?

Log in

самопроизвольный сход снега [entries|archive|friends|userinfo]
Юкка

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] 100 фактов обо мне [Dec. 3rd, 2014|10:30 pm]
Юкка
[Tags|]


Всем здравствуйте, меня зовут Юкка.

1. Ко мне лучше обращаться на «ты», я не люблю самой идеи искусственного дистанцирования.
и еще 99 фактов, написанных по одному в день теплой зимой 2014/15 годовCollapse )
Link81 comments|Leave a comment

(no subject) [Feb. 11th, 2017|08:21 pm]
Юкка
а еще хотела рассказать, как мы ветку обрили
ехали в автобусе быстро, а она как сунется в окно
короче, ветка осталась где росла, а все листики поехали с нами
LinkLeave a comment

«хорошо тебе там отдыхается?» [Feb. 9th, 2017|12:16 pm]
Юкка
Мне не нравится слово «отдыхать».

Не само слово, а его применение к моей нынешней индийской жизни. И вообще к путешествиям: где бы я ни жила, в Гоа, в Таллине или в Амстердаме (кстати, решила вот, что хочу в Амстердам весной, никто не желает присоединиться?) - я отказываюсь называть это отдыхом, жизнь как жизнь, просто в других условиях.
Потому что от чего мне отдыхать? От работы? Но я же не фултаймер, который 11 месяцев впахивает, чтобы потом, получив отпускные, вырваться вон и наконец выдохнуть спокойно. Я беру работу с собой, я работаю каждый день (в этом году я даже 1-го января взялась за свои афиши в 10 утра, не успев сомкнуть после праздника глаз).
От семьи? Наверно, бывают люди, устающие от гомона домашних и жизни в неразрывной связке с ними, и уезжающие, скажем, в одиночестве в горы просто помолчать. Но у меня нет никакой семьи, не от чего и бежать. (А когда появится, очень надеюсь, что бежать от нее не захочется.)
И друзья в радость, и хор в радость, а уж петербургские театры-выставки — ну не от них же мне в Индии отдыхать?
Отдыхают от утомительного, а не от любимого.

Отдых — это вычитание.
Путешествие — сложение.
А приключения и вовсе смахивают на умножение чувств.
Link18 comments|Leave a comment

самый трусливый пассажир на свете [Feb. 7th, 2017|10:37 am]
Юкка
[Tags|]

Боюсь ездить на байке. Даже пассажиром боюсь, а уж водителем лезть в это шивино месиво на перекрестках - и вовсе кажется немыслимо.
Зато вчера нашла новый хинт по езде для трусих. Вставляю в одно ухо наушник с предварительно закачанным в телефон своим вконтактовским плейлистом. Сперва думала, благодаря этому будет просто не скучно ехать, потом — что буду отвлекаться на музыку и забуду бояться, но эффект оказался много круче.
Теперь я примеряю под каждую музыку свой воображаемый взлет — и, знаете, под музыку смерть и правда красна! С Летовым в ушах — чего б да не помереть. С мягкой мантрой "сатана ма" — умрешь как так и надо. Со скандинавским фолком — прямо с трассы да в Валгаллу! Не в страх, а в кайф.
Link15 comments|Leave a comment

книжки. январь [Feb. 3rd, 2017|01:35 pm]
Юкка
[Tags|]



1. И. Бунин. «Окаянные дни». Как я уже говорила, новый год мы встречали революционно, Семнадцатый же, и эта книга, начатая в декабре, перехлестнулась вместе с праздником в следующий месяц, но не могу сказать, что была она мне по душе, ибо столько отвращения и ненависти, сколько было в Бунине к революции, во мне не помещается.

2. Д. Быков. «Квартал. Прохождение». Этой осенью у создателей моего Хора Дурацкого вышла смешная книжка «Глупособие» со смешными заданиями на каждый день. Я рассказывала о ней ilraf на шмоткопати, и ему нашлось чем ответить: быковским «Кварталом», который, по сути, тоже набор заданий, но если Глупособие затея художественно-практическая, то «Квартал» — литературная, и каждый из 90 дней прохождения (квартал в городе здесь совпадает с годичным кварталом) сопровождается авторским комментарием и рассуждением: потому эту книгу хорошо читать, даже если вы не расположены к подобным играм. А вот тех, кто хотел бы именно поиграть в нее, — придется огорчить. Некоторые задания практически несовместимы с реальностью (ну только если вы не сумасшедший богач, сорящий и деньгами, и силами, и временем), а выполнять их выборочно — совершенно бесполезно, как многократно повторяет Быков. Увы, «пособие по развитию шизофрении», как я окрестила эту книжку в начале чтения, едва ли вам по силам! Все самим придется, все самим.

3. Д. Уорф. «Вызовите акушерку». Я пару лет назад очень полюбила этот сериал, и только недавно благодаря kolsanova узнала, что он снят по книге — и по очень хорошей книге! Это бытописание жизни и работы лондонских акушерок 1950-х годов: тогда роды принимали преимущественно дома, и задачей акушерки было не только помочь родиться ребенку, но и предварительно оценить, подходит ли для этого домашнее пространство, познакомиться с семьей, помочь уже родившим матерям — так что по долгу службы они разъезжали по городу на велосипедах, успевая насмотреться на такие разные человеческие жилища, семьи и судьбы! Читается взахлеб.

4. Э. Керет. «Семь тучных лет». Это тот же израильский писатель Керет, чьи рассказы в переводе Горалик я так люблю, но на этот раз не с художественными, а с биографическими текстами. Семь лет, от рождения сына до смерти отца. Небольшие зарисовки — разговоры с женой, конфликты с таксистами, перелеты и встречи с читателями... Человеческая жизнь с очень хорошего ракурса.

5. Г. Крамер, Я. Шпренгер. «Молот ведьм». Удивительная книга. Еще не читав ее, я знала, что это средневековый трактат по демонологии, своего рода инструкция — как выявить ведьму, на что она способна и что с нею делать. Но когда дотянулись до нее руки (а вернее, уши) (спасибо, conponendi, это твой пост стал последней ступенечкой к тому, чтобы за нее взяться) — я была поражена: не ожидала такой псевдонаучности! То есть все эти рассуждения, выводы — они ни в коем случае не берутся с потолка, трактат полон перекрестных ссылок, последовательных логических умозаключений, всего того, на чем строится любая научная работа. Но при этом формальная рассудительность оказывается чудовищно иллюзорна, потому что стоит приглядеться — и за изначальный постулат берется «Всем известно, что если женщина в свой период посмотрит в зеркало, оно мутнеет» — а следовательно, если посмотреть ей в глаза, то луч зла передастся из зрачка в зрачок (ну, как воздушно-капельным путем) и у юноши прекратится пищеварение. Да и сама логика тоже весьма неоднозначна: «Так как у добрых ангелов порядок во всем, следовательно, у злых демонов порядка ни в чем быть не может». «Если муж испытывает слабость в брачном соитии, виноват в этом не дьявол, так как если дьявол имел бы такую власть, то человечество вымерло бы, соответственно, это дело рук ведьмы». К каждому из этих выводов авторы подходят долгим, сложным путем, и их многословие позволяет в точности его наблюдать. Как логик по жизни и как редактор, я тщательнее всего во время чтения следила именно за тем, как раскрывается ход этой антинаучной мысли от причины к следствию, и иногда это было ужасно смешно — пока я не вспоминала, что это текст отнюдь не юмористический, и все жесточайшие пытки и казни — за высосанные из авторитетного демонологического пальца преступления — не фикшн, а настоящая страшная и алогичная жизнь прежних веков. Немыслимо!

6. Н. Гейман. «Осторожно, триггеры». Еще один сборник рассказов Геймана. Мне всегда нравилось, что он предваряет свои тексты хорошими такими человеческими вступлениями (равно как и Кинг в последние годы): при каких обстоятельсттвах к нему пришла идея этого рассказа, как он писал его — то есть тексты его приходят в мир не сами по себе, а в плотной связке с самим творческим процессом, с необрубленной пуповиной — но тут уж он заигрался! Четыре! Четыре вступления к книге, каждого из которых было бы вполне достаточно! Каждый раз, открывая новое, я все больше озадачивалась, а в итоге возмутилась. Что же касается рассказов — хороши рассказы. Вышла книжка-телевизор: читаешь ее читаешь, а потом оп! — и прямо внутри нее внезапно серию Шерлока посмотрел. Или Доктора Кто.

7. Д. Григорьев. «На плечах великого Хималая». ДэГэ, питерский хиппарь-поэт-автостопщик, мне еще в юности полюбился — книгой Господин Ветер, где путешествия его были прекрасны, романтичны, мистичны и веселы — ну как и положено хипповской дорожной жизни. Прошло пятнадцать лет — и у себя же на кухне я наткнулась на еще одну его книгу (к слову, ее оставила девочка Лида, снимавшая у меня третью комнату, а потом внезапно, буквально в три дня, ушедшая в полугодичный средиземноморский круиз), где ДэГэ сотоварищи странствуют по Гималаям. У него весьма своеобразный подход к тексту, он собирает книгу из очень разных кусочков — путевые заметки сменяются полезной информацией, внезапно старинной легендой, стихами самого автора и его друзей, потом новый город и новый исторический экскурс... Это все могло бы стать пятью разными книгами (не по объему, а по количеству сложенных жанров), но ДэГэ собирает их в один довольно хаотичный, но тем и славный коллаж — и, пожалуй, для описания Индии этот принцип подходит идеально. В общем, именно ее спешно дочитывая, я и вдохновилась на путешествие, в котором уже неделю пребываю.

8. Б. Кирини. «Необычайная коллекция». О, это очень странный француз. Читаю уже вторую его книгу, и всегда нахожусь на какой-то неоднозначной грани, где мои чувства так и не становятся любовью к автору, но удовольствия от чтения это не отменяет. Это книга допущений. Фантасмагорических допущений, каждое из которых развивается в рассказ. Что если люди стали бы меняться телами во время оргазма? Что если город начал бы разрастаться не по окраинам, а из самого центра — вчера еще между этими домами было пятнадцать метров, а сегодня уже сто? Но это вставные истории, а основная линия посвящена коллекции удивительных книг: книги, забытые их авторами или не удерживающиеся в читательской памяти; книги, которые можно читать поперек; книги, требующие, чтобы их читали во фраке — и многие-многие другие допущения, каждое из которых становится очень странной историей.

9. О. Камаева. «Ёлка. Из школы с любовью, или Дневник учительницы». Гимн Порядочности. Довольно унылый гимн. На школьную кухню посмотреть интересно, и дневниковые книжки я в целом люблю — но обычно предпочитаю, чтобы персонаж не вызывал у меня тоски.

10. К. Моран. «Быть женщиной. Откровения отъявленной феминистки». Вот Кейтлин Моран тоски — не вызывает! А ровно даже наоборот. Это история становления свободной и веселой женщины — откровенные воспоминания из детства в многодетной семье с множеством сестр, разумные рассуждения о гендере, теле и прочих аспектах свободы личности, история жизни и история взглядов.

11. Ю. Вольфенгаут. «Черные воды Васюгана». А эту книгу я пол-января читала как корректор: это воспоминания учителя Елены Шахтариной (мамы Аленины), которые она перевела с немецкого и собирается издать для русского читателя. Воспоминания, прямо скажем, не из легких: молодые годы Юлиуса Вольфенгаута пришлись на пору репрессий, и он был отправлен из родного Черновица в сибирскую тайгу, где так непросто было выжить — но он сделал это. И выживал дальше, меняя места ссылки, места работы, терпя голод и унижения от власть имущих, и этот суровый путь не помешал ему найти свое признание и стать учителем, а многие годы спустя, 81-летним стариком, он вернулся в Европу и написал книгу о своем долгом и трудном пути.
Link14 comments|Leave a comment

Бродский [Jan. 30th, 2017|03:32 pm]
Юкка
[Tags|]

Из Москвы в Дели я летела самолетом по имени Иосиф Бродский. В последний момент перед переводом телефона в режим полета друг успел прислать мне несколько стихотворений Бродского, посвященных путешествиям по воздуху. На взлете я читала их вслух - но тихонько, едва шевеля губами. Наверно, со стороны казалось, что я молюсь.
Link2 comments|Leave a comment

хор арамболя [Jan. 30th, 2017|02:38 pm]
Юкка
[Tags|]

После сансета шла по краешку воды, смотрю, люди в тесный кружочек столпились. Вдруг, думаю, там бесплатную еду дают или утопленника нашли! Подхожу - а они поют.
Так что хор я себе нашла и на морском берегу. Просидела с ними до полуночи и вот что хочу сказать.
Хорошо быть американским хиппи! У них с 60-х сложился целый корпус текстов для легкого тусовочного пения: сегодня я держала в руках сборник, в котором их было около семидесяти, что ли. Это короткие тексты длиной в 4-10 строк, воспевающие простые и приятные вещи — море, солнце, свободу, любовь; несложные, но красивые мелодии, очень логичные, так что подхватывать можно даже не с третьего прогона, а прямо на ходу; наконец, каждая песня поется по кругу много раз, затягивает только так.

Link10 comments|Leave a comment

Дели - Гоа [Jan. 28th, 2017|12:37 pm]
Юкка
[Tags|]

В аду:
- темно, потому что ночь.
- сбербак, сука, обменял мою визу-классик на визу-электрон, я не заметила, а теперь здешние банкоматы ее игнорируют.
- обменников нет, я без копейки.
- интернета нет, и ужасно одиноко.
- если выйти из аэропорта (где остались обменники) - обратно не пускают.
- если войти в другой аэропорт (откуда улетать) - оттуда уже не выпустят.
- карты города нет и неизвестно куда ехать.
- если три часа кататься по кольцевой метро, то потом оказывается, то жетон был с лимитом времени и охранники вообще никогда не видели человека, который провел под землей три часа, и не знают, на сколько его штрафовать.
- я заблуждаюсь в трущобах.
- обменников все еще нет, я закладываю чемодан за 50 рупий и теперь мне надо его выкупить.
- интернета нет, и не с кем посоветоваться.
- вокруг все гудят, лают, кричат.
- под ногами жидкая грязь, слипоны дырявы и мокры.
- нога болит все сильней.
- рикши пристают.
- очень хочется есть и пить, вокруг папайи, а мне не на что их купить.
- очень хочется спать, есть и пить и в интернет!
- очень хочется разрыдаться.

Но не все ж рыдать, разрулила.

В раю:
- человек находит в метро полторы тыщи рупий, говорит: "вы уронили". Я благодарю, убираю в сумку, ругая себя, что еще и норовлю потерять последнее. Чуть позже, придя в себя, выясняю, что они были не мои.
- человек в аэропорту дает мне сорок минут интернета, и в диалоге с Сашей меня наконец отпускает.
- человек на электромобиле видит, как я хромаю, и везет меня к нужному гейту по коврам на бесшумной машинке, на которой я всегда мечтала покататься.
- человек в самолете предлагает мне место у окна и заботится обо мне всю дорогу.
- другой человек в самолете назначает меня ответственной за аварийный выход и проводит личную подготовку по открыванию выхода и спасению людей.
- человек Лана встречает меня в аэропорту и два часа везет на байке в дом, полный других совершенно замечательных человеков, которые сидят на берегу реки, едят жареных креветок, смотрят психоделическую анимацию, гладят собак, много смеются и выглядят и звучат так, как будто они всегда были моими друзьями.

В Гоа пахнет кострами, навозом, благовониями, цветами, водой, землей, бананьими шкурками, свежестью, маслами, куркумой, теплым ветром. Ветер поет в каждый забор, мимо которого мы пролетаем, а звук скутера по-разному отражается от поверхностей вокруг шоссе, и всю дорогу я изучаю эту музыку и этот ритм. На гребенке лежачих полицейских я пою сама.
Link39 comments|Leave a comment

Дом, который построил Свифт [Jan. 27th, 2017|06:06 pm]
Юкка
А еще я наконец благодаря spbblog попала в Молодежку! На спектакль Театра Дождей "Дом, который построил Свифт" по пьесе Г. Горина, основанной (в чем-то) на реальной истории англо-ирландского писателя-сатирика, философа, поэта Джонатана Свифта — автора "Путешествий Гулливера" и других произведений, полных едкой сатиры и тем опасных. Однако если в жизни он утратил душевное здоровье и онемел после инсульта, то здесь это становится лишь способом его друзей спасти Свифта от преследований властей: они притворно возмущаются вместе с общественностью его новыми сатирическими текстами, потому что — только сумасшедший может такое написать! — но на самом деле это сумасшествие лишь защита, вуаль, прикрывающая ясный критический ум, слишком резкий и вольнодумный, чтобы считаться здравым.
На годы замолчавший, Свифт не произносит слов, но персонажи его книг, его мнимого безумия, прорываются в дом из сознания без посредства речи. Йеху, лилипуты, великаны и гуингнмы, все они являются писателю — и зрителю — у них в том же доме своя удивительная жизнь, в меру сюрреалистичная. Круг плетеной сетки, как рыболовный сачок, свисающий в центр сцены, становится стаканом, в котором тонут лилипуты, и клеткой, и рамой.
Вымысел настолько же тесно сплетен с реальностью, насколько близки к порочному, несправедливому миру самые фантасмагорические книги Свифта. Все происходящее в доме декана — многоуровневая мистификация, в которой так непросто оказывается разобраться присланному для освидетельствования душевной болезни Свифта неопытному психиатру доктору Симпсону — в которую проще погрузиться, став еще одним фантазийным персонажем, обитающим в доме.
И быть этому зрителем — увлекательно и печально, но это уместная, полезная печаль.
И теперь надо бы Свифта перечитать.

LinkLeave a comment

Пункт назначения [Jan. 24th, 2017|12:40 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Моим 22-м квестом стал "Пункт назначения" от компании InGame — мы уже играли у них в "Арктическую станцию", и это было очень круто построено технически. "Пункт назначения" оказался не таким цифровым, но это даже хорошо — мне как кинестетику, всегда приятно, когда есть что пощупать, потаскать с собой в руках: особенно, когда в квесте царит полутьма, воспоминания остаются преимущественно телесные: память прикосновения к жухлому колючему сену, к гладким тяжелым черепам, к электрической свечке, которая при этом на ощупь была словно восковая, к оторванным конечностям, которые я так и таскала с собой по квесту, как талисман, — лишняя рука никогда не лишняя!
Идея игры такая: некой компании было видение, что в этом самолете лететь не стоит, и они, пока не поздно, сошли. Самолет разбился вдребезги, но сила чудесного спасения оказалась не слишком долговечной: как заколдованное золото наутро рассыпается трухой и лягухами, так и этих друзей, чудом отбившихся от коллектива, обреченного на авиакатастрофу, смерть начинает подбирать по одному, стараясь никого не упустить. А кого она заберет первым, какой для этого изобретет способ и есть ли шанс избежать ее второй раз — над этим и придется подумать, выбираясь из квеста.
Квест рассчитан аж на шесть человек — и в нем достаточно просторно, так что для всех шести находилось место и дело; профессионального уровня (а раньше-то я их боялась!), и мы — вышли за 56 минут! Ура!

LinkLeave a comment

москва [Jan. 23rd, 2017|02:28 pm]
Юкка
[Tags|]

Привет, москвичи! А не хочет ли кто-нибудь со мною где-нибудь затусить ранним вечером 24-го или днем 25-го января? Буду у вас проездом по пути в Индию, жажду общения )
Link11 comments|Leave a comment

книжки. декабрь [Jan. 16th, 2017|12:22 pm]
Юкка
[Tags|]



1. О. Сакс. «Зримые голоса». Ну вот, кажется, я дочитала последнюю неосвоенную книгу Сакса, а новых уже не будет, как же жаль. Это книга о глухих и о способах их коммуникации — как друг с другом, так и со слышащим миром; взгляд на тему и с культурной, и с социальной, и с нейрологической точек зрения. Исторические факты иногда ужасно расстраивали — оказывается, жестовый язык не раз запрещали, лишая глухих способности развиваться, закрывали учебные заведения для людей с нарушениями слуха — и в том числе это рассказ об их борьбе за свои права. Кроме того, это рассказ о самом жестовом языке — к сожалению, без примеров, поэтому, многократно описанный, он все равно остается довольно закрытым для понимания теми, кто вне темы: так, например, его вариативное богатство (в некоторых вопросах превосходящее возможности устной речи!) не раз провозглашается в тексте, но каким образом оно может быть достигнуто — лично я так и не поняла. А самой ценной для меня вещью в книге стала информация о том, каким образом вообще появляется и развивается грамматика — как жестового языка, так и любого другого (при помощи детей); тема, что дилетант воспринимает что угодно: музыку, живопись, речь, азбуку Морзе правым полушарием, а как только врубится во внутреннее устройство системы — в работу включается левое; и самое любопытное, что дети способны начинать разговаривать на языке жестов уже с четырех месяцев! Сколько же времени теряют родители, дожидаясь, пока у ребенка созреет речевой аппарат! В общем, хоть тема мне, к счастью, не близка в практическом смысле, но заглянуть в нее было интересно чрезвычайно.

2. Н. Огнев. «Дневник Кости Рябцева». У-ди-ви-тель-на-я вещь. Эта книга была написана и издана в 1920-х: дневник старшеклассника в революционной России. Удивительная речь — просторечная школярская резкость, пересыпанная емкими советскими понятиями: ход вещей он оценивает согласно их "идеологической выдержанности", людей — с учетом социального происхождения и так далее. При этом книжка весьма откровенна в отношении "решения полового вопроса" — и так странно читать в советской книжке многодневные переживания мальчика о своем излишнем пристрастии к онанизму или описания долгожданного первого секса среди свежесодранных кошачьих шкурок. Грубость со взрослыми (шкрабами - школьными работниками) и с "дивчинами", преданность революции, наивность суждений и мощная убежденность в их правоте — герой получается очень цельный, а от книги — решительно невозможно оторваться.

3. Г. Д. Робертс. «Шантарам». А с «Шантарамом» — он огромный! — я проходила в ушах полноября и весь декарь, и описания Индии грели меня так, что хотелось пройтись подольше даже по снежной улице, лишь бы продолжить слушать, что дальше, дальше. Это большая, сильная книга — про человека, который сбежал из тюрьмы и думал скрыться в Индии, и про его жизнь там, в индийском обществе, очень подробно, густо и насыщенно. Поначалу книга привлекла меня именно узнаванием — описанием знакомых мест, повадок таксистов, общительности индусов — а потом, наоборот, рассказом о тех сторонах индийской жизни, которой мне, белой девочке, никогда бы не удалось узнать иначе чем из этой книги: о жизни в трущобах; о то, чем занимаются прокаженные; о кошмарной индийской тюрьме. У нас несколько лет назад посадили в мумбайскую тюрьму русскую девочку. Ее нашли и выкупили через полгода, но она не смогла рассказать, как там, — она больше не говорит. После «Шантарама» стало понятно, почему.
Жизнь борделей и мафии; бедняков и философов; наркопритонов и монастырей. А стоячие монахи! Они дают обет никогда не садиться и не ложиться, спят, подвязывая себя к потолку, умирают в мучениях с некротизированными ногами через несколько месяцев своего служения. А слепые певцы! А ледяные горы Афганистана!
Он прекрасно описывает, этот автор. Так, что как будто действительно видишь это своими глазами, и с почти документальной тщательностью, в результате чего становятся намного понятнее совершенно недоступные стороннему человеку вещи. И герой его, даром что преступник — не злодей, а действительно хороший человек — и потому из его глаз смотреть на мир особенно приятно.

4. Д. Варламова, А. Зайниев. «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города». Очень толковый научпоп о психических заболеваниях — мне кажется, совершенно необходимая каждому база. Мое-то окружение в целом неплохо разбирается в проявлениях и патологиях психики, а вот стоит высунуть нос чуть дальше любимого круга и начинается — "антидепрессанты изменят твою личность навсегда, психиатр сразу же поставит на учет, депрессия это просто потакание своей лени, с невротиком опасно оставлять детей". Наконец-то есть книга, в которой теоретическая база рассказывается предельно внятно: какие бывают заболевания, чем они различаются, отчего происходят, как лечатся — и все это простым живым языком, с самую малость картонными, но все равно замечательно наглядными примерами. Плюс информация отлично систематизирована. Вышел очень хороший учебник.

5. А. Мариенгоф. «Мой век, мои друзья и подруги». А это мы 17-й год встречали, и в рамках подготовки нужно было дополнительно проникнуться духом эпохи. Алень посоветовала Мариенгофа — и я с удивлением поняла, что хотя и полюбила «Циников» и «Роман без вранья», но дальше в чтении его книг не продвинулась, так что эта пришлась очень кстати. Это мемуарная проза, вторая часть «Бессмертной трилогии»: Мариенгоф пишет о жизни так, как воспринимал ее, ярко, живо, остроумно — но и трагически, потому что ничья судьба в те времена не была проста. Мне еще третья книга из трилогии осталась, надо будет не забыть.
Link22 comments|Leave a comment

вина [Jan. 16th, 2017|11:01 am]
Юкка
Вместо клоунады вчера было актерское мастерство, а на нем — задание отругать друг друга.
Всерьез, не по-клоунски — но используя слова даже не из воображаемой ситуации, а из окружающей обстановки.
Набираешь внутри разочарования и гнева:
— Я тебя десять раз предупреждала, что тут ковры. Полосатые ковры! А на них елочки!
Виноватый опускал голову, говорил «я больше не буду», сжимался и исчезал.
А ты продолжаешь, раздраженно:
— Кирпич у нее белый! А ковра-то на нем не висит!
*убито, потерянно, едва слышно*
— Не висит...

Многие плакали, я в том числе. И сама довела девочку до слез тем, что бахрома.
Оказывается, очень просто почувствовать себя несчастным и виноватым. И очень просто устроить кому-то выволочку. И слова действительно совершенно не важны, эмоции — ненаигранные, искренние, мгновенно следуют за интонациями.

Наглядная иллюстрация того, как вымышленность вины не отменяет реальности этого чувства.
Link20 comments|Leave a comment

(no subject) [Jan. 14th, 2017|02:30 pm]
Юкка
Мне нравятся люди, которые играют в настольные игры, потому что они:
а) умны;
б) не слишком.
Link7 comments|Leave a comment

а я - в Индию! [Jan. 13th, 2017|09:30 am]
Юкка
[Tags|]

Уникальное предложение! Не проходите мимо! Пойте и пляшите! Не стойте под стрелой!
Ищу себе заместителя. Не желает ли кто-нибудь поселиться в центре Питера, в безумной комнате, на полтора месяца? С 25 января по 10 марта. Цена вопроса 15 тыщ рублей за весь срок. Метро «Площадь Восстания». В наличии вай-фай, стиралка-посудомойка-мультиварка, душ на кухне, два прекрасных человека в соседушках (в дальних комнатах), конь-водовоз, коллекция настольных игр и всякие иные блага.

Link17 comments|Leave a comment

кино [Jan. 11th, 2017|04:17 pm]
Юкка
Один из самых сюрных дней в моей биографии.

Петь на бабушку в густом тумане. Звенеть на бабушку в густом тумане. Сидя на огромном столе, слишком высоком, чтобы забраться на него самостоятельно, поэтому нас забрасывали на него мальчики, петь в туман импровизацию. Бряцая треугольниками, сомнамбулически бродить в луче света вокруг пятиметровой конструкции, на вершине которой играет испанский скрипач, вслед за бабушкой, шаркающей в никуда с огромным зеркальным шаром в руках. Издавать громкие протяжные звуки. Снова забрасываться на стол. И так три удивительных часа. В Петергофе, в снегах, в потайной резиденции.

Это мы с хором снимались в кино. А еще мы ехали туда и обратно в детском вагоне электрички. В нем занавесочки, бабочки на окнах, все лампы под потолком разного цвета, на стенах мультгерои, а в голове вагона — стол с игрушками и полки с книжками. Узнала, что Успенский писал о Красной Руке, Черной Простыне и Летающем Шприце, который убивает наркоманов.

Link9 comments|Leave a comment

Для танго двое не нужны [Jan. 9th, 2017|12:33 am]
Юкка
[Tags|]

А еще мы со Стасей посетили петербургские гастроли московского Театра.Док — театра, в котором нет придуманных пьес, только ральная жизнь — и не замаринованная в банку с формалином, а настоящая, живая, прямо перед вами. Ходили на открытие — спектакль "Для танго двое не нужны". Это, конечно, совершенно удивительно. На сцене — Марина Клещева, играющая сама себя — да не играющая, а просто рассказывающая, пропевающая свою непростую судьбу: несколько тюрем, несколько мужей, один другого краше: для того, чтобы сменить один семейный период на другой, мужу достаточно было лишь сменить кепку, перегар, пьяный взгляд, шальной и унылый, руки, разведенные в "ну чё уж..." — все повторялось из истории в историю. А Марина говорила о любви. От самой первой, когда она девочкой-подростком, влюбившись в едва вышедшего из колонии вора с печальным взглядом, сбегала из дома по водосточной трубе, — до последнего мужа, который сперва пропал (как все), а потом сел — да тоже, в общем... И о любви в женской тюрьме — сумасшедшей, пронзительной.
Хорошо, что от первого осталась гитара. С ней Марина прошла жизнь и в каждой тюрьме, каждому мужу пела — пели и мы с ней. Подпевали простенький и смешной припев подростковой ее песенки:

Любовь бывает зла шау-бау-ба
Полюбишь и козла шау-бау-ба
Но знаю наперед шау-бау-ба
Кто любит тот поёт.

Наивно. Трогательно. Бесхитростно. Как и вся история жизни. Не прикрытая ни ложным смущением, ни левыми понтами, с задорным матерком: "дома ждала мать с пиздюлинами" — ну правда, из песни не выкинешь слова — она складывалась в очень подлинное и цельное переживание. И при этом рассказ не был исповедью, пусть горечи в нем и хватало, но тоски, безысходности — не было ни грамма. Потому что вот для этой самой любви и правда оказался не нужен дополнительный человек, в героине самой — столько этой простой веселой любви, не к человеку так к песне, к самой жизни, что всем, кто смотрит и слушает, и пытается подпевать — перепадает щедрый ломоть простодушной радости. Спасибо. Это честно и ценно.

Link7 comments|Leave a comment

опасность чтения [Jan. 6th, 2017|11:07 pm]
Юкка
Берегитесь чтения.
Чтение опасно.
Я знаю историю о человеке, который зачитался в электричке, скрутившись в уютной позе, и не заметил, что пережал себе артерию. Это уловил через полтора часа пассажир напротив, когда у читателя совсем уж нехорошо посерели лицо и губы, спросил, все ли в порядке, тот наконец отвлекся от книжки — и понял, что у него половина тела онемела так капитально, что еще бы полчасика — и краш-синдром, вызывайте катафалк.

Я, конечно, отличилась не в той же степени — но в том же направлении. Вчера присела на диван с книжечкой про лондонских акушерок 1950-х годов, подогнув под себя ножки. Было так увлекательно, что даже тикающие сообщения вконтакте не манили меня посмотреть, кто там написал. Через пару часов захотелось чаю. Я отправилась на кухню, отметив, что левая нога шагает как-то странно, но подумав, что фигня, затекла — и только когда шаге так на двадцатом колено гуркнуло на всю кухню, пытаясь вернуть сустав на место — и промахнулось, и пришлось то же самое повторять еще раз поаккуратнее — поняла, что все эти два часа организовывала себе плавный незаметный подвывих, а потом еще успела на этой искаженной конструкции пройтись!

В общем, сегодня еле хожу. Отменила прогулки и тренировку. Залезла в постель.
Что тут поделаешь, приходится читать еще больше!
Link38 comments|Leave a comment

олень [Jan. 6th, 2017|05:10 pm]
Юкка
[Tags|]

Подарили мне на новый год оленика-золотые рожки.
А я его апгрейдила!

Link23 comments|Leave a comment

флешмоб [Dec. 28th, 2016|04:24 pm]
Юкка
[Tags|]

вопросы от motorhead75

1. Если была возможность узнать будущее (правдивое), воспользовалась бы случаем или решила бы дальше жить как есть?
Воспользовалась бы непременно. Во-первых, такой бы был соблазн попытаться его изменить. Во-вторых, можно было бы заранее с чем-то смириться — и пустить энергию в другую сторону. А полная неизвестность все же заставляет меня адски недоумевать, как же оно все-таки сложится.

2. Что за звери эта "тысяча зайцев"?
Это чорные мертвые зайцы, которых Мазай собирал уже утопшими. Они хоть и мертвые, но весьма активны, в том числе в размножении, манипуляциях. И разрушили его жизнь и семью. Это в детстве у меня такая сказка была. Одна из первых опубликованных, пусть и в самиздате. И уж точно впервые меня попросили тогда ее проиллюстрировать: я тогда как начала этих зайцев рисовать, так уже и не останавливалась.

3. Если бы тебе предложили на выбор работу в цирке, что бы ты выбрала?
А я уже работаю в цирке! Верстальщиком. И мне это очень нравится, особенно когда приходится делать афиши огромные, семидесятиметровые, которыми весь цирк можно вокруг обернуть! А еще когда-то в юности пыталась устроиться в Автовский цирк администратором, но взяли кого-то более опытного — пожалуй, если бы все-таки повезло мне, это могло бы сильно повлиять на мою судьбу.

4. Ты сова или жаворонок?
Я такоэ. Мой идеальный режим — ложиться между полуночью и часом, просыпаться между девятью и десять. Как по мне, это самый оптимальный график сна из всех возможных — ни солнечного дня не теряешь, ни вечерних тусовок.

5. Что бы ты предпочла — стать рок-звездой или актрисой?
Рок-звездой. Можно без стадионов, лишь бы уметь писать хорошие тексты и петь. Актерское дело меня не привлекает, потому что мне скучны повторения: когда я ходила в театральную студию и мы перешли от упражнений по актерскому мастерству к непосредственно репетициям, я сильно приуныла, поняв, что один и те же слова, жесты, движения надо будет повторять раз за разом, раз за разом на протяжении нескольких месяцев, — и сбежала.

6. 2 плюс 2 равно 4 или 5?
Четыре, четыре. Слова куда больше подходят для постмодернистских игр, чем цифры.
Link22 comments|Leave a comment

театр.док [Dec. 28th, 2016|03:11 pm]
Юкка
[Tags|]

Театр.док в Питере!
Я точно пойду на спектакль про женскую тюрьму и думаю про остальные. Кто со мной?
Link6 comments|Leave a comment

2016 [Dec. 27th, 2016|06:33 pm]
Юкка
[Tags|]

А год... Ну что год.

Мы встречали его с Текибо и температурой. Я непрерывно кашляла, а ровно в полночь меня затошнило, на чем я сочла неуместным акцентировать внимание и просто предложила поднимать тост лежа, сойдя за эксцентричную особу.

Зиму и полвесны я прожила у него, в Гусях, на самом краешке города в трех минутах пешком от леса, на двадцатом этаже с чудесными закатами, бассейном под окнами — и полным отсутствием всего остального. Я учила себя "не бежать — полежать". Было уютно, было нежно, было тихо и едва ли не впервые в жизни — очень спокойно. Училась ценить это спокойствие — но не научилась. В объятиях было совершенно чудесно скрываться от мороза, но стоило солнцу расцвести, внутренний моторчик стал тарахтеть все сильнее и чаще — а когда он набирает обороты, совершенно необходимо пускать его в действие, иначе он начнет перемалывать все что придется. Я перечитываю сегодня дневник за весь год, я вижу первые звоночки в феврале, и вижу, как в марте это раскрутилось в огромный жизненный кризис. Я хотела продолжить путь вдвоем. Я не знала как. Как в сказках, за правдой я отправилась за тридевять земель в тридевятое царство.

И была моя всегда вскрывающая мозг Самара, и незнакомая Казань (Казань я очень, очень полюбила), и любимая Москва — города и люди и разговоры. Крыло невероятно — то мне кажется, что только в кризисе среднего возраста может так крыть собственным существованием, то я вспоминаю подростковые времена — и там, пожалуй, было еще крышесносней. Забавно, что кризис не то чтобы меняет жизнедеятельность. Ты общаешься с теми же, действуешь так же, но внутри при этом происходит такой мощный конфликт между "все хорошо" и "всё зря", существующими в параллели, разрезающей сознание надвое, что уж проще действовать непрерывно, чем остаться наедине с этими мыслями — но бесконечное время в поездах и все эти душевные разговоры не способствовали тому, чтобы отрешиться от собственной сути, так что я ехала за правдой, получила правду, не сумела с этой правдой совладать, вернулась в еще больших кусках, чем уезжала.

Мы еще пожили вместе. В мае я крайне неудачно съездила на Систо, едва ли не поставив точку в моих отношениях с лесом — ночами было невероятно холодно, и если в первую из них меня хотя бы согревал бочком самарский дружище, то на вторую я промерзла до костей, заболела и потеряла голос — и всю третью ночь сидела у костра, не решаясь от него отойти в холод, слушая бесконечные чужие амфетаминовые беседы и не имея возможности вставить в них хоть слово! Наутро сбежала в город, поймав на трассе машину с компанией, достойной артхаусного фильма — двое пацанчиков, веселый толстый мусульманин, трэш-принцесса и маленькая собачка. Они были непредсказуемы и требовали смеяться, и я довольно искренне (но сипло) смеялась.

В мае вообще как-то много было неудач. Не срослось с Ночью музеев. Случилась тяжкая история с гостями. В конце месяца Текибо наконец решился ответить на мое предложение съехаться где-нибудь поближе к центру — потому что зимовать в его окраине хорошо, а в теплое время просто необходимо жить в гуще событий — отказом.

Стоп. Я драматизирую. Я углубляюсь в огорчения и даже поверхностно не отмечаю классных вещей — были же спектакли, выставки, вечеринки, квесты, прогулки? — еще как были (и продолжаются), в огромном количестве, и я чувствовала себя на них счастливой день за днем, час за часом! Но фоном осталась печаль. Можно я не буду кривляться и продолжу описывать, как чувствую? Можно-можно.

В начале июня я поняла, что из всей прочей деятельности мне доставляет наибольшее удовольствие пение! Прошла прослушивание в хор Cantiamo и стала два раза в неделю посвящать свои вечера встраиванию в их многоголосие. Пели в витражной башне, две стены — сплошь окна, и можно было пропеть каждый закатный луч. Пели довольно сложные вещи, классику и церковные песнопения, и спиричуалы, и это невероятно звучало изнутри, и я нашла свое новое счастье в музыке — не то чтобы впервые: зачем я столько лет этого не делала?..

А вот с Текибо мы расстались.

И милое мироздание тут же торопливо унесло меня в восьмидневный пятизвездочный круиз, не дав и пары дней на страдания. Там было потрясающе: что ни день, то новый город, новый сход на берег нового города, шлюзование, удивительные активности, это ли не счастье!

Спустя месяц я поняла, что потеряла, и попыталась все вернуть, но обратного ходу не было.

Но вот это событийное счастье — оно длилось и длится. После круиза был Сочи с дружелюбными бандитами, Абхазия с горными автостопными приключениями — всё это стало замечательным финалом лета, вся эта зелень, всё это море; меня нисколько не огорчало, что я в этой гуще без спутников, потому что горы, море и незнакомые города зачастую оказываются лучшими собеседниками, чем человеческие существа. И восторг авантюризма! (Я купила билеты внезапно, меньше чем за сутки до отправления, и это очень сильно меня подстегнуло, напрочь выкинув из печали.)

Осенью был Петрозаводск с прекрасным Кивачом и капсульным хостелом, где ты лежишь в своем отсеке, как вещь на полке шкафа. Осенью же Таллин — с точно так же спонтанно купленными билетами, я еще и проснуться не успела, как обнаружила, что сонные пальцы нажали кнопку "Беру". И я всей собою полюбила этот город и эти каменные стены и крепости, и мечтаю вернуться туда, чтобы показать кому-то Батарейную тюрьму, самое страшное место из всех эстонских музеев, противоречивый абандон на самом берегу моря, с кассой на входе, гнилыми койками и свежими граффити. Я нашла там пошивочный цех и взяла на память тюремную робу. Ношу.

Осенью держала новый пост — без алкоголя, секса и встреч с предметом печали. Мои посты всегда сорокадневны и на выходе приносят что-то новое. Обычно, собственно, мужиков. Но тут вот нет. Здесь мне достался новый хор — Хор Дурацкого при Театре имени Которого Нельзя Называть. Бросила ради него свой предыдущий классический хор, переметнувшись от серьезного к смешному, и вот уже четыре месяца пою с ними и счастлива неимоверно. Мы много выступаем, наши люди милы, свободны и уморительны. Хормейстер машет нам не обычной дирижерской палочкой, а крабовой! В репертуаре — Цой, Бах, Буланова, русское хороводное, католические мантры и нарочито оптимистичный блюз. Я солирую в трогательной зомбической песне "Сдохнуть под сосной" и делаю звонкое инопланетное ПИУ! в песне про космос. И скачу зайцем, если приходит время скакать зайцем. И учусь быть клоуном каждое воскресенье поутру. Мы съездили на гастроли в Петрозаводск (да, я два раза этой осенью побывала в Петрозаводске, первый раз их посмотреть, второй раз себя показать), и каждый месяц выступаем на Тупом Кабаре, и, в общем, это моя смешная и музыкальная жизнь, и это главное продолжительное событие в моей 2016-й судьбе.

На теплоходе я читала книгу, из которой вынесла одну очень странную цитату: "Я все время был слишком счастлив, чтобы понять, как я несчастен". Я делюсь на два четких слоя.

Я умею чувствовать счастье. В событиях, которых много и которые ярки. С друзьями, которые действительно лучше всех. Умею черпать счастье из совершенно абстрактных или совершенно простых вещей — красного ведра на черном заборе; хлопка снега, мягко ударившего по маковке человека, ищущего в моей арке посольство Перу; кассирши Дикси, которая бежит за мной полквартала, потому что я забыла на кассе три конфеты: "Вы ведь, наверное, так хотели их попробовать!..". Удачной репетиции. Пяти километров с аудиокнижкой по гололеду, где я поскользнулась восемь раз, а не упала ни одного. Остроумного диалога. Советских коридоров.

Я не умею думать счастье. Потому что ход вещей, в котором я нахожусь, совершенно не соответствует тем идеям, которые я заготовила для себя когда-то. Стоит задуматься: "зачем это всё?" — и все, можно ложиться лицом к стене.

Что остается — бегать достаточно быстро, чтобы успевать только чувствовать, не давая себе времени думать.
Тогда хорошо.
Link31 comments|Leave a comment

удильщик [Dec. 22nd, 2016|02:03 pm]
Юкка
Лайфхак, как не заскучать в автобусе, сидя у окошка.
1. Нарисуйте на запотевшем стекле зубастую рыбу-удильщика с пастью, раззявленной по направлению движения.
2. Шевеля головою, меняйте ракурс и ловите в пасть прохожих и проезжающие машины, а в светильник удильщика — фонари.
3. ...
4. profit!

Link8 comments|Leave a comment

шмткпт [Dec. 22nd, 2016|11:58 am]
Юкка
[Tags|]

Дорогие питерские и временно пребывающие в Питере друзья!
У нас на Девятой завтра, в пятницу, 23 декабря, с 18 до 23 часов состоится предновогоднее шмоткопати!
В этом году шмоткопати впервые примет не только девочек, но и мальчиков — те наконец возмутились гендерным цензом, и я не нашлась, что им возразить. Но чур мужской вход откроется только после 21:00.

Для тех, кто еще не знаком с этим форматом: шмоткопати — это такое мероприятие вроде фримаркета, но более камерное и проводящееся у кого-нибудь дома. На такую вечеринку можно приносить вещи, которые вам уже не нужны и только занимают место, но для кого-то еще могут стать приятной обновкой, — одежки, наскучившие или не подошедшие размером, прочитанные книжки, украшения, косметику и всевозможные предметики для дома, а также безумные штуки, которые непонятно откуда и зачем у вас взялись — уж вместе-то мы придумаем им применение!

Мы разложим все это на специально подготовленных поверхностях и будем примерять-примерять, пока каждый не найдет себе что-нибудь по душе. Прочие, никому не пригодившиеся вещи я отвезу в благотворительный магазин "Спасибо", где они будут распределены нуждающимся.

Кто хочет прийти — записывайтесь в комменты и добро пожаловать!
В новый год — без лишней чуши!
Кчайности приветствуются, вино не возбраняется, нелепые предметы пользуются особым почетом.

Link7 comments|Leave a comment

челюсть [Dec. 21st, 2016|11:28 pm]
Юкка
[Tags|]

А мы со Стасей вчера в Лиговских бараках, прямо посреди главной улицы нашли фрагмент человеческого лица. Челюсть с мясом. Руками не трогали, но рассмотрели старательно. Я отправила потом фотокарточку Моссудмеду, он подтвердил, что это кусочек из человечьего паззла.
Пятая челюсть, которую я нахожу. Надо мной еще после прошлой все смеялись, что куда Юкка ни пойдет, всюду зубы, но те хотя бы были животные, а человеческие встретились впервые.
Вечером на домашнем совете решили вызвать к ней полицию. Четыре пошел с утра — но челюсти там уже не было. Видно, у нее были другие планы на сегодняшний день.
Link13 comments|Leave a comment

книжки. ноябрь 16 [Dec. 19th, 2016|12:01 pm]
Юкка
[Tags|]




1. М. Кикоть. «Исповедь бывшей послушницы». Эта книга, появившись, имела весьма скандальный успех: это реальные воспоминания женщины, большое время прожившей в монастыре, но ее опыт — не святочная история о постижении божьей благодати, а подробный рассудительный отчет о тупой жестокости тамошних нравов и о том, как монастырь, возглавленный властной безжалостной социопаткой, превратился в злое и безысходное место. Конечно, церковниками и паствой книга была принята весьма неоднозначно, многие кричали, что быть такого не может в русской православной церкви, но у меня не было установки на ее непогрешимость, и я Марии до последнего слова верю — и советую книжку тем, кто хочет посмотреть изнутри, как оно бывает еще.

2. В. Пелевин. «Смотритель». Смотрителя я целый год начинала и бросала, начинала и бросала, потом вроде послушала аудиокнигу — а в голове, кроме моей личной истории с Юкой (я писала об этом в жж: фонетическое единство имен заставляло меня невольно идентифицироваться с нею, смотреть в окно, когда она смотрела, гордиться, когда ее хвалили, — и тревожиться, уж не исчезну ли я, когда исчезнет ее персонаж), ничего так и нет. Мне понравилось, как о романе критически высказался Быков: мол, выпуск таких книг — это пелевинская практика неписания. Вот Быковым и скажу, а от себя мне нечего.

3. Ф. Достоевский. «Маленький герой». Это повесть, которую Достоевский писал в заточении в Петропавловской крепости: задумывалась она как роман «Детская сказка», а в итоге получилась скорее рассказом, чем даже маленькой повестью. Сентиментальная история влюбленного мальчика-подростка, спасшего ветреный предмет своего первого чувства.

4. А. Достоевская. «Воспоминания». И если «Маленький герой» нисколько меня не привлек, то зато он проложил тропинку к одной из главных книг месяца — мемуаров Анны Достоевской, жены писателя. Вот это книга, вот это да! Обладая прекрасным языком и высоким чувством, она рассказывает всю свою жизнь — и жизнь своего мужа, с которым она познакомилась, работая его стенографисткой, и уже до самой его смерти они так и не расставались. Достоевский в ее воспоминаниях оказывается совершенно иным человеком, нежели представляется — добрым, любящим, заботливым, обожающим детей и носившимся с ними лучше всякой няньки. И вовсе он не был таким уж пропащим игроком, годик поиграл и завязал. И как же она любила его с его непростой судьбой и болезнью, и как тяжко переживали они смерти своих детей, и как радостно — рождения. И трудные отношения с родственниками, тянувшими из него деньги и так нагло требовавшими содержать их, как, наверное, не бывает сейчас; и с издателями, кругом общения, городами, искусством... Многолетний портрет семьи, эпохи. Большие и искренние чувства, и так много любви и горечи. Правда, Яхонт Андреевич потом сказал, что это все вранье. Но доказательств не привел, так что я лучше стану верить тексту.

5. С. Лукьяненко. «Кваzи». И чтобы скакнуть из XIX века в недалекое будущее XXI-го, заодно разгрузив голову — от Достоевских перешла к новому Лукьяненко. Которого я с детства люблю, несмотря на все плохое, что принято о нем думать. И люблю — за социальность его фантастики. За то, что Дозоры — это не вампирская боевка, а вопрос баланса и дипломатии, за многообразие миров и существ Спектра — и, опять же, взаимодействия между ними — так и Кваzи устроены куда хитрее и интереснее, чем любой другой зомби-апокалипчок. Система мира там такая: после всем знакомой зомби-эпидемии некоторые зомбаки вдруг пришли в себя, но не то чтобы стали такими же как прежде — нет, они мертвые, холодные, не эмоционируют, не бухают и из всех интенций прежней жизни им осталась только одна (каждому своя) — зато они крайне рассудительны, спокойны и почти бессмертны. Злобные тупые мозгоеды при этом тоже потрачены не все — но теперь есть надежда, что и они когда-нибудь очухаются. А пока приходится жить в мире, где человечество разделилось на три вида — зомби, люди и кваzи. И все друг для друга представляют опасность — вот уж простор для смертельной ксенофобии. И выйдет из этого баланс или придется продолжить уничтожение, и если уничтожать, то кому и кого? Ужасно увлекательно.

6. Д. Роудс. «Антропология и сто других историй». А это маленькая смешная книжка, если читать перед сном по десятку рассказов (в каждом по сто слов), то хватит на десять веселых засыпаний. Крохотные абсурдные миниатюры про разных девушек лирического героя. Одни красивые, другие красивые и умерли, третие красивые, покончили с собой и смешные, с дюжиной он прожил счастливую жизнь и умер в один день, с тремя дюжинами расстался, не успев сказать "Привет", и все это легко смешно и небывало. Немножко похоже на Пилипа Липеня, но Липень лучше.

7. С. Моэм. «Непокоренная». Этот рассказ много раз упоминался в какой-то дискуссии, хоть убей, не вспомню какой. Об абортах? О войне? О литературе? Так или иначе, он взял меня измором — слишком много человек сказало "жесть" в его отношении. Рассказ про девушку, изнасилованную солдатом, который потом стал ходить к ней в дом. Подкармливать, просить руки. Она беременная, но гордая и надломленная. Ну сделала что могла.

8. Чилик. «Сами вы наркоманы». А книжку Фридка дала. А Чилик — сетевой художник такой. Модно сейчас рисовать просто, плохо, но смешно. Потому что главное же чтобы смешно. Ну вот у него и смешно. Но не всегда. Но иногда смешно. Если полистать — то менее смешно, а если сесть с ней в маршрутку, идущую на хор Дурацкого, и застрять в пробке на Троицком мосту, то смешней и смешней с каждой новой страницей, а как только в голос рассмеялся — так и пробка рассосалась и выходить пора, и комиксы кончились. Чёткость сестра таланта.

9. Ф. Бакман. «Вторая жизнь Уве». Шведская повесть о гадком сварливом старике, который терпеть не может всего на свете, а особенно людей, и жить ему незачем, и петля уже наготове, и ничто его здесь не держит, — которого затягивает против (очень против!) его воли круговорот общения с новыми соседями, которые ну ничего не способны сделать нормально да еще одалживают стремянку, а как без нее врежешь в потолок крюк, — и из-за них самоубийство откладывается и откладывается, а мы узнаем всё о судьбе этого вздорного старика и наконец начинаем его лучше понимать, а любвеобильный беспомощный социум так и вбирает его в себя, и — ну, в общем, это очень добрая сказка. И славная книжка.

10. А. Белозеров. «Люди до востребования». Падре посоветовал: книга его минусинского приятеля. Оказалась очень хороша. Певец похмелья, давший ему веское слово "судомрачие": а попробуйте-ка по этому слову сложить впечатление о книге. Остальное так же изысканно тяжко, отъявленно честно: с самой мутной горечью этот текст делится глубиной. Падре и друг его Валик выступают в роли резиновых поэтов, гуттаперчевых чертей (у меня была миссия найти их в персонажах, и я справилась). Всё так адски, все так близко к душе.

11. П. Рудич. «Не уверен — не умирай. Записки нейрохирурга». А это скорее провал: ужасно не люблю ближе к концу обнаружить, что эту книжку я уже читала. Неспроста истории несильно удивляли — хотя вообще-то все, что рассказывает нейрохирург, весьма удивительно! Это случаи из его практики, непростые травмы и операции, перемежающиеся байками из опыта его коллег. Ночку за ними скоротала. Ладно, ладно, не зря я ее взяла, пусть и второй раз.
Link21 comments|Leave a comment

заяц [Dec. 18th, 2016|10:28 pm]
Юкка
[Tags|]

А вчера я пела и плясала в Этажах в костюме зайца!
Выступали Театром им. Которого и Хором Дурацкого на благотворительном фестивале.
Я не люблю смывать грим, поэтому всегда иду в нем домой с мероприятий, кого бы там ни изображала: и вечером кассиры Дикси, попросив у меня паспорт, долго смеялись, сличая фото в документе с моей заячьей мордочкой.

Link11 comments|Leave a comment

Красный болгарский перец [Dec. 13th, 2016|10:32 pm]
Юкка
[Tags|]

У нас в Хоре Дурацкого случилось новое задание: придумать и записать песню про красный болгарский перец.
Еще и конкурс! Я закончила меньше чем за час до подсчета голосов, так что не ради победы, а ради участия, но это было смешно.

Link18 comments|Leave a comment

цветы [Dec. 9th, 2016|10:50 am]
Юкка
[Tags|]

А зачем цветы дарят на длинной ноге? Исключительно из эстетических побуждений? Если так, то я против — укоротила тут свою деньрожденную астролябию (альстрёмерию на самом деле, но астролябия лучше звучит) — и она стала в тысячу раз мне милей и не торчит из вазы многосуставчатой дылдой. Или это позволяет им дольше жить? Но ведь по длинной ноге сложнее запускать влагу?
Link12 comments|Leave a comment

печеньки [Dec. 8th, 2016|11:24 pm]
Юкка
А кто у нас умница, красавица и настоящая хозяюшка, тот заказал на алиэкспрессе вечную пекарскую бумагу — силиконовый коврик для выпечки. Вечность продлилась довольно долго — все те три месяца, пока мы использовали коврик как накидку для стиральной машинки, слюнявчик для гостей, декор для подоконника и просто заветную тайну, ожидавшую в духовке своего часа. Как только я наконец собралась испечь овсяное печенье — вечность была такова.

Link25 comments|Leave a comment

немецкий [Dec. 8th, 2016|09:29 pm]
Юкка
А еще я тут второй месяц учу немецкий по этой вот программе.
Сегодня был очередной очный урок немецкого — и на нем меня осенило любовью к грамматике!
Правда-правда. Испытываю мощное удовольствие от изучения языковых формул. Именно грамматика прёт меня даже больше лексики — все эти правила, вычисления если .... = ..... => глагол ставится в такой-то форме в такое-то место, а это слово приобретает еще одно окончание, а здесь артикль срастается с предлогом, а обстоятельство встает после модального слова, а этот звук оглушается, что и требовалось доказать!
Я помню, что в школе грамматика давалась мне легко, но не помню такого яркого удовольствия от скрипа мозгов над предложениями.
Это правда похоже на математику, с той разницей, что цифры я воспринимаю как холодные и плоские, а буквы, а уж тем более слова, имеют свою романтику (каждое из них — потенциальный миллион сказок и будет плясать, стоит ему только позволить), а логические действия с романтическими образами — это та же верстка (буквы плюс картинки), дело жизни меня! Жаль, что курс скоро кончается. Не хочется прекращать немецкий. Буду, наверное, искать продолжения.
Link5 comments|Leave a comment

артдок [Dec. 8th, 2016|08:57 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Ходила тут на Артдокфест, сама с собой.
Смотрела два коротких метра. «Донна Лючия» про безумную московскую кафешку с гордым именем испанского ресторана, где творится феерический трэш под руководством буйной украинской тетки в жемчугах и леопарде при участии министров, гопников, испанцев из соседней чебуречной, и «Татьяна и ее дети» про многодетную мать из Рязанской области, растящей четырех сыновей и зарабатывающую на жизнь сдачей яйцеклеток и суррогатным материнством, а дети играют в театре, желают маме счастья и питаются выловленной в озере рыбой. Оба они оказались бесконечно прекрасны своей документальностью. Настоящестью, некрасивой, но трогательной искренностью...
И тут я поняла кое-что: так, знаете, надоела красота. И мелькали мысли, уж не сделать ли док своим любимым жанром, потому что, вот правда, особенно близко дотягиваются до души именно замызганные подоконники и именно стареющие глупо одетые женщины, неграмотная провинциальная речь, неловкие детские суждения, неуютные тесные жилища. Настоящие жизненные истории, а не складно сложенное подобие. Меня еще никогда не накрывало так стремлением к неидеальному, как после этих фильмов, похожих на жизнь больше, чем она сама.

Слава Артдоку. Он завтра кончается, увы, но можно успеть на закрытие.

А у вас есть любимые документальные кино?
Link8 comments|Leave a comment

гоо [Dec. 7th, 2016|02:44 pm]
Юкка
[Tags|]

Товарищи женщины, если кому надо под покров тьмы и завесу тайны и я знаю вас лично — могу порекомендовать!
Link12 comments|Leave a comment

совеныш [Dec. 5th, 2016|08:38 am]
Юкка
[Tags|]

Для чего Юкка ночью, не открывая глаз, встает с постели и идет к холодильнику?
Ищет ли она запретных пищевых удовольствий?
Включает микроволновку... ждет две минуты... дзынь!
ваша сова готоваCollapse )
Link26 comments|Leave a comment

(no subject) [Dec. 3rd, 2016|01:46 pm]
Юкка
Link22 comments|Leave a comment

(no subject) [Nov. 29th, 2016|02:05 pm]
Юкка
Красила ногти, пролила на стол лужицу средства для снятия лака, вытерла ее ваткой и взялась за мышь.
Вдруг чувствую — мышь под пальцем плавится!
Теперь она уникальная у меня, с отпечатками. Среди миллионов других сыщется.
Link2 comments|Leave a comment

копилка [Nov. 25th, 2016|05:26 pm]
Юкка
Придумала дверной звонок с лаем собаки, но не придумала, зачем он может быть нужен.
И еще название для клуба, где можно перекусить, выпить и потанцевать: ГречаЧачаЧачача.
Уезжаю сегодня на гастроли с хором Дурацкого. Оставим Петрозаводск в недоумении!
Вы ведь так и не знаете ничего про мой клоунский хор, да? Обещаю исправиться, как вернусь.
Link7 comments|Leave a comment

(no subject) [Nov. 24th, 2016|02:17 pm]
Юкка
Чувства, склонные к полноте.
Link1 comment|Leave a comment

иск-во [Nov. 22nd, 2016|11:26 am]
Юкка
Моя жизнь отдана искусству. С восьми утра я верстаю то книжку про жонглеров, то цирковой буклет, то сертоловскую газету (которая тоже тот еще цирк), день провожу в театральной редакции, потом некоторое время лежу на полу в Музее авангарда ботинками в потолок (а к потолку прибита раскладушка), потом три часа пою, затем по пути домой читаю сибирскую литературу и снова до двух часов ночи занимаюсь цирковыми делами, чтобы ненадолго, отпав от компьютера, посмотреть красочный, но недолгий сон и в семь утра снова засесть за книжку про жонглеров... Я НАСТОЯЩЕЙ ТИПЕРБУРЖЕЦ. И я хочу спаааааать
Link4 comments|Leave a comment

гнутая карма [Nov. 20th, 2016|08:06 pm]
Юкка
Вернулась домой в два часа ночи — а домофон на решетке в мой двор сломан.
Вокруг снега, дома никого, соседи по подъезду спят. И телефоны ребят не отвечают. Полчаса стояла в снегу, совершенно растерянная.
Потом с трудом вызвонила Сизё из ночного клуба, оказалось, он пьет на Ковенском — но по первому зову сорвался оттуда спасать меня от сна в сугробе. Пока бежал спасать — перевел двух дагов через дорогу («Друг, помоги брата в такси посадить, видишь, савсэм пьяный».)
А они у него за это, садясь в такси, украли телефон.
А меня, пока Сизё бежал, пустила домой какая-то женщина, некрасиво обругав.

Так два добрых дела принесли один плохой результат, а одно недоброе - хороший.
Странная арифметика. Прямо не знаю, как теперь надо поступать в этой жизни.
Link9 comments|Leave a comment

беговая лыжа [Nov. 16th, 2016|12:16 am]
Юкка
Представляете, я за эту неделю уже дважды необъяснимо потеряла телефон. И, что еще необъяснимее, — оба раза нашли!
Первый раз когда мы с Сонечкой шли клип снимать, я его держала в руках, чтобы музыку поставить. Потом пытаюсь нажать на плэй, а никакого плэя в руке-то и нет. Его гостья города нашла в снегу и Сонечке вернула.
А сегодня с Яной шли в кино, и я тоже не выпускала его из рук, потому что мы не знали, куда именно идем, и сверялись с маршрутом по навигатору — а приходим в кино — а руки пусты.
Может, у меня не с головой беда, а просто руки отказывают?

В общем, мы возвращались тем же маршрутом, оглядывая снега, и нашли! Он, моя замерзшая птичка, лежал глубоко-глубоко в сугробе, мелко дрожал (потому что мы на него звонили), и его нюхала овчарка, но не писала не него. Я его обтерла и согрела. Выделила ему отдельный карман, пообещала, что это будет его личный карман, если он больше меня не будет покидать.
Кстати, где он.
Link8 comments|Leave a comment

техкредит [Nov. 15th, 2016|12:37 pm]
Юкка
[Tags|]

Дожили. Во сне подрабатываю кредитным менеджером. Рассказываю очередному вопрошайке:
— В целом, кредиты делятся на два типа: технический и практический. Технический обычно нужен тем, у кого в принципе деньги есть, но к ним по какой-либо причине затруднен доступ: остался дома кошелек, сломалась банковская карточка. Такие кредиты обычно кратковременны и легко выдаются родными и близкими клиента, для них не нужна помощь банка. Совсем другое дело — практический кредит. На такую услугу обычно идет запрос, если у клиента нет денег совсем, кроме того, нет работы, а уже существующие неотданные долги портят его репутацию, в результате чего никто из окружения уже не решается его безнадежно ссуживать. И в этом случае на помощь приходим мы!..
Link5 comments|Leave a comment

BAJKI [Nov. 12th, 2016|01:01 pm]
Юкка
[Tags|]

Ничто сказочное мне не чуждо, но из милых детских я уже несколько выросла, потому услышав о спектакле BAJKI [сказки для взрослых] в театре Эстрады, я немедленно отправилась туда. И совершенно об этом не пожалела. Это не те сказки, под звучание которых сладко засыпаешь в постельке, это мрачные средневековые предания, от которых бегут мурашки по коже, старинные европейские баллады, в которых много жизни, но смерти едва ли не больше, которые чаруют, как ночной костер, в который можно смотреть невыразимо долго, облокотившись спиною на пугающую тьму — и то, что танцует в этом костре, способно заворожить... Танцует, поет: это жанр dark cabaret, и страшные истории творятся под прекрасную авторскую музыку и пение дриад, сплетаясь ветвями в мистическую чащу, по которой блуждает зритель — а ведет его под руку нежить.
Страшно, и красиво, все как я люблю. Спасибо.



P. S. Потом снились сны по мотивам. Ух, какие плетеные сны.
Link1 comment|Leave a comment

вооружан [Nov. 11th, 2016|08:06 pm]
Юкка
[Tags|]

Встречались вчера с Рафом и Тимохой. Спонтанно зашли к тимову знакомому сапожнику-армянину с потрясающим именем Вооружан, и пока тот — бесплатно, от души! — зашивал мои зимние ботинки с дырищей в пол-подошвы (которые я уж и не надеялась сберечь и носила лишь потому, что не успела обзавестись новыми), я спросила, как они познакомились. Оказалось, однажды, когда Тимоха пришел в обувную будку залатать старенькие берцы, сапожник предложил усилить подошву. «Зачем?» — удивился Тим, как раз обритый мною наголо и одетый в бомбер. «Ну вдруг вы захотите оттоптаться на нацменьшинствах».
Так и подружились. Потом Вооружан переносил свой ларек в другое место, вещи временно хранил у Тимохи, так тот узнал, что во время перерывов в работе армянин-сапожник читает Эйнштейна. А еще собирает оловянных солдатиков. И женщин в будку водит не меньше чем по двое. И прекрасной души человек.
Link12 comments|Leave a comment

бах, клип [Nov. 9th, 2016|10:30 am]
Юкка
[Tags|, , ]

Стоило рассказать домашним историю с мостом и Бахом — они тут же приняли активнейшее участие в дальнейшей разработке темы, и вот — у нас готов клип!

Link14 comments|Leave a comment

веселый мост [Nov. 8th, 2016|01:31 am]
Юкка
В хоре дали задание выучить к занятию свою партию баховского бурре, чтобы одним махом догнать второкурсников. Прислали бумажные ноты и ту же мелодию, сыгранную одним пальцем. Сперва это показалось делом непростым: запомнить строки разной длины, с долгими паузами и неоднозначным ритмом — не то же самое, что заучить популярную песенку, так и лезущую в голову хоть бы и вовсе против воли. Пошла пешком через Троицкий мост, навстречу метели, с этой бесконечной музыкой в наушниках. Длится она минуту, идти от редакции до музея, где мы репетируем, — час, самое время для зубрежки! Но самое главное я поняла ровно посредине моста: если я так легко запоминаю песни, так пусть эта последовательность превратится в песню! И она превратилась. Сама :)

Я иду
На веселый мост на веселый мост
Во сне
В одних трусах!
На веселый мост
Сквозь снег и пургу!
Я иду
На веселый мост на веселый мост
Во сне
В одних трусах!
На веселый мост
Сквозь снег и пургу!

Иду я на веселый, но горящий мост
До самого утра иду,
Скажи зачем?

Меня ждет человек
Приличный человек
Но с головой коня
Он зовет напиться!

Я не
решусь
отказать
Link7 comments|Leave a comment

лут [Nov. 7th, 2016|11:39 am]
Юкка
[Tags|]

— Юкка, а это твой лут в стиралке?
— Лут?
— Loot. Это термин из всяких рпгшечек.
— Погуглила. Трофейный там был только лидин носок, а простыня из икеи.
— *картинка, на которой воин тянется к ноге павшего*
— Вот! Он тоже снимает лидин носок!
— Лидин носок просто имба, видимо, всем нужен.
— А то! он красненький!
— Редкий!
— Непарный!
— А значит, находится на грани вымирания!
— Красный носок - в красную книгу!
— Как закладку.
Link1 comment|Leave a comment

БТР-батор [Nov. 6th, 2016|08:39 pm]
Юкка
[Tags|]

Представляете, выхожу я вчера на Суворовский проспект, а мимо меня едет огромный красный колесный танк! с желтой надписью "Безопасное такси" на спине. Я еще и проснуться-то толком не успела, для меня и снежинки были слишком шокирующими, а уж такое-то явление и вовсе вынесло вон — даже за фотоаппаратом не потянулась, только рот открыла и стою, а он быстрый такой, фьюить и убежал. Пишу товарищу, не до конца уверенная, что это мне не привиделось, а он, умница, погуглил оперативно и все мне объяснил.
Во-первых, это не танк, а БТР (а еще вернее — БРДМ, бронированная разведывательно-дозорная машина). Во-вторых, это реально такси! То есть можно вот это вызвать и поехать из гостей домой, например. В-третьих, это бтр-амфибия, так что разведенные мосты ему не преграда — Неву он может просто переплыть.
Я потрясена.





(Тут со мной заговорил фонарный столб, рассказывая, через сколько минут придет мой троллейбус, но это уже другая история.)
Link11 comments|Leave a comment

вымер [Nov. 4th, 2016|08:41 pm]
Юкка
[Tags|]

Link7 comments|Leave a comment

книжки. октябрь [Nov. 3rd, 2016|11:36 pm]
Юкка
[Tags|]



1. Б. Перри, М. Салавиц. «Мальчик, которого растили, как собаку, и другие истории из блокнота детского психиатра». Я не помню, где наткнулась на эту книгу, но точно помню, что привлек к ней меня комментарий "жееесть", и я ждала страшных историй, а на деле все оказалось гораздо лучше, и это прекрасная профессиональная книга, где детская травма рассматривается достаточно глубоко, в том числе с неврологической точки зрения. И много информации об очень раннем травмировании не действием, а его отсутствием — например, о родителях, которые в силу своих психических особенностей не умели обращаться с младенцами и просто клали их в уголок (или сажали в клетку), не забывая покормить и переодеть, но лишая объятий и общения. И о том, как эта нехватка факультативных вроде бы обнимашек всерьез нарушает развитие, а иногда приводит к очень трагическим последствиям.

2. С. Фрай. «Как творить историю». Отличная книжка, хотя аннотация, честно скажу, меня смущала. Оказалась как-то у двух университетских преподавателей возможность изменить прошлое, и решили они превентивно избавить мир от Гитлера... Уже прямо вот хочется нахмуриться и спросить: "Что, опять?" Но уж очень хотелось почитать Стивена Фрая. И оказалось, что, несмотря на простоватую завязку, эта история прекрасно обойдется без попаданцев, и сюжет вывернется весьма изящно и принесет прекрасные плоды.

3. К. Исигуро. «Не отпускай меня». Мне немного странно, насколько часто в моих книжках людей разбирают на органы — притом что это само по себе никогда не было интересующей меня темой, и все эти книги приходят случайно — но с пугающей регулярностью. В общем, время — наши дни, место — закрытое учебное заведение, про донорство становится понятно довольно быстро, а вот почему оно, зачем, на каких условиях — раскрывается очень постепенно и непрозрачно, а пока — дети-герои растут, дружат, ссорятся, влюбляются, строят свои догадки. По поводу этой книги я уже успела немного поспорить в читательском сообществе, где девушка назвала ее примитивным любовным треугольником в экзотических декорациях. Лично я никогда бы не назвала эту историю мелодрамой, и романтическая линия, по-моему, там настолько вспомогательна... Для меня это книга об информации. О том, как четко воспитатели балансируют между раскрытием информации и ее утаиванием, о том, как свойственно сознанию, особенно детскому, сочинять мифы там, где не хватает данных, обо всех этих негласных правилах, рождающихся в альтернативном обществе.

4. Э. Хейнc. «Где бы ты ни скрывалась». А эту книгу посоветовала мне Ася Колсанова, за что большое ей спасибо. Вот уж где жесть. Это книга об абьюзе, пишущаяся от двух лиц — одно из них принадлежит девушке 2003-го года, веселой, лихой, безрассудно влюбляющейся в охранника ночного клуба, другое — девушке 2007-го, забитой жертве с обсессивно-компульсивным расстройством, пребывающей в постоянном страхе и по несколько часов в день посвящающей проверке, закрыты ли окно и дверь, закрыты ли окно и дверь, закрыты ли окно и дверь, закрыты ли окно и дверь... И история, постепенно сливающая их лица. И очень важно видеть, каким образом одно становится другим. Мне (немножко) знакомо это превращение из героя в жертву — по себе, (немножко) — по близкой подружке. Знать, как плавно оно может происходить, куда может завести простое "ну да, мой мужчина немного чересчур ревнив" — реально важно. И эта книжка — она немного значит с точки зрения литературы, но она действительно ценна как учебник. Превентивно. Желаю никому из вас не попасть.

5. М. Галина. «Медведки». Забавно, как автор через пару десятилетий протащил в XXI век жанр перестроечной фантасмагории (честно собиралась писать о книге как о типичном постсоветском романе 90-х, полезла гуглить, а там 2011-й). Главный герой — текстовик, нашедший себе специфическую нишу — не дотянувшись до литературы, он пишет людям художественные биографии. Чтобы заместить детство в коричневых колготках и слезами над комковатой манкой замечательной историей про побег с цирком, прыщавую юность — пиратскими приключениями. Люди заказывают ему биографии и прячут их под матрац, потому что иметь такую — приятно, но стыдно. А потом оказывается, что творчество означает немного больше, чем сам он ожидал.

6. М. Каллин. «Страна приливов». О-бо-жа-ю этот фильм. И почему-то бесконечно сильно идентифицирую себя с героиней (равно как и с героиней очень страшной российской короткометражки "Я никогда сюда не вернусь": если кто не видел и при этом обладает крепкими нервами — посмотрите), и при всей своей рефлексии не понимаю, почему — одна я оставалась только в городе, сером спальном квартале, рабочими буднями — и все равно максимально близко к сердцу приходится вот это одиночество детей в степи. Сложно собраться пересказывать сюжет, кажется, что все видели фильм. С другой стороны, вспоминаю, сколько "всем известных" фильмов не смотрела я — и, наверно, все равно стоит. В общем, в одиноко стоящий в степи дом приезжают дочь лет семи и папа-торчок, только что похоронившие от передоза маму. Папа откидывается в кресле, пока дочка готовит ему раствор, — и дальше она предоставлена сама себе. Из игрушек и близких подруг — четыре оторванных кукольных головы. Из соседей — одноглазая безумица в пчелиной маске и ее брат с задержкой развития. Из развлечений — ежевечерний акулий грохот. Вот такая свобода.

7. Ф. Заппа. «Настоящая книжка Фрэнка Заппы». Фрэнку Заппе не понравилось, что про него одна за другой стали выходить биографии, имевшие мало общего с его стоящей жизнью, и он позвал журналиста: они неделю пили и болтали, пока Фрэнк не рассказал ему всю свою жизнь — тот только перевел слова в текст и самую малость облагородил. Отлично получилось! Смешно и фриково. Наверно, музыкантам придется еще больше по душе — я веселилась на моментах, когда он рассказывал про своих друзей (например, того, кто собирал манекены, оборудовал их резиновыми вагинами и устраивал секс-вечеринки для наркоманов и куколок), но немножко приунывала на главах про договоры с продюсерами или провода — а если быть ближе к музыкантской кухне, то и вовсе бесценный должен получиться текст.

8. Д. Быков. «Рассказы ЖД». Это сборник рассказов для — осторожно, дальше немножко чудовищно — журнала «СВ», который кладут в купе СВ. 12 рассказов, быковский эксперимент с жесткой формой — определенное количество слов, железнодорожная тематика, неожиданный поворот сюжета (если не ошибаюсь, он был в каждом рассказе, в некоторых по два). Я слушала этот сборник в аудио, записанный моим любимым чтецом Игорем Князевым, — и это прекрасно. Они все одинаково длятся по полчаса, этого хватало ровно для того чтобы наполнить смыслом очередной участок моего пути — от дома до редакции (один рассказ), от редакции до хора (два рассказа), от дома до клоунады (один рассказ), от начала коллажа до его конца (два рассказа). Они все хороши — ну, какой-то больше ложится на сердце, какой-то меньше, но в целом да (вру, один сатирический про Коктельо Перверте переключила). Они разные — и в то же время очень похожи по временной драматургии, так что слушать их — это отличный способ принять эту игру, пытаясь угадать: «Когда я сверну с Некрасова на Литейный, должен раскрыться подвох!" Ну правда. Отличная игра.

9. С. Райнер. «Один момент, одно утро». А это, честно скажу, плохая книжка. Хотела назвать дамской психологической прозой, потом решила, что я не сексист, и удалила определение, потом не сдержалась и описала всю эту гамму смятения. В общем, сама сюжет заключается в том, что трое женщин едут в поезде, где внезапно умирает мужчина, и эти «один момент, одно утро» меняют их жизнь. Это пересекающиеся история утраты, история абьюза и история выхода из шкафа лесбиянки, три сложных темы в одной коробочке, могло бы быть сильно, не будь они раскрыты так безыскусно — куда проще, чем в «Где бы ты ни скрывалась».

10. Н. Гейман. «Океан в конце дороги». И еще одна аудиокнига, которую я прослушала без особенной любви просто потому, что не умею своевременно подготовиться к выходу из дома. Гейман такой разный, даже странно. Что-то я у него начинаю очень любить, что-то так и остается картонным, «Океан» балансирует между — но все-таки с ним ушах лучше пересекать поздний октябрьский город, чем без него. Маленький мальчик, столкнувшийся с мистической дрянью из потустороннего мира. Семейство ведьм по соседству, пытающиеся ему с этим помочь. Детское отчаяние ("владелец детей их родители, владелец их родителей — я"), кинговская жуть зависающей над головю твари, но ведьмы — ведьмы точно Геймановские, и сделают если не как хорошо — то хотя бы как бывает.
Link23 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]