточно высокие за обычные флисовые кофточки и жилетки, поэтому на крупные покупки тратиться не стали, нам тут и так за одни –и-мейлы бы рассчитаться в конце.

После обеда (паста карбонара и хлеб) готовимся к высадке на остров South Orkney Islands: Laurie Island.

Там есть действующая аргентинская станция, куда нам обещают экскурсию. Вообще высадки очень разнообразят времяпрепровождение. Если бы шли два дня подряд без высадок, мы бы, наверное, совсем заснули – так хорошо укачивает на волнах, спать и спать. А высадки бодрят, да собственно ради них ведь и ехали!

Вы хотели настоящей Антарктиды? Вот она вам! Примерно под таким девизом прошла наша последняя высадка на территорию Антарктиды. Дальше наш путь лежит уже на острова Южной Георгии, и хотя там нам предстоит увидеть самое большое количество и разнообразие пингвинов, официально вчера мы покинули территорию Антарктиды. Но на прощанье полюс холода показал нам, что он так назван не случайно.


На аргентинской станции Оркада лежал сег и бушевала настоящая пурга, с ледяными снежинками-льдинками, впивающимися в лицо, с ветрами, сбивающими с ног. И пейзаж соответствовал: Оркада – первое место, где мы увидели пингвинов и котиков на снегу, а не на мокрой гальке пляжа.

Аргентинская научная станция Оркада находится в нише между огронмыми горами на узком ледяном шельфе, зажатом двумя берегами – от одного до другого можно дойти за 5 минут. На территории станции – десятка полтора построек разных времен и предназначений. Нас, прибывших на зодиаках, распределили по группам в 12 человек, к какждой группе прикрепили аргентинского гида и сотрудников и станции, которые подробно и обстоятельно знакомили нас с жизнью станции.

Именно эта станция Оркада была основана в 1903 году и некоторые постройки, которые сейчас используются не как жилые, а под склады, сохранились до сих пор, конечно же их обновляют и поддерживают в надлежащем виде.

Сейчас на станции живут и работают 17 человек, многие из них совмещают в своей профессиональной деятельности по несколько специальностей и функций. Например, сейсмолог может быть одновременно инженером и механиком, такая многофункциональность и взаимозаменяемость очень приветствуется при формировании коллектива станции. Основной состав живет здесь по году, летом приезжают еще около 25 человек на сезонные работы – покраску и ремонт зданий, пополнение складов. Нам показали мемориальное кладбище станции: здесь похоронены те исследователи, вывезти которых по природным условиям не было возможности.

А перед огромным белым крестом установлены мемориальные бронзовые плиты с перечислением всех составов научных экспедиций всех годов.

Мы побывали внутри одного из современных зданий станции. Внутри оно произвело впечатление более просторного помещения, нежели снаружи. Сотрудники станции рассказали, что иногда они выгоняют все машины на улицу, а огромном гараже играют в футбол - размером он как раз с футбольное поле. Ну и какой же аргентинец без любви к футболу! Нас угостили кофе и поставили на открытках разнообразные штампы с символикой этой станции. Приятно было обнаружить в гостевой комнате станции среди стопок рекламных буклетов об Аргентине большую брошюру на русском языке. Мы с Ирой и Ларисой из команды взяли себе на память и поставили все штампы именно в книгу. Также нам показали музей, в котором воспроизведен быт и повседневная жизнь исследователей в начале 20 века. Представьте себе, несмотря на сложные условия жизни, члены экспедиций обедали за сервированным белой фарфоровой посудой столом, с супницей и ножами, на белой скатерти.



Часть музея занимают чучела представителей местной фауны, образцы почв и минералов, исторические документы.

А это фрагмент узкоколейной железной дороги, по которой в таких вагонетках возили камни по территории станции

В центре станции установлена символическая точка отсчета – высокий столб, к которому прикреплены стрелки-указатели на разные точки земли: Ушуайю, Буэнос-Айрес, Сантьяго…

Мы пошутили: «А где же Москва?». И тут же увидели две таблички-стрелки «Владивосток» и «Мурманск» с указанием километров до них: около 9 и10 тысяч километров. Конечно же мы сфотографировались под этими стрелками.

Это мы с Ларисой из команды "Поляр Пионера":

На территории станции есть небольшая колония пингвинов, но нас больше привлекла колония морских котиков (или меховых тюленей, как дословно перевили английское название). Они расположились по периметру станции, а несколько тюленей удалось понаблюдать и поснимать буквально в метре от себя: они зевали, катались в снегу, чесались и зевали, а один даже рыкнул на нас – видимо, надоели, своим назойливым вниманием.

На одном берегу острова – колония пингвинов, а противоположный берег усыпан замерзшими и обглоданными тушками этих милых созданий, которые в природной цепочке являются пищей для морских леопардов, причем последние съедают их не целиком, а только выгрызают грудки после чего изуродованное тельце выбрасывает волной на берег.

В этой высадке основой программы было знакомство именно с бытом и жизнью станции. Мы побывали в небольшой часовенке.


Повеселились над соседством вот этих двух плакатов, где нижний очень наглядно живописует гнев господен:

Но вот свободно походить по станции и поснимать побольше пингвинов нам не дали – то ли времени не хватило (возможно, лимит пребывания на станции), то ли территория станции не доступна для свободного и праздного шатания по ней, но на этот раз не дали практически свободного времени для общения и съемки животных.

Мы попрощались с приветливым и гостеприимным коллективом станции, и вот она уже видна где-то вдалеке узкой оранжевой полоской.

Вечером уже на борту «Полара» нам вручили по большой красивой папке с информацией о визите на Южную Георгию. И еще раз официально объявили, что мы покинули территорию Антарктиды. Судя по информационным буклетам и проспектам, на Георгии нас ждут рыбалка, знакомство с колониями королевских пингвинов и пингвинов-макарони (это такие с оранжевым хохолком), а про тюленей и вовсе девушки-стюардессы сказали, что их придется расталкивать, чтобы зодиаки пристали к берегу. Также обещаны олени, множество красивых птиц, поход с палатками. Ждем с нетерпением, а пока – двухдневный переход в море.

Удалось поболтать с девушками из команды и подробно расспросить, как они попали на корабль, в Антарктиду и вообще, как люди попадают в эту нестандартную обстановку и образ жизни. Оказывается, большинство наших девушек- поваров, стюардесс, кастелянш – не имеют никакого профессионального отношения к мореплаванию. Лариса – художник по стеклу, Наташа – логистик с двумя иностранными языками, Настя – бывший редактор газеты. Почти у каждой – одно или два высших образования, один или два иностранных языка. Но при приеме на работу на судно никаких обязательных требований относительного специального образования и знания языков не было, просто так совпало. Практически все девушки, кроме Любы – жены боцмана, которая работает и ходит в рейсы вместе с мужем, решили в какой-то момент круто изменить свой жизненный ритм и стиль и отправились на 8 месяцев в плавание. Сделать это может, как выяснилось, любой желающий. Надо подать заявку в СПб, собрать специальный пакет документов, что занимает около двух месяцев и ждать вызова и предложения работы. Насколько я поняла, никакого конкурса или очереди практически нет, берут почти всех желающих, кто прошел медкомиссию и собрал необходимые документы. И все – вперед, на 8, минимум, месяцев, в море, в замкнутый коллектив команды, в трудности штормовых переходов, когда несмотря на качку и морскую болезнь надо работать и выполнять все свои обязанности. Кому-то из девочек такая жизнь пришлась по вкусу и они собираются перезаключать контракт, кто-то счиатет, что 8 месяцев вполне достаточно и больше не планирует продолжать работу на корабле.
Вечером за ужином(баранина и запеченный картофель с кукурузой, банановый десерт) мы угостили наших соседей по столу русскими конфетами «Вдохновение» - с картинкой Большого театра. Параллельно рассказали о театре, его месторасположении относительно Красной площади, ГУМа, Храма Василия Блаженного, Манежа, некоторые знали об этих достопримечательностей, некоторые – нет. В качестве предметов, изображающих основные московские достопримечательности использовали кружки, ложки, стаканы – получилась целая карта центра Москвы, относительно которой начали дальше выстаивать карту мира: пристроили из салфеток и фантиков Канаду, Австралию, Китай… На столе Канада оказалась совсем рядом с Большим театром. Мой любимый австралийский дедушка ужинал с нами, он рассказал, что работает (или работал, или имеет?) в компании по уборке отелей. И что через три месяца он отправляется в очередной путешествие – в Танзанию, покорять Килиманджаро.

Причем он вообще ничего не фотографирует. Говорит, что все у него теперь в голове.
Зено из Китая уже там был пять лет назад, а после Антарктиды он собирается сразу же отправиться путешествовать на Амазонку и в Перу. Судя по разговорам, все только и путешествуют, непонятно, на какие деньги и откуда столько свободного времени? Мы тоже так хотим!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments