?

Log in

самопроизвольный сход снега [entries|archive|friends|userinfo]
Юкка

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] 100 фактов обо мне [Dec. 3rd, 2014|10:30 pm]
Юкка
[Tags|]


Всем здравствуйте, меня зовут Юкка.

1. Ко мне лучше обращаться на «ты», я не люблю самой идеи искусственного дистанцирования.
и еще 99 фактов, написанных по одному в день теплой зимой 2014/15 годовCollapse )
Link81 comments|Leave a comment

На работу на велосипеде [May. 19th, 2017|09:36 am]
Юкка
[Tags|]

Участвовала сегодня в акции #наработунавелосипеде, получила рюкзак с подарочками — пара значков, пара наклеек, протеиновый батончик, апельсиновый фрэш, набор светоотражателей, резиновый бегемотик (в набор не входил, но если бы не акция, вряд ли я поехала бы этим маршрутом и нашла его на асфальте — такого милого и такого сиреневого!) — и брошюра "Как безопасно ездить по городу на велосипеде". Открываешь брошюру — а внутри пусто! Видимо, никак.
Link17 comments|Leave a comment

бобров [May. 15th, 2017|02:01 pm]
Юкка
[Tags|]

Наш второй спектакль. В спичечном коробке.

Link3 comments|Leave a comment

банана-мама [May. 13th, 2017|12:39 pm]
Юкка
[Tags|]

Сделала свою первую татуировку!
На следующем наколю купола, потом перейдем к более сложным формам.

Link16 comments|Leave a comment

(no subject) [May. 12th, 2017|09:11 am]
Юкка
Послала друзьям в Самару черный тефлоновый кружок для сковороды, чтобы жарить без масла.
Они решили, что это портал, и весь вечер пытались в него пролезть.
Link1 comment|Leave a comment

Мистический Петербург [May. 11th, 2017|03:56 pm]
Юкка
[Tags|]

Link1 comment|Leave a comment

(no subject) [May. 11th, 2017|03:36 pm]
Юкка
пришли полицейские, спросили: что у вас здесь?
я сказала: живу я здесь.
они спросили, а где тогда живут иностранцы.
и ушли.
Link6 comments|Leave a comment

Питер [May. 10th, 2017|11:56 am]
Юкка
[Tags|, ]

Друзья, а пойдемте завтра в кино "Сферу" посмотрим?
Link8 comments|Leave a comment

хд [May. 5th, 2017|05:28 pm]
Юкка
Вчера в хоре повторяли движения к одному номеру. Я с января шлялась по миру, так что успела все подзабыть, и смешно налажать — пока все вздымают руку к потолку, я успеваю прижать ее к груди, перепугаться, выбросить вперед, снова запутаться — а дирижер надо мной смеется. Наконец придумала чит: мы перед дверями стеклянными пели, в них худо-бедно да видны отражения рядом стоящих. Выбрала силуэт почетче, стала двигаться синхронно с ним, стараясь успевать. Дело сразу пошло!

Потом пригляделась — а это моё отражение.
Link2 comments|Leave a comment

ищу вписку [May. 4th, 2017|03:02 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Милые московские друзья!
У меня такая вот задачка.
Я в конце июля (17-22 число) приеду в Москву на невероятный совершенно интенсив по коллажу. Меня обещали приютить друзья, а вот еще для двоих девушек, собственно, моих преподов, ужасно нужна вписка. Может быть, кто-то готов взять их к себе? Они очень хорошие!

И еще мы можем кормить котов и поливать цветы, если вы вдруг уезжаете и ваши коты и цветы остаются беспомощны!
Link14 comments|Leave a comment

книжки. апрель [May. 3rd, 2017|01:49 pm]
Юкка


1. С. Алексиевич. «Чернобыльская молитва». До книги, после которой Алексиевич получила Нобелевку, мне все еще не дотянуться, но я подбираюсь к ней через остальные. Чем книги Алексиевич особенно значимы — тем, что автор выступает не от своего лица, ее книги — личная память множества тех, кто пережил время и трагедию, которым посвящена книга (в данном случае — Чернобыльскую), воспоминания живые и настоящие, Алексиевич только складывает из них яркий многоголосый коллаж. Говорят выжившие ликвидаторы и члены семей погибших, те, кто пережил аварию на АЭС ребенком и самопоселенцы, вернувшиеся после эвакуации в родные дома в зараженных деревнях и живущие там десятилетиями в одиночестве. То, что они говорят, очень ценно, но не менее ценно то, как они об этом говорят. Вот только что читала «Подземку» Мураками: это ведь тот же жанр, рассказы выживших. Но как скупы японцы на слова, как бесцветны словами, как похожи друг на друга. Дело в неудачном переводе? Не знаю, не знаю. Но читать наших — украинцев, белорусов, русских — особенно хорошо именно благодаря их речи, своеобычной, эмоциональной, яркой. И самое странное и завораживающее — рассыпанные по их рассказам чернобыльские анекдоты. Рядом с самым страшным — нелепое, смешное. Черный фольклор. Сброс напряжения. И — в новую главу.

2. М. Рольникайте. «Я должна рассказать». За эту книгу спасибо Хомсе. Я много читала о Холокосте, но эта мне прежде не попадалась. Это дневник 15-летней девочки, прошедшей гетто и концлагерь. Дневник, который она писала крохотными заметками на обрывках бумаги, прятала от охраны и теряла — но который ее мама сказала Маше выучить наизусть, чтобы потом записать еще раз уже после освобождения. Я думаю, во многом это спасло ее, не дало сойти с ума или сдаться голоду и усталости, — слова в голове, которые необходимо собрать и вынести. А мы как читатели  получили еще одно ценное историческое свидетельство.

3. Д. Эггерс. «Сфера». Лучшая из современных антиутопий! Конечно, утопии вечны, и фантастический прогиб человека под государство или государства под человека всегда можно, без особенного даже труда, спроецировать на текущую ситуацию. И тем не менее когда главная идея оказывается помещена не в пейзажи метафорического скотного двора, а в четкие, более чем знакомые и актуальные фреймы фейсбука, инстаграма и твиттера, объединенных в единую социальную сеть, — она захватывает мощней. Это «Черное зеркало» в литературе — но фильмы «Черного зеркала» ограничены во времени и объеме показываемого, а книга позволяет погрузиться в утопическую версию будущего детально, глубоко, со всей силы. Кроме того, сами идеи, на которых зиждется новый порядок, весьма любопытны для дискутирования. Например, способ, которым подводят героиню к осознанию того, что полная прозрачность (которую я вообще-то активно внедряю — но до такой степени еще не дошла) справедлива. Потому что, поднимаясь в гору и не делая трансляцию, ты лишаешь возможности увидеть эту вершину тех, у кого нет ног. Создатели «Сферы» стремятся к Полноте. К полной прозрачности, к абсолютному охвату, максимальной открытости. Очень страшно это или очень хорошо — придется подумать. Очень советую всем.

4. Л. Трасс. «Казнить нельзя помиловать». Забавная книжка про проблемы английской пунктуации. Автор — граммар-наци, юморная (пожалуй, немного через край) и истерическая (тут уж через край точно!), готовая расстреливать тех, кто неверно ставит апостроф на вывеске или пересыпает лишними запятыми литературный текст (английская пунктуация сильно отличается от русской, и запятых там нужно куда меньше) — или застрелиться в отчаянии от того, что человечество все равно не переучишь. Но пока она театрально ломает руки над очередной ошибкой — читатель легко усваивает, как оно все-таки должно быть.

5. Э. Успенский. «Красная рука, Черная простыня, Зеленые пальцы». Эту книжку мы однажды нашли в детском вагоне областной электрички, когда ездили с хором сниматься в каком-то арт-хаусном кино (петь в цветном тумане на бабушку, бродящую с диско-шаром в руках вокруг пятиметровой стремянки). Даже не целую книжку нашли — обрывок без начала и конца. Открывая его наугад, читали вслух все эти страшилки про Красную руку, Желтое пятно и даже Летающий шприц, который убивает наркоманов, и ужасно смеялись, а потом уже я решила отыскать и прочесть ее целиком. Ну что ж, и правда чудовищно и любопытно, до чего дошел Успенский. Ловлей всех этих разноцветных потусторонних сущностей, все сильней закапываясь в детский фольклор, занимается милиция, а задушит милиционера Красная рука или нет, я вам не скажу.


6. А. Старобинец. «Посмотри на него». Когда-то я очень полюбила Анну Старобинец за то, что мистические страхи, описываемые в ее книгах, совершенно невероятным образом описывали мои ночные кошмары — те же образы, те же слова, полное узнавание. Эта книга вышла вон из ряда фикшн-хоррора. И оказалась при этом страшнее всех, потому что реальность — страшнее любого вымысла. Это автобиографическая книга о большой беде, о беременности ребенком с аномалией развития. Слишком большие почки: с такими не живут.
Анна рассказывает свою трагическую историю постепенно, детально, откровенно, от первого диагноза до выбора, донашивать ли, если это все равно уже ни к чему. Показывает весь ад и отчаяние внутри — и ад снаружи, потому что в России аборт на поздних сроках даже по медпоказаниям — это что-то такое, о чем не говорят даже врачи: «Мы такими вещами не занимаемся». Это доктора, дерущие деньги за прием, но бесцеремонно наполняющие кабинет студентами, «посмотреть любопытный случай», это орущие и смешивающие женщину с грязью светила. И даже когда на операцию удается поехать в Германию, все равно остаются невыносимая боль и тоска потери — но личность Анны раздваивается, и пока одна половина на грани переживает утрату, вторая с журналистским хладнокровием и ясностью мысли отмечает все аспекты происходящего. И пишет книгу. И пытается поговорить с врачами. И немецкие врачи сухо, но человечно рассказывают о гуманистических принципах работы в случаях, когда уже ничего не исправить. А русские — отказываются от интервью. И эта книга написана, чтобы хотя бы попытаться что-то изменить. И читать ее бескрайне больно, но стоит.

7. А. Старобинец. «Убежище 3/9». А после «Посмотри на него», не умея еще отойти от кошмара предыдущей, я вернулась к своей любимой художественной книге Старобинец, написанной всего за пару лет до случившегося. И было очень сложно не пытаться найти какую-то невидимую связь между ними. Это книга о маленьком мальчике, получившем черепно-мозговую травму и брошенном в больнице отцом и матерью. Только слоев у книги значительно больше — потому что границы фикшна раздвигаются сколь угодно далеко. И параллельно события происходят и в других, сказочных пластах, в бесконечных дорогах и темных лесах, среди леших и кащеев, и каждого предавшего ждет наказание, а исцеления не будет, не ждите. Жестоко, страшно и очень красиво сложено.

8. К. Мюллер. «Мутные воды Меконга». А потом вынырнуть наконец из чужой беды и вдохнуть немного воздуха — душного, влажного вьетнамского воздуха с острой пряностью приключений. Это книга, написанная американкой, отправившейся в 26 лет путешествовать по Вьетнаму. «За семь месяцев ей предстоит четыре раза пересечь страну, проделав путь от дельты Меконга до китайской границы, пройти, проехать и проплыть 6400 миль на велосипеде, мотоцикле, поезде, автобусе, грузовике, буйволе, лошади, моторной лодке, самолете, бамбуковом каноэ и на своих двоих. Сменить 134 гостиницы, пережить 14 арестов и одну депортацию за пределы страны, познакомиться с четырьмя детенышами леопардов, одним детенышем гиббона и одним весьма недружелюбным орлом, купить 23 неограненных рубина, съесть 429 тарелок супа, 8 фунтов водорослей и выпить бессчетное количество чашек зеленого чая, пять раз простудиться, напороться на бамбуковую палку, переболеть лямблиозом и цингой и написать об этом замечательную книгу». Я не напишу об этом лучше! Это и правда очень большое, очень увлекательное и очень тяжелое путешествие — с противодействующими властями, с дурным климатом и болезнями, ежедневно ломающимся мотоциклом и проводниками-мошенниками, вымогающими деньги. Насчет денег, кстати, Мюллер меня возмутила. Ну вымогают — так зачем же давать? Какой-то удивительный американский менталитет — видеть, что тебя только что обсчитали в десять раз, внутренне злиться и все равно платить. Если бы я так поддавалась на хитрость индусов, они бы меня давно по миру пустили! (К слову, про русских вьетнамцы в книге как раз говорят довольно ненавистнические вещи, потому что там, где американцы сорят долларами, русские прижимисты и гораздо хуже поддаются надувательству.) Но ладно, все равно это только половина книги. Зато другая — чистый восторг и счастье. Добрые люди, горные просторы, сельский труд, бесконечное любопытство — и настоящий дух вольных путешествий, каким он и должен быть.

9. В. Сорокин. «Манарага». Во-первых, новый Сорокин прекрасен. Во-вторых, я глупа! И не могу вывести из этой книги никакой мало-мальской (понятно, что альтернативной) морали. О чем это было? Люди будущего жарят мясо на бумажных книгах прошлого. Осетрина на «Идиоте», куриные шеи на Бабеле. Запрещенное элитарное поварское искусство называется book’n’grill, преследуется законом, пользуется большим спросом и уважением, а самое страшное, что может случиться с книгой — не сожжение изящно перелистываемых страниц под решеткой гриля, а молекулярное копирование, уничтожающее всю деструктивную суть аттракциона. Читать смешно и увлекательно, но раскрыть метафору я не в силах, пойду почитаю умных людей.

10. М. Ахмедова. «Крокодил». Эту книгу мне подсунул книжный сайт: «Люди, читавшие Старобинец, также покупают это». «Это» — отличное слово для книги «Крокодил». Теги на другом книжном сайте: «россия безысходность грязь наркоманы drugs отечественнаяхудожка ад самоуничтожение жуть». При этом книга — номинант премии Нацбест-2014. Ну да, что-то и правда есть в этом гадостном, адском гиперреализме. Ширяновские винтовые по сравнению с ахмедовскими «хвостатыми» просто свет русской интеллигенции — ну да и вещество у них парой ступенек повыше. А крокодил — это самое, самое дно, соответственны и его потребители. Деформированные, опухшие лица, гниющие ноги, тупые разговоры. Краткие моменты трансцендентального восприятия на приходе, пара минут иного — и снова сошествие в грязный и бездарный мир дна. На дне тоже есть любовь, мечты, человечность, но, как глубоководные рыбы, сплющенные и обесцвеченные толщей вод океана, они довольно-таки уродливо искажены. Смотреть на них гадко, но любопытно.

11. С. Гайз. «Mini-привычки, maxi-результаты». И немножко конструктива. Это небольшая книжка про небольшую хитрость, позволяющую обойти собственное сопротивление приобретению новых привычек, — неважно, хотите ли вы регулярно писать, рисовать, тренироваться или прибираться в своей комнате. Вся метода — в том, чтобы поставить перед собой план-минимум по выбранному аспекту деятельности, который будет максимально легко выполнить. Например, одно отжимание, один 3-минутный набросок или 50 слов в текстовом редакторе. Взяться за дело, когда цель невелика и нестрашна, — легче легкого, а сила инерции — то, чего не стоит недооценивать, так что стоит только начать — и дело заходит все дальше. Остальные главы объясняют с разных сторон, почему это так, в чем разница между силой воли и мотивацией, отчего слабнет и чем питается то и другое. Лично я свои ежедневные 30 секунд планки уже начала!

12. «Русские дети». И сборник рассказов современных русских писателей о детях. О собственном детстве или родительстве, или просто рассказы, где дети являются главными героями. Как всегда в сборниках, кто-то хуже, кто-то лучше, но общее впечатление осталось прекрасное. И это не я зарезала обложку, это их дизайнерская идея (очень странная, как по мне). В целом — мне было ужасно интересно. Особенно те, что пострашней — и фантастические, и реальные; а самым слабым рассказом считаю сочинение на тему «Как я провел лето в 1965 году», полное ностальгии, бабушкиного тепла и запаха ягод, но не имеющее абсолютно никакой надстройки — все равно что бардовская песня самого запечного пошиба. Но стоит учесть, что на всю книгу таких рассказов всего два! А остальные — несомненно, стоят внимания.
Link27 comments|Leave a comment

шмоткопа [May. 3rd, 2017|09:46 am]
Юкка
[Tags|]

Ура, товарищи! Новая дата шмоткопати на Девятой определена: оно пройдет в субботу, 13 мая. Начало для девочек в 18:00, для мальчиков — в 21:00, окончание для всех в 23:00.

Для тех, кто еще не знаком с этим форматом: шмоткопати — это такое мероприятие вроде фримаркета, но более камерное и проводящееся у кого-нибудь дома. На такую вечеринку можно приносить вещи, которые вам уже не нужны и только занимают место, но для кого-то еще могут стать приятной обновкой, — одежки, наскучившие или не подошедшие размером, прочитанные книжки, украшения, косметику и всевозможные предметики для дома, а также безумные штуки, которые непонятно откуда и зачем у вас взялись — уж вместе-то мы придумаем им применение!

Мы разложим все это на специально подготовленных поверхностях и будем примерять-примерять, пока каждый не найдет себе что-нибудь по душе. Прочие, никому не пригодившиеся вещи я отвезу в благотворительный магазин "Спасибо", где они будут распределены нуждающимся.

Кто хочет прийти — записывайтесь в комменты и добро пожаловать!

Кчайности приветствуются, вино не возбраняется, нелепые предметы пользуются особым почетом! И, да, если вам нечего отдать — не стесняйтесь приходить: забиратели нам нужны не меньше.

Link12 comments|Leave a comment

Питер [May. 2nd, 2017|05:13 pm]
Юкка
[Tags|]

Друзья, а если я 5-го мая шмоткопати устрою, кто-нибудь придет? Или 6-го?
Link14 comments|Leave a comment

книжки. март [May. 2nd, 2017|03:36 pm]
Юкка
[Tags|]

В марте мне не то чтобы сильно повезло с книжками — ни с количеством, ни с качеством, поэтому и написать о них все было никак не собраться. Думала и вовсе пропустить месяц — но когда настала пора отчитываться о несравнимо более крутом наборе апрельской литературы, март начал обиженно трепыхаться в моей голове: "А я? А как же я?", и никак мне было не избавиться от мысли о не отданном ему долге.
Поэтому апрель напишу на днях, а март сегодня.



1. Д. Чернышев. «Как люди думают». Очень любопытная книга жж-юзера mi3ch, в которой он пытается создать новый инструментарий творческого мышления: "Я попробовал придумать алфавит мышления. Мне кажется, что это может упростить как придумывание чего-то нового, так и объяснение того, как человек пришел к той или иной мысли". На мой взгляд, затея не удалась: все эти пиктограммы мгновенно забываются и не встраиваются в обиход — может быть, было бы проще, если бы мое издание было бумажным и можно было бы сделать закладку на их перечне. Зато книга оказалась хороша другим: стремясь подтвердить свои концепции и найти примеры для всех типов творческой мысли, Чернышев собрал большую коллекцию любопытных задачек, историй, фактов — и вот они-то и становятся главной ценностью издания. С момента прочтения я полюбила тешить публику рассказами о том, что, оказывается, репку вытянуло не обычное деревенское семейство с домашними питомцами, а "перва нога, друга нога, третия нога" — целых пять ног, неведомо чьих! Или что бабушку Красной шапочки в чуть более далеких от нынешней поры источниках съел не волк, а сама Красная шапочка!

2. Т. Толстая. «Войлочный век». Это сборник эссе Татьяны Толстой обо всем подряд, составитель не слишком затруднил себя выбором темы. Возможно, это не лучшим образом сказалось на впечатлении, которое оставляет книга. В целом я к Толстой отношусь с большим уважением, но рассказы, сменяющие друг друга, плохо сочетаются, со здравым смыслом соседствует старческое брюзжание, очень слабое в литературном плане, — чтобы потом снова смениться глубоким взглядом на что-либо, исполненным красоты... В общем, дорогу скрасила, но души не подлечила.

3. Р. Фейнман. «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман». А это книжка что надо! Сборник автобиографических историй из жизни нобелевского лауреата, физика Ричарда Фейнмана, посвятившего жизнь науке. Он весьма остроумен, не чужд проказам и хорошим шуткам — совсем не обязательно связанным напрямую с его деятельностью, но показывающим (что не удалось Митричу в пункте первом моего отчета), как работает пытливый ум и как приходят в голову ученого новые изобретения и идеи для экспериментов.

4. К. Арбенин. «Король жил в подвале». А я и не знала, что лидер питерской группы "Зимовье зверей" пишет не только песни (и некоторые из них замечательные), но и книги, и пьесы. Мне вот досталась его небольшая повесть о короле, который остался без работы и, чтобы прокормить королевскую семью, отправился на поиски «бесхозного» королевства, — сложного жанра: сказочная? сатирическая? философская? хотя бы детская или взрослая? Не сразу разберешь, но увлекательная — на все сто, уже хотя бы из-за этой своей своеобычности и непредсказуемости авторского хода.

5. Г. Робертс. «Тень горы». Продолжение «Шантарама». Слушала его в Индии, надеясь на такой же атмосферный и познавательный восторг стерео-погружения в индийские колориты — но была разочарована, во второй части ничего подобного нет. Герои те же, место действия то же, а вот взрывной силы первой книги нет и подавно: "Тень горы" — это сплошная санта-барбара, полная любовных историй сомнительной правдоподобности, криминала и то немотивированных смертей, то столь же необъяснимого их отсутствия. В общем, я по инерции дослушала, а вам не рекомендую.

6. В. Панова. «Сережа». И в финале — добрая и милая советская книжка про маленького мальчика, которому повезло с отчимом. Про его детские переживания и чувства, дворовые игры, домашние дела, все очень просто и при этом очень тепло.
Link11 comments|Leave a comment

Музей эмоций [May. 2nd, 2017|12:52 pm]
Юкка
[Tags|]

Еще по путевке от spbblog посетили Музей эмоций. Яркое и неоднозначное место, заставившее всех поспорить, на какую же целевую аудиторию оно рассчитано — давайте я опишу, а вы поможете мне решить?

В целом этот музей — череда комнат, посвященных той или иной эмоции (я бы скорее сказала, чувству, иначе откуда в списке эмоций любовь и отвращение?) и соответствующим образом декорирована. Все это работа одного художника Алексея Сергиенко, известного дизайном носков и картинками про Путина.

А затем — к компании приставляют гида и отправляют в путешествие по чувствам ли, эмоциям ли — в общем, человечьим проявлениям. Начиная с самого низменного — гнева. Черные стены, мишени и боксерская груша. В каждой комнате есть немножко интерактива — например, здесь можно поорать в специальный крикоулавливатель, который затем сообщит, сколько децибел удалось из себя извлечь. Я со своими 120 дБ стала чемпионом в нашей жж-шной компании, несколько раз переигрывала, но к женскому рекорду комнаты (129 дБ) подобраться не удалось. Еще один обязжательный элемент музейных комнат — видеорамки по стенам, в которых крутятся соответствующие эмоции ролики. Они-то, собственно, и заставили меня задуматься о целевой аудитории впервые. Комната гнева показывала нам, как поездом разрезает человека надвое (гневался ли поезд?), как хулиганы пинают человека на улице, как кому-то отрубает пальцы — все это в мелких кровавых подробностях, перечень неприятных смертей. Говорят, дети такого пугаются — или на детских экскурсиях телевизор выключают? Осталось неясным.

DSC07125
Read more...Collapse )
Link1 comment|Leave a comment

(no subject) [May. 1st, 2017|09:11 pm]
Юкка
На первомай я впервые в жизни искупалась в проруби!
И видела с крыльца лису.
Link9 comments|Leave a comment

театр навынос [Apr. 24th, 2017|11:49 am]
Юкка
[Tags|]

К Сонечке недавно на улице подошел режиссер и предложил стать героиней его проекта. Затея у него такая: он ловит на улице интересных людей (тех, к кому ему захотелось подойти, или, наоборот, тех, подойти к кому ему было реально страшно), проводит с ними день, а затем на основе общения они строят небольшой импровизационный моноспектакль, где этот человек рассказывает о своей жизни. Сонечка пока в раздумьях, готова ли она к такому экспириенсу, а пока моей задачей стало посмотреть, как это получается вообще. Сходила вчера на один из показов.
Получается очень даже! По крайней мере, ни на что не похоже.
Нашим вчерашним героем был 52-летний импозантный цыган в голубом костюме, женившийся на дочке генерала и ушедший от нее в повара (по жестам и интонациям, нельзя исключить, что от жены он ушел в мир мужчин, — но некоторая манерность только добавила персонажу колорита). Он завел нас (человек 25) в свою крохотную комнатку в здании американского посольства и стал рассказывать. Хохотал через каждое слово, и смеялся очень хорошо и заразительно. Модник 80-х, он никогда не мог подобрать в петличку платочек в цвет рубашки — как он вышел из ситуации? Он стал обрывать у рубашек рукава и делать из них эти треугольнички! Или история о том, как Таня Овсиенко впервые заинтересовалась им в конце декабря в Москве, где он работал официантом, а следующий раз (на тех же новогодних гастролях) увидела его через неделю в Саратове, где он уже был директором ресторана — ну вот такой он стремительный чувак!
Странно было, когда наш герой минут через 15 после начала спектакля ушел. (Его, бренд-шеф-повара, вызвали открывать банкет.) Нам включил телевизор (хотя бы не просто телевизор, а видеозапись с его же дня на кухне) и выдал бутылку водки. К концу бутылки вернулся, продолжил.
Во второй части, правда, немного увлекся саморекламой (не себя как личности, а своих ресторанов-столовых-магазинов) — но так или иначе, даже лестничный заход в спектакль меня уже покорил, так что я в деле, через воскресенье снова пойду. Люди там всегда разные, скучно не будет.
Link5 comments|Leave a comment

(no subject) [Apr. 22nd, 2017|04:36 pm]
Юкка
[Tags|]

— Ну давай же, вставай. Уже полпятого. Сделай хоть что-нибудь полезное.
— Могу лечь нагишом на паркет, чтобы лучше прочувствовать весь холод своей непригодности.
— Ну наконец хоть что-то!
Link1 comment|Leave a comment

Топливо [Apr. 20th, 2017|07:51 pm]
Юкка
[Tags|]

В пространстве "Скороход" увидела удивительный док-спектакль (я теперь вообще большой поклоник дока) "Топливо" и жажду о нем рассказать как минимум потому, что в моей коллекции спектаклей, который могли бы понравиться бабушке/хиппи/ценителю странного еще никогда не было такой позиции, как "спектакль для технарей". Не в смысле, что он понравится только им, но такого вот сферического программера, на театр как явление глядящего сильно издалека и с легким недоумением, туда зазвать можно с уверенностью, что заскучать он там не сумеет.
Это текст, написанный на основе интервью с чуваком с физтеха, который в свое время придумал Abbyy lingvo и Finereader. Он рассказывает свою жизнь, совсем немножечко детства, а все больше про поступление на физический факультет и тамошнюю жизнь взгляд изнутри; говорит без театральщины, даже с легкой аутичной схлопнутостью внутрь, но ход его мысли очень затягивает, а истории физического безумия (под Москвой, рядом с тем самым физтехом, стоит психлечебница, так вот большую часть ее пациентов составляют студенты, не выдержавшие нагрузок) были прекрасны — особенно та, где в психушке оказался он сам, да как!.. И потом — как от научной деятельности он совершенно неожиданно для себя оказался в айти и что из этого вышло. А кроме того — он в свое время увлекся идеей флеш-мобов и затеял несколько из них — осталось вычислить, как это связано с физикой и айти!

В общем, я осталась очень довольна спектаклем, недовольна только тем, что была на нем одна, а ведь стольким хотелось бы показать! Вот хоть с вами поделюсь.

Link2 comments|Leave a comment

разговоры со зверьком [Apr. 16th, 2017|09:12 pm]
Юкка
[Tags|]

Друзья, у которых есть домашние зверьки, скажите, как вы с ними разговариваете? Говорите ли о жизни, доверяете секреты или только зовете к миске? А есть ли разница в том, как вы общаетесь с ними наедине и когда, скажем, в доме гости? А если у вас есть разные питомцы - то есть ли разница в общении с кошкой, собакой и, скажем, хомяком?
Link32 comments|Leave a comment

с днем рождения, жж! [Apr. 15th, 2017|12:03 pm]
Юкка

открытка
Link6 comments|Leave a comment

liza alert [Apr. 10th, 2017|09:54 am]
Юкка
Вот эта поисковая организация Liza alert - все думали, что она названа в честь Доктора Лизы, а потом оказалось, что вовсе даже в честь первой девочки, которую они нашли погибшей, а тут я в поезде читаю "Я должна рассказать" Маши Рольникайте, дневник 14-18-летней еврейской девочки, пережившей гетто и концлагерь, и узнала оттуда вот что: liza alert - такой пароль был у отряда сопротивления в вильнюсском гетто, и это было имя девочки, которую расстреляли за то, что она пыталась пронести в гетто оружие для партизан.
Link5 comments|Leave a comment

книжки. февраль [Mar. 23rd, 2017|11:18 pm]
Юкка
[Tags|]

В Индии у меня сломалось всё, что я туда привезла: ноут, фотоаппарат, телефон, банковская карта и дружба с Сашей. Зато все, что я встретила там, было прекрасно. Но без ноута писать о книжках было слишком уж нелегко. Потому отчет за февраль публикую с воооот такой задержкой — но все же публикую!



1. В. Финли. «Тайная история красок». Исследование, посвященное истории красок — от исторических традиций к современности; не самый привычный литературный жанр — науч-поп с элементами личной истории-путешествия — оказался здесь очень уместен, и можно прокатиться с автором одновременно по миру и по цветовому спектру; по заповедникам, шахтам и фабрикам, то сотрудничая, то покупая, а то и вызнавая нелегально способы добычи и производства красящих веществ. Из череды секретов я расскажу вам два: а) если кормить голубей мареной, их кости становятся красными; б) кока-колу делают из червей (кошенильные червецы, если их раздавить, брызжут во все стороны ярко-красным — из этого-то красного и получается краситель E120). И там такого еще много! Пейте червей.

2. М. Писториус. «В стране драконов». История не просто борьбы, но воскрешения. До 12 лет Мартин был обычным мальчиком, а потом стал терять навыки движения, утратил память и мышление, впал в кому и несколько лет провел в ней — а потом, когда уже никто не надеялся — вернулся! Только в сознание, без возможности передвигаться. И как сложно было ему докричаться до тех, кто ухаживал за ним, не надеясь, не вглядываясь, не замечая, что он уже снова живой. И как он начал справляться с жизнью потом — и, хотя обычно бывает наоборот, — из овоща снова стал человеком, и многому научился, и нашел работу, и — все еще парализованный! — даже любовь и жену! И все это было очень непросто, и он честно пишет о том, как ему приходилось побеждать ситуацию день ото дня, и это сильно и взаправду, да.

3. С. Платт. «Под стеклянным колпаком». И, контрастом, после книги про невероятный путь наверх — книга про резкий скат сверху вниз. Ну, в общем, это в чем-то все равно — в книге (и человеке) должно быть развитие, а то, в какую сторону смотрит вектор, не меняет длины отрезка. Удивительная девушка, красивая и талантливая, выбирается из родного захолустья, получив престижную стипендию и с каждым днем получая все больше признания — и тут ее путь надламывается и она уходит в депрессию и суицид. Написав эту книгу, она покончила с собой через месяц после ее издания. На самом деле я думаю, что мне стоило ближе узнать ее как поэтессу, прежде чем следить за падением. Знакомиться же с автором с этой книги — все равно что представляться чужой уходящей спине.

4. Г. Шмидт. «Битвы по средам». Детская книжка, люблю детские книжки. Вообще нет. Люблю промежуточные (вот французский фильм «Микроб и Бензин», который мне показали в самолете, — яркий пример промежуточности между миром детей, подростков и взрослых), а эта все-таки для тех, кто помладше. Но я чередовала ее с другой книжкой, о которой позже, поэтому в детскую сбегала отдышаться. Это про мальчика, школьника, и множество его абсолютно неразрешимых маленьких школьных проблем, и как его внезапно спас от всего Шекспир. Временами очень нереалистично и раздражает этим. Остальное время норм.

5. И. Уэлш. «Сексуальная жизнь сиамских близнецов». И из детского — вжух — в сверхвзрослое жестяное! Уэлш мастер своего дела, конечно (когда дело касается крупного жанра, а то вот рассказы у него оказались так себе). Тут, извините, вся книжка вокруг фэтшейминга. Про фитнес-тренера и ее клиентку, художницу-жируху. И противодействие, и борьбу, градус которой то и дело заходит за рамки, и много секса, и вдосталь пиздеца, в общем, приличному человеку не посоветуешь, а неприличный может сильно протащиться. Да протащится, как пить дать, Уэлш силен.

6. И. Макьюэн. «Закон о детях». А это, хм, своего рода производственный роман — о судье и том, какие сложные ей порой приходится принимать решения. Мальчик, больной лейкемией — ему нужно переливание крови, а он из Свидетелей Иеговы, которым такое нельзя. Если спасти его жизнь, от него отвернется община — нужна ли ему, фанатику с горящими верой глазами, такая жизнь — или он имеет право самостоятельно решать свою судьбу? Он убедителен, и намного убедительней врачей. В конце концов, разве их принцип «спасай пока возможно» — не точно такой же вопрос веры?
Одна только загвоздка с этой книгой — проблематика ее куда сильней реализации. Любая аннотация выглядит заманчивой, как трейлер, в который уместились все хорошие сцены из фильма, а остальное — мутная невкусная вода. Личная жизнь судьи, распад унылой пожилой семьи, давно потерявшей близость, закоснелая мораль героини — об этом в аннотации почему-то ни слова, а в книге их слишком много, и все они серы. Хотя дело мальчика раскрывается и вправду интересно, но не скажу как.

7. А. Жвалевский, Е. Пастернак. «Время всегда хорошее». И снова чередование, снова детская — прямо вот совсем, дайте мне 10-летнего ребенка и я дам ему книгу. Про попаданцев даже, но вот каких: взяли девочку из будущего (там указан 2018-й, но мало замахнулись, до той поры, пока школьники перестанут болтать и уйдут в настоящий онлайн, у нас еще лет 20, не меньше), мальчика из 1980-го — и поменяли местами. Пусть обмениваются опытом, и пионер учит будущих виртуальных детей говорить (за время в онлайне навык утрачен), а девочка, живущая в сети, лишается сети и учится взаимодействовать с прессом советской школы. Любопытно, любопытненько.

8. В. Караваев. «Гоа. Исповедь психоделической устрицы». А это — Самая Плохая Книжка Из, Прочитанных мнойю в жызни!!1^..
Главная загадка месяца — почему я ее все-таки прочла? Она довольно толстая, ко всему. Написана очень плохим языком, крайне косноязычно. Диалоги избыточны, неестественны. В 70% реплик любого персонажа упоминается имя того, к кому он, собственно, обращается. Так как главного героя и по совместительству автора зовут Василием, это «Вась» либо начинает половину предложений, либо упихивается куда-нибудь в их середину, и от васьканья начинает тошнить странице на десятой. Но почему я осилила семьсот? То ли в целях повышения редакторской квалификации — каждый раз, когда становилось совсем нехорошо, это становилось поводом для разбора, почему именно сейчас; то ли от близости тем — в том, чтобы, сидя на Гоа, читать про Гоа, есть некий эффект двойного погружения; то ли из высокомерия — читая про уродов, сам себя чувствуешь таким адекватным! В целом, я думаю, как раз все три фактора и сыграли, только двух бы не хватило.
Ладно, давайте про книжку расскажу. Автор — Василий Караваев, загоревшийся в 90-е идеей пересадить народ с водки на траву, замутивший бизнес по продаже конопляных одежек, поехавший в Гоа за партией товара, да там и оставшийся. У него, конечно, великие цели — помочь человечеству совершить «квантовый скачок сознания». Выражается это в том, что он банчит наркотой, юлит между азиатскими странами, надеясь избежать ментов, и накуривается от рассвета до заката с такими же сомнительными существами. Жена его ненавидит Индию, а любит шубы, бабло и комфорт, а сам он люто-бешено ненавидит родную страну («рашку») с ее морозами и тупыми мрачными рожами. И когда его философствования о вселенской любви перемежаются этими выплесками гадкости, становится очевидно, что квантовый скачок, о котором он мечтает, с каждой дозой становится все менее невозможен. Ведет он рассказ из двух точек сразу — из 90-х и из Мапусской тюрьмы (если сравнивать с Шантарамом — гоанская тюрьма куда как мягче мумбайской).
И, черт, почему самую плохую книгу месяца я читала дольше всего — а теперь пишу о ней дольше всего? Почему с таким отвращением осуждаю отвращение чужое? Все-таки эта ваша устрица — удивительных свойств.

9. Х. Мураками. «Подземка». И единственное хорошее, что я вытянула из чудовищной психоделической устрицы — «Подземка» (кто-то в той книжке упомянул ее в диалоге, и я тут же закрыла ту и открыла эту). Тут история такая: в 1995 году секта Аум Синрике разлила зарин, яд нервно-паралитического действия, по четырем веткам токийского метро. Спустя два года Мураками расспросил 60 японцев, пострадавших от зариновой атаки, о том дне и собрал из этих свидетельств книгу. Надо сказать, это почему-то совершенно не страшное чтиво — японцы так безэмоциональны, сухи, деловиты. Они много говорят о трудностях, к которым привел теракт, но больше о работе, на которую торопились, чем о своих чувствах, — и в итоге книга четко рисует не только след катастрофы, но и образ самого общества, и это одновременно одннообразно и внятно.
Link35 comments|Leave a comment

девятая [Mar. 23rd, 2017|12:22 pm]
Юкка
А вот и продолжение истории: помните моего поджигателя, трепетного поэта с коктейлем Молотова в руке?
А вчера он под моими окнами Сашку, который надо мной живет, прирезал.
Участковый вот за характеристиками приходил.
Link36 comments|Leave a comment

(no subject) [Feb. 11th, 2017|08:21 pm]
Юкка
а еще хотела рассказать, как мы ветку обрили
ехали в автобусе быстро, а она как сунется в окно
короче, ветка осталась где росла, а все листики поехали с нами
LinkLeave a comment

«хорошо тебе там отдыхается?» [Feb. 9th, 2017|12:16 pm]
Юкка
Мне не нравится слово «отдыхать».

Не само слово, а его применение к моей нынешней индийской жизни. И вообще к путешествиям: где бы я ни жила, в Гоа, в Таллине или в Амстердаме (кстати, решила вот, что хочу в Амстердам весной, никто не желает присоединиться?) - я отказываюсь называть это отдыхом, жизнь как жизнь, просто в других условиях.
Потому что от чего мне отдыхать? От работы? Но я же не фултаймер, который 11 месяцев впахивает, чтобы потом, получив отпускные, вырваться вон и наконец выдохнуть спокойно. Я беру работу с собой, я работаю каждый день (в этом году я даже 1-го января взялась за свои афиши в 10 утра, не успев сомкнуть после праздника глаз).
От семьи? Наверно, бывают люди, устающие от гомона домашних и жизни в неразрывной связке с ними, и уезжающие, скажем, в одиночестве в горы просто помолчать. Но у меня нет никакой семьи, не от чего и бежать. (А когда появится, очень надеюсь, что бежать от нее не захочется.)
И друзья в радость, и хор в радость, а уж петербургские театры-выставки — ну не от них же мне в Индии отдыхать?
Отдыхают от утомительного, а не от любимого.

Отдых — это вычитание.
Путешествие — сложение.
А приключения и вовсе смахивают на умножение чувств.
Link20 comments|Leave a comment

самый трусливый пассажир на свете [Feb. 7th, 2017|10:37 am]
Юкка
[Tags|]

Боюсь ездить на байке. Даже пассажиром боюсь, а уж водителем лезть в это шивино месиво на перекрестках - и вовсе кажется немыслимо.
Зато вчера нашла новый хинт по езде для трусих. Вставляю в одно ухо наушник с предварительно закачанным в телефон своим вконтактовским плейлистом. Сперва думала, благодаря этому будет просто не скучно ехать, потом — что буду отвлекаться на музыку и забуду бояться, но эффект оказался много круче.
Теперь я примеряю под каждую музыку свой воображаемый взлет — и, знаете, под музыку смерть и правда красна! С Летовым в ушах — чего б да не помереть. С мягкой мантрой "сатана ма" — умрешь как так и надо. Со скандинавским фолком — прямо с трассы да в Валгаллу! Не в страх, а в кайф.
Link15 comments|Leave a comment

книжки. январь [Feb. 3rd, 2017|01:35 pm]
Юкка
[Tags|]



1. И. Бунин. «Окаянные дни». Как я уже говорила, новый год мы встречали революционно, Семнадцатый же, и эта книга, начатая в декабре, перехлестнулась вместе с праздником в следующий месяц, но не могу сказать, что была она мне по душе, ибо столько отвращения и ненависти, сколько было в Бунине к революции, во мне не помещается.

2. Д. Быков. «Квартал. Прохождение». Этой осенью у создателей моего Хора Дурацкого вышла смешная книжка «Глупособие» со смешными заданиями на каждый день. Я рассказывала о ней ilraf на шмоткопати, и ему нашлось чем ответить: быковским «Кварталом», который, по сути, тоже набор заданий, но если Глупособие затея художественно-практическая, то «Квартал» — литературная, и каждый из 90 дней прохождения (квартал в городе здесь совпадает с годичным кварталом) сопровождается авторским комментарием и рассуждением: потому эту книгу хорошо читать, даже если вы не расположены к подобным играм. А вот тех, кто хотел бы именно поиграть в нее, — придется огорчить. Некоторые задания практически несовместимы с реальностью (ну только если вы не сумасшедший богач, сорящий и деньгами, и силами, и временем), а выполнять их выборочно — совершенно бесполезно, как многократно повторяет Быков. Увы, «пособие по развитию шизофрении», как я окрестила эту книжку в начале чтения, едва ли вам по силам! Все самим придется, все самим.

3. Д. Уорф. «Вызовите акушерку». Я пару лет назад очень полюбила этот сериал, и только недавно благодаря kolsanova узнала, что он снят по книге — и по очень хорошей книге! Это бытописание жизни и работы лондонских акушерок 1950-х годов: тогда роды принимали преимущественно дома, и задачей акушерки было не только помочь родиться ребенку, но и предварительно оценить, подходит ли для этого домашнее пространство, познакомиться с семьей, помочь уже родившим матерям — так что по долгу службы они разъезжали по городу на велосипедах, успевая насмотреться на такие разные человеческие жилища, семьи и судьбы! Читается взахлеб.

4. Э. Керет. «Семь тучных лет». Это тот же израильский писатель Керет, чьи рассказы в переводе Горалик я так люблю, но на этот раз не с художественными, а с биографическими текстами. Семь лет, от рождения сына до смерти отца. Небольшие зарисовки — разговоры с женой, конфликты с таксистами, перелеты и встречи с читателями... Человеческая жизнь с очень хорошего ракурса.

5. Г. Крамер, Я. Шпренгер. «Молот ведьм». Удивительная книга. Еще не читав ее, я знала, что это средневековый трактат по демонологии, своего рода инструкция — как выявить ведьму, на что она способна и что с нею делать. Но когда дотянулись до нее руки (а вернее, уши) (спасибо, conponendi, это твой пост стал последней ступенечкой к тому, чтобы за нее взяться) — я была поражена: не ожидала такой псевдонаучности! То есть все эти рассуждения, выводы — они ни в коем случае не берутся с потолка, трактат полон перекрестных ссылок, последовательных логических умозаключений, всего того, на чем строится любая научная работа. Но при этом формальная рассудительность оказывается чудовищно иллюзорна, потому что стоит приглядеться — и за изначальный постулат берется «Всем известно, что если женщина в свой период посмотрит в зеркало, оно мутнеет» — а следовательно, если посмотреть ей в глаза, то луч зла передастся из зрачка в зрачок (ну, как воздушно-капельным путем) и у юноши прекратится пищеварение. Да и сама логика тоже весьма неоднозначна: «Так как у добрых ангелов порядок во всем, следовательно, у злых демонов порядка ни в чем быть не может». «Если муж испытывает слабость в брачном соитии, виноват в этом не дьявол, так как если дьявол имел бы такую власть, то человечество вымерло бы, соответственно, это дело рук ведьмы». К каждому из этих выводов авторы подходят долгим, сложным путем, и их многословие позволяет в точности его наблюдать. Как логик по жизни и как редактор, я тщательнее всего во время чтения следила именно за тем, как раскрывается ход этой антинаучной мысли от причины к следствию, и иногда это было ужасно смешно — пока я не вспоминала, что это текст отнюдь не юмористический, и все жесточайшие пытки и казни — за высосанные из авторитетного демонологического пальца преступления — не фикшн, а настоящая страшная и алогичная жизнь прежних веков. Немыслимо!

6. Н. Гейман. «Осторожно, триггеры». Еще один сборник рассказов Геймана. Мне всегда нравилось, что он предваряет свои тексты хорошими такими человеческими вступлениями (равно как и Кинг в последние годы): при каких обстоятельсттвах к нему пришла идея этого рассказа, как он писал его — то есть тексты его приходят в мир не сами по себе, а в плотной связке с самим творческим процессом, с необрубленной пуповиной — но тут уж он заигрался! Четыре! Четыре вступления к книге, каждого из которых было бы вполне достаточно! Каждый раз, открывая новое, я все больше озадачивалась, а в итоге возмутилась. Что же касается рассказов — хороши рассказы. Вышла книжка-телевизор: читаешь ее читаешь, а потом оп! — и прямо внутри нее внезапно серию Шерлока посмотрел. Или Доктора Кто.

7. Д. Григорьев. «На плечах великого Хималая». ДэГэ, питерский хиппарь-поэт-автостопщик, мне еще в юности полюбился — книгой Господин Ветер, где путешествия его были прекрасны, романтичны, мистичны и веселы — ну как и положено хипповской дорожной жизни. Прошло пятнадцать лет — и у себя же на кухне я наткнулась на еще одну его книгу (к слову, ее оставила девочка Лида, снимавшая у меня третью комнату, а потом внезапно, буквально в три дня, ушедшая в полугодичный средиземноморский круиз), где ДэГэ сотоварищи странствуют по Гималаям. У него весьма своеобразный подход к тексту, он собирает книгу из очень разных кусочков — путевые заметки сменяются полезной информацией, внезапно старинной легендой, стихами самого автора и его друзей, потом новый город и новый исторический экскурс... Это все могло бы стать пятью разными книгами (не по объему, а по количеству сложенных жанров), но ДэГэ собирает их в один довольно хаотичный, но тем и славный коллаж — и, пожалуй, для описания Индии этот принцип подходит идеально. В общем, именно ее спешно дочитывая, я и вдохновилась на путешествие, в котором уже неделю пребываю.

8. Б. Кирини. «Необычайная коллекция». О, это очень странный француз. Читаю уже вторую его книгу, и всегда нахожусь на какой-то неоднозначной грани, где мои чувства так и не становятся любовью к автору, но удовольствия от чтения это не отменяет. Это книга допущений. Фантасмагорических допущений, каждое из которых развивается в рассказ. Что если люди стали бы меняться телами во время оргазма? Что если город начал бы разрастаться не по окраинам, а из самого центра — вчера еще между этими домами было пятнадцать метров, а сегодня уже сто? Но это вставные истории, а основная линия посвящена коллекции удивительных книг: книги, забытые их авторами или не удерживающиеся в читательской памяти; книги, которые можно читать поперек; книги, требующие, чтобы их читали во фраке — и многие-многие другие допущения, каждое из которых становится очень странной историей.

9. О. Камаева. «Ёлка. Из школы с любовью, или Дневник учительницы». Гимн Порядочности. Довольно унылый гимн. На школьную кухню посмотреть интересно, и дневниковые книжки я в целом люблю — но обычно предпочитаю, чтобы персонаж не вызывал у меня тоски.

10. К. Моран. «Быть женщиной. Откровения отъявленной феминистки». Вот Кейтлин Моран тоски — не вызывает! А ровно даже наоборот. Это история становления свободной и веселой женщины — откровенные воспоминания из детства в многодетной семье с множеством сестр, разумные рассуждения о гендере, теле и прочих аспектах свободы личности, история жизни и история взглядов.

11. Ю. Вольфенгаут. «Черные воды Васюгана». А эту книгу я пол-января читала как корректор: это воспоминания учителя Елены Шахтариной (мамы Аленины), которые она перевела с немецкого и собирается издать для русского читателя. Воспоминания, прямо скажем, не из легких: молодые годы Юлиуса Вольфенгаута пришлись на пору репрессий, и он был отправлен из родного Черновица в сибирскую тайгу, где так непросто было выжить — но он сделал это. И выживал дальше, меняя места ссылки, места работы, терпя голод и унижения от власть имущих, и этот суровый путь не помешал ему найти свое признание и стать учителем, а многие годы спустя, 81-летним стариком, он вернулся в Европу и написал книгу о своем долгом и трудном пути.
Link14 comments|Leave a comment

Бродский [Jan. 30th, 2017|03:32 pm]
Юкка
[Tags|]

Из Москвы в Дели я летела самолетом по имени Иосиф Бродский. В последний момент перед переводом телефона в режим полета друг успел прислать мне несколько стихотворений Бродского, посвященных путешествиям по воздуху. На взлете я читала их вслух - но тихонько, едва шевеля губами. Наверно, со стороны казалось, что я молюсь.
Link2 comments|Leave a comment

хор арамболя [Jan. 30th, 2017|02:38 pm]
Юкка
[Tags|]

После сансета шла по краешку воды, смотрю, люди в тесный кружочек столпились. Вдруг, думаю, там бесплатную еду дают или утопленника нашли! Подхожу - а они поют.
Так что хор я себе нашла и на морском берегу. Просидела с ними до полуночи и вот что хочу сказать.
Хорошо быть американским хиппи! У них с 60-х сложился целый корпус текстов для легкого тусовочного пения: сегодня я держала в руках сборник, в котором их было около семидесяти, что ли. Это короткие тексты длиной в 4-10 строк, воспевающие простые и приятные вещи — море, солнце, свободу, любовь; несложные, но красивые мелодии, очень логичные, так что подхватывать можно даже не с третьего прогона, а прямо на ходу; наконец, каждая песня поется по кругу много раз, затягивает только так.

Link10 comments|Leave a comment

Дели - Гоа [Jan. 28th, 2017|12:37 pm]
Юкка
[Tags|]

В аду:
- темно, потому что ночь.
- сбербак, сука, обменял мою визу-классик на визу-электрон, я не заметила, а теперь здешние банкоматы ее игнорируют.
- обменников нет, я без копейки.
- интернета нет, и ужасно одиноко.
- если выйти из аэропорта (где остались обменники) - обратно не пускают.
- если войти в другой аэропорт (откуда улетать) - оттуда уже не выпустят.
- карты города нет и неизвестно куда ехать.
- если три часа кататься по кольцевой метро, то потом оказывается, то жетон был с лимитом времени и охранники вообще никогда не видели человека, который провел под землей три часа, и не знают, на сколько его штрафовать.
- я заблуждаюсь в трущобах.
- обменников все еще нет, я закладываю чемодан за 50 рупий и теперь мне надо его выкупить.
- интернета нет, и не с кем посоветоваться.
- вокруг все гудят, лают, кричат.
- под ногами жидкая грязь, слипоны дырявы и мокры.
- нога болит все сильней.
- рикши пристают.
- очень хочется есть и пить, вокруг папайи, а мне не на что их купить.
- очень хочется спать, есть и пить и в интернет!
- очень хочется разрыдаться.

Но не все ж рыдать, разрулила.

В раю:
- человек находит в метро полторы тыщи рупий, говорит: "вы уронили". Я благодарю, убираю в сумку, ругая себя, что еще и норовлю потерять последнее. Чуть позже, придя в себя, выясняю, что они были не мои.
- человек в аэропорту дает мне сорок минут интернета, и в диалоге с Сашей меня наконец отпускает.
- человек на электромобиле видит, как я хромаю, и везет меня к нужному гейту по коврам на бесшумной машинке, на которой я всегда мечтала покататься.
- человек в самолете предлагает мне место у окна и заботится обо мне всю дорогу.
- другой человек в самолете назначает меня ответственной за аварийный выход и проводит личную подготовку по открыванию выхода и спасению людей.
- человек Лана встречает меня в аэропорту и два часа везет на байке в дом, полный других совершенно замечательных человеков, которые сидят на берегу реки, едят жареных креветок, смотрят психоделическую анимацию, гладят собак, много смеются и выглядят и звучат так, как будто они всегда были моими друзьями.

В Гоа пахнет кострами, навозом, благовониями, цветами, водой, землей, бананьими шкурками, свежестью, маслами, куркумой, теплым ветром. Ветер поет в каждый забор, мимо которого мы пролетаем, а звук скутера по-разному отражается от поверхностей вокруг шоссе, и всю дорогу я изучаю эту музыку и этот ритм. На гребенке лежачих полицейских я пою сама.
Link39 comments|Leave a comment

Дом, который построил Свифт [Jan. 27th, 2017|06:06 pm]
Юкка
А еще я наконец благодаря spbblog попала в Молодежку! На спектакль Театра Дождей "Дом, который построил Свифт" по пьесе Г. Горина, основанной (в чем-то) на реальной истории англо-ирландского писателя-сатирика, философа, поэта Джонатана Свифта — автора "Путешествий Гулливера" и других произведений, полных едкой сатиры и тем опасных. Однако если в жизни он утратил душевное здоровье и онемел после инсульта, то здесь это становится лишь способом его друзей спасти Свифта от преследований властей: они притворно возмущаются вместе с общественностью его новыми сатирическими текстами, потому что — только сумасшедший может такое написать! — но на самом деле это сумасшествие лишь защита, вуаль, прикрывающая ясный критический ум, слишком резкий и вольнодумный, чтобы считаться здравым.
На годы замолчавший, Свифт не произносит слов, но персонажи его книг, его мнимого безумия, прорываются в дом из сознания без посредства речи. Йеху, лилипуты, великаны и гуингнмы, все они являются писателю — и зрителю — у них в том же доме своя удивительная жизнь, в меру сюрреалистичная. Круг плетеной сетки, как рыболовный сачок, свисающий в центр сцены, становится стаканом, в котором тонут лилипуты, и клеткой, и рамой.
Вымысел настолько же тесно сплетен с реальностью, насколько близки к порочному, несправедливому миру самые фантасмагорические книги Свифта. Все происходящее в доме декана — многоуровневая мистификация, в которой так непросто оказывается разобраться присланному для освидетельствования душевной болезни Свифта неопытному психиатру доктору Симпсону — в которую проще погрузиться, став еще одним фантазийным персонажем, обитающим в доме.
И быть этому зрителем — увлекательно и печально, но это уместная, полезная печаль.
И теперь надо бы Свифта перечитать.

LinkLeave a comment

Пункт назначения [Jan. 24th, 2017|12:40 pm]
Юкка
[Tags|, ]

Моим 22-м квестом стал "Пункт назначения" от компании InGame — мы уже играли у них в "Арктическую станцию", и это было очень круто построено технически. "Пункт назначения" оказался не таким цифровым, но это даже хорошо — мне как кинестетику, всегда приятно, когда есть что пощупать, потаскать с собой в руках: особенно, когда в квесте царит полутьма, воспоминания остаются преимущественно телесные: память прикосновения к жухлому колючему сену, к гладким тяжелым черепам, к электрической свечке, которая при этом на ощупь была словно восковая, к оторванным конечностям, которые я так и таскала с собой по квесту, как талисман, — лишняя рука никогда не лишняя!
Идея игры такая: некой компании было видение, что в этом самолете лететь не стоит, и они, пока не поздно, сошли. Самолет разбился вдребезги, но сила чудесного спасения оказалась не слишком долговечной: как заколдованное золото наутро рассыпается трухой и лягухами, так и этих друзей, чудом отбившихся от коллектива, обреченного на авиакатастрофу, смерть начинает подбирать по одному, стараясь никого не упустить. А кого она заберет первым, какой для этого изобретет способ и есть ли шанс избежать ее второй раз — над этим и придется подумать, выбираясь из квеста.
Квест рассчитан аж на шесть человек — и в нем достаточно просторно, так что для всех шести находилось место и дело; профессионального уровня (а раньше-то я их боялась!), и мы — вышли за 56 минут! Ура!

LinkLeave a comment

москва [Jan. 23rd, 2017|02:28 pm]
Юкка
[Tags|]

Привет, москвичи! А не хочет ли кто-нибудь со мною где-нибудь затусить ранним вечером 24-го или днем 25-го января? Буду у вас проездом по пути в Индию, жажду общения )
Link11 comments|Leave a comment

книжки. декабрь [Jan. 16th, 2017|12:22 pm]
Юкка
[Tags|]



1. О. Сакс. «Зримые голоса». Ну вот, кажется, я дочитала последнюю неосвоенную книгу Сакса, а новых уже не будет, как же жаль. Это книга о глухих и о способах их коммуникации — как друг с другом, так и со слышащим миром; взгляд на тему и с культурной, и с социальной, и с нейрологической точек зрения. Исторические факты иногда ужасно расстраивали — оказывается, жестовый язык не раз запрещали, лишая глухих способности развиваться, закрывали учебные заведения для людей с нарушениями слуха — и в том числе это рассказ об их борьбе за свои права. Кроме того, это рассказ о самом жестовом языке — к сожалению, без примеров, поэтому, многократно описанный, он все равно остается довольно закрытым для понимания теми, кто вне темы: так, например, его вариативное богатство (в некоторых вопросах превосходящее возможности устной речи!) не раз провозглашается в тексте, но каким образом оно может быть достигнуто — лично я так и не поняла. А самой ценной для меня вещью в книге стала информация о том, каким образом вообще появляется и развивается грамматика — как жестового языка, так и любого другого (при помощи детей); тема, что дилетант воспринимает что угодно: музыку, живопись, речь, азбуку Морзе правым полушарием, а как только врубится во внутреннее устройство системы — в работу включается левое; и самое любопытное, что дети способны начинать разговаривать на языке жестов уже с четырех месяцев! Сколько же времени теряют родители, дожидаясь, пока у ребенка созреет речевой аппарат! В общем, хоть тема мне, к счастью, не близка в практическом смысле, но заглянуть в нее было интересно чрезвычайно.

2. Н. Огнев. «Дневник Кости Рябцева». У-ди-ви-тель-на-я вещь. Эта книга была написана и издана в 1920-х: дневник старшеклассника в революционной России. Удивительная речь — просторечная школярская резкость, пересыпанная емкими советскими понятиями: ход вещей он оценивает согласно их "идеологической выдержанности", людей — с учетом социального происхождения и так далее. При этом книжка весьма откровенна в отношении "решения полового вопроса" — и так странно читать в советской книжке многодневные переживания мальчика о своем излишнем пристрастии к онанизму или описания долгожданного первого секса среди свежесодранных кошачьих шкурок. Грубость со взрослыми (шкрабами - школьными работниками) и с "дивчинами", преданность революции, наивность суждений и мощная убежденность в их правоте — герой получается очень цельный, а от книги — решительно невозможно оторваться.

3. Г. Д. Робертс. «Шантарам». А с «Шантарамом» — он огромный! — я проходила в ушах полноября и весь декарь, и описания Индии грели меня так, что хотелось пройтись подольше даже по снежной улице, лишь бы продолжить слушать, что дальше, дальше. Это большая, сильная книга — про человека, который сбежал из тюрьмы и думал скрыться в Индии, и про его жизнь там, в индийском обществе, очень подробно, густо и насыщенно. Поначалу книга привлекла меня именно узнаванием — описанием знакомых мест, повадок таксистов, общительности индусов — а потом, наоборот, рассказом о тех сторонах индийской жизни, которой мне, белой девочке, никогда бы не удалось узнать иначе чем из этой книги: о жизни в трущобах; о то, чем занимаются прокаженные; о кошмарной индийской тюрьме. У нас несколько лет назад посадили в мумбайскую тюрьму русскую девочку. Ее нашли и выкупили через полгода, но она не смогла рассказать, как там, — она больше не говорит. После «Шантарама» стало понятно, почему.
Жизнь борделей и мафии; бедняков и философов; наркопритонов и монастырей. А стоячие монахи! Они дают обет никогда не садиться и не ложиться, спят, подвязывая себя к потолку, умирают в мучениях с некротизированными ногами через несколько месяцев своего служения. А слепые певцы! А ледяные горы Афганистана!
Он прекрасно описывает, этот автор. Так, что как будто действительно видишь это своими глазами, и с почти документальной тщательностью, в результате чего становятся намного понятнее совершенно недоступные стороннему человеку вещи. И герой его, даром что преступник — не злодей, а действительно хороший человек — и потому из его глаз смотреть на мир особенно приятно.

4. Д. Варламова, А. Зайниев. «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города». Очень толковый научпоп о психических заболеваниях — мне кажется, совершенно необходимая каждому база. Мое-то окружение в целом неплохо разбирается в проявлениях и патологиях психики, а вот стоит высунуть нос чуть дальше любимого круга и начинается — "антидепрессанты изменят твою личность навсегда, психиатр сразу же поставит на учет, депрессия это просто потакание своей лени, с невротиком опасно оставлять детей". Наконец-то есть книга, в которой теоретическая база рассказывается предельно внятно: какие бывают заболевания, чем они различаются, отчего происходят, как лечатся — и все это простым живым языком, с самую малость картонными, но все равно замечательно наглядными примерами. Плюс информация отлично систематизирована. Вышел очень хороший учебник.

5. А. Мариенгоф. «Мой век, мои друзья и подруги». А это мы 17-й год встречали, и в рамках подготовки нужно было дополнительно проникнуться духом эпохи. Алень посоветовала Мариенгофа — и я с удивлением поняла, что хотя и полюбила «Циников» и «Роман без вранья», но дальше в чтении его книг не продвинулась, так что эта пришлась очень кстати. Это мемуарная проза, вторая часть «Бессмертной трилогии»: Мариенгоф пишет о жизни так, как воспринимал ее, ярко, живо, остроумно — но и трагически, потому что ничья судьба в те времена не была проста. Мне еще третья книга из трилогии осталась, надо будет не забыть.
Link22 comments|Leave a comment

вина [Jan. 16th, 2017|11:01 am]
Юкка
Вместо клоунады вчера было актерское мастерство, а на нем — задание отругать друг друга.
Всерьез, не по-клоунски — но используя слова даже не из воображаемой ситуации, а из окружающей обстановки.
Набираешь внутри разочарования и гнева:
— Я тебя десять раз предупреждала, что тут ковры. Полосатые ковры! А на них елочки!
Виноватый опускал голову, говорил «я больше не буду», сжимался и исчезал.
А ты продолжаешь, раздраженно:
— Кирпич у нее белый! А ковра-то на нем не висит!
*убито, потерянно, едва слышно*
— Не висит...

Многие плакали, я в том числе. И сама довела девочку до слез тем, что бахрома.
Оказывается, очень просто почувствовать себя несчастным и виноватым. И очень просто устроить кому-то выволочку. И слова действительно совершенно не важны, эмоции — ненаигранные, искренние, мгновенно следуют за интонациями.

Наглядная иллюстрация того, как вымышленность вины не отменяет реальности этого чувства.
Link20 comments|Leave a comment

(no subject) [Jan. 14th, 2017|02:30 pm]
Юкка
Мне нравятся люди, которые играют в настольные игры, потому что они:
а) умны;
б) не слишком.
Link7 comments|Leave a comment

а я - в Индию! [Jan. 13th, 2017|09:30 am]
Юкка
[Tags|]

Уникальное предложение! Не проходите мимо! Пойте и пляшите! Не стойте под стрелой!
Ищу себе заместителя. Не желает ли кто-нибудь поселиться в центре Питера, в безумной комнате, на полтора месяца? С 25 января по 10 марта. Цена вопроса 15 тыщ рублей за весь срок. Метро «Площадь Восстания». В наличии вай-фай, стиралка-посудомойка-мультиварка, душ на кухне, два прекрасных человека в соседушках (в дальних комнатах), конь-водовоз, коллекция настольных игр и всякие иные блага.

Link17 comments|Leave a comment

кино [Jan. 11th, 2017|04:17 pm]
Юкка
Один из самых сюрных дней в моей биографии.

Петь на бабушку в густом тумане. Звенеть на бабушку в густом тумане. Сидя на огромном столе, слишком высоком, чтобы забраться на него самостоятельно, поэтому нас забрасывали на него мальчики, петь в туман импровизацию. Бряцая треугольниками, сомнамбулически бродить в луче света вокруг пятиметровой конструкции, на вершине которой играет испанский скрипач, вслед за бабушкой, шаркающей в никуда с огромным зеркальным шаром в руках. Издавать громкие протяжные звуки. Снова забрасываться на стол. И так три удивительных часа. В Петергофе, в снегах, в потайной резиденции.

Это мы с хором снимались в кино. А еще мы ехали туда и обратно в детском вагоне электрички. В нем занавесочки, бабочки на окнах, все лампы под потолком разного цвета, на стенах мультгерои, а в голове вагона — стол с игрушками и полки с книжками. Узнала, что Успенский писал о Красной Руке, Черной Простыне и Летающем Шприце, который убивает наркоманов.

Link9 comments|Leave a comment

Для танго двое не нужны [Jan. 9th, 2017|12:33 am]
Юкка
[Tags|]

А еще мы со Стасей посетили петербургские гастроли московского Театра.Док — театра, в котором нет придуманных пьес, только ральная жизнь — и не замаринованная в банку с формалином, а настоящая, живая, прямо перед вами. Ходили на открытие — спектакль "Для танго двое не нужны". Это, конечно, совершенно удивительно. На сцене — Марина Клещева, играющая сама себя — да не играющая, а просто рассказывающая, пропевающая свою непростую судьбу: несколько тюрем, несколько мужей, один другого краше: для того, чтобы сменить один семейный период на другой, мужу достаточно было лишь сменить кепку, перегар, пьяный взгляд, шальной и унылый, руки, разведенные в "ну чё уж..." — все повторялось из истории в историю. А Марина говорила о любви. От самой первой, когда она девочкой-подростком, влюбившись в едва вышедшего из колонии вора с печальным взглядом, сбегала из дома по водосточной трубе, — до последнего мужа, который сперва пропал (как все), а потом сел — да тоже, в общем... И о любви в женской тюрьме — сумасшедшей, пронзительной.
Хорошо, что от первого осталась гитара. С ней Марина прошла жизнь и в каждой тюрьме, каждому мужу пела — пели и мы с ней. Подпевали простенький и смешной припев подростковой ее песенки:

Любовь бывает зла шау-бау-ба
Полюбишь и козла шау-бау-ба
Но знаю наперед шау-бау-ба
Кто любит тот поёт.

Наивно. Трогательно. Бесхитростно. Как и вся история жизни. Не прикрытая ни ложным смущением, ни левыми понтами, с задорным матерком: "дома ждала мать с пиздюлинами" — ну правда, из песни не выкинешь слова — она складывалась в очень подлинное и цельное переживание. И при этом рассказ не был исповедью, пусть горечи в нем и хватало, но тоски, безысходности — не было ни грамма. Потому что вот для этой самой любви и правда оказался не нужен дополнительный человек, в героине самой — столько этой простой веселой любви, не к человеку так к песне, к самой жизни, что всем, кто смотрит и слушает, и пытается подпевать — перепадает щедрый ломоть простодушной радости. Спасибо. Это честно и ценно.

Link7 comments|Leave a comment

опасность чтения [Jan. 6th, 2017|11:07 pm]
Юкка
Берегитесь чтения.
Чтение опасно.
Я знаю историю о человеке, который зачитался в электричке, скрутившись в уютной позе, и не заметил, что пережал себе артерию. Это уловил через полтора часа пассажир напротив, когда у читателя совсем уж нехорошо посерели лицо и губы, спросил, все ли в порядке, тот наконец отвлекся от книжки — и понял, что у него половина тела онемела так капитально, что еще бы полчасика — и краш-синдром, вызывайте катафалк.

Я, конечно, отличилась не в той же степени — но в том же направлении. Вчера присела на диван с книжечкой про лондонских акушерок 1950-х годов, подогнув под себя ножки. Было так увлекательно, что даже тикающие сообщения вконтакте не манили меня посмотреть, кто там написал. Через пару часов захотелось чаю. Я отправилась на кухню, отметив, что левая нога шагает как-то странно, но подумав, что фигня, затекла — и только когда шаге так на двадцатом колено гуркнуло на всю кухню, пытаясь вернуть сустав на место — и промахнулось, и пришлось то же самое повторять еще раз поаккуратнее — поняла, что все эти два часа организовывала себе плавный незаметный подвывих, а потом еще успела на этой искаженной конструкции пройтись!

В общем, сегодня еле хожу. Отменила прогулки и тренировку. Залезла в постель.
Что тут поделаешь, приходится читать еще больше!
Link38 comments|Leave a comment

олень [Jan. 6th, 2017|05:10 pm]
Юкка
[Tags|]

Подарили мне на новый год оленика-золотые рожки.
А я его апгрейдила!

Link23 comments|Leave a comment

флешмоб [Dec. 28th, 2016|04:24 pm]
Юкка
[Tags|]

вопросы от motorhead75

1. Если была возможность узнать будущее (правдивое), воспользовалась бы случаем или решила бы дальше жить как есть?
Воспользовалась бы непременно. Во-первых, такой бы был соблазн попытаться его изменить. Во-вторых, можно было бы заранее с чем-то смириться — и пустить энергию в другую сторону. А полная неизвестность все же заставляет меня адски недоумевать, как же оно все-таки сложится.

2. Что за звери эта "тысяча зайцев"?
Это чорные мертвые зайцы, которых Мазай собирал уже утопшими. Они хоть и мертвые, но весьма активны, в том числе в размножении, манипуляциях. И разрушили его жизнь и семью. Это в детстве у меня такая сказка была. Одна из первых опубликованных, пусть и в самиздате. И уж точно впервые меня попросили тогда ее проиллюстрировать: я тогда как начала этих зайцев рисовать, так уже и не останавливалась.

3. Если бы тебе предложили на выбор работу в цирке, что бы ты выбрала?
А я уже работаю в цирке! Верстальщиком. И мне это очень нравится, особенно когда приходится делать афиши огромные, семидесятиметровые, которыми весь цирк можно вокруг обернуть! А еще когда-то в юности пыталась устроиться в Автовский цирк администратором, но взяли кого-то более опытного — пожалуй, если бы все-таки повезло мне, это могло бы сильно повлиять на мою судьбу.

4. Ты сова или жаворонок?
Я такоэ. Мой идеальный режим — ложиться между полуночью и часом, просыпаться между девятью и десять. Как по мне, это самый оптимальный график сна из всех возможных — ни солнечного дня не теряешь, ни вечерних тусовок.

5. Что бы ты предпочла — стать рок-звездой или актрисой?
Рок-звездой. Можно без стадионов, лишь бы уметь писать хорошие тексты и петь. Актерское дело меня не привлекает, потому что мне скучны повторения: когда я ходила в театральную студию и мы перешли от упражнений по актерскому мастерству к непосредственно репетициям, я сильно приуныла, поняв, что один и те же слова, жесты, движения надо будет повторять раз за разом, раз за разом на протяжении нескольких месяцев, — и сбежала.

6. 2 плюс 2 равно 4 или 5?
Четыре, четыре. Слова куда больше подходят для постмодернистских игр, чем цифры.
Link22 comments|Leave a comment

театр.док [Dec. 28th, 2016|03:11 pm]
Юкка
[Tags|]

Театр.док в Питере!
Я точно пойду на спектакль про женскую тюрьму и думаю про остальные. Кто со мной?
Link6 comments|Leave a comment

2016 [Dec. 27th, 2016|06:33 pm]
Юкка
[Tags|]

А год... Ну что год.

Мы встречали его с Текибо и температурой. Я непрерывно кашляла, а ровно в полночь меня затошнило, на чем я сочла неуместным акцентировать внимание и просто предложила поднимать тост лежа, сойдя за эксцентричную особу.

Зиму и полвесны я прожила у него, в Гусях, на самом краешке города в трех минутах пешком от леса, на двадцатом этаже с чудесными закатами, бассейном под окнами — и полным отсутствием всего остального. Я учила себя "не бежать — полежать". Было уютно, было нежно, было тихо и едва ли не впервые в жизни — очень спокойно. Училась ценить это спокойствие — но не научилась. В объятиях было совершенно чудесно скрываться от мороза, но стоило солнцу расцвести, внутренний моторчик стал тарахтеть все сильнее и чаще — а когда он набирает обороты, совершенно необходимо пускать его в действие, иначе он начнет перемалывать все что придется. Я перечитываю сегодня дневник за весь год, я вижу первые звоночки в феврале, и вижу, как в марте это раскрутилось в огромный жизненный кризис. Я хотела продолжить путь вдвоем. Я не знала как. Как в сказках, за правдой я отправилась за тридевять земель в тридевятое царство.

И была моя всегда вскрывающая мозг Самара, и незнакомая Казань (Казань я очень, очень полюбила), и любимая Москва — города и люди и разговоры. Крыло невероятно — то мне кажется, что только в кризисе среднего возраста может так крыть собственным существованием, то я вспоминаю подростковые времена — и там, пожалуй, было еще крышесносней. Забавно, что кризис не то чтобы меняет жизнедеятельность. Ты общаешься с теми же, действуешь так же, но внутри при этом происходит такой мощный конфликт между "все хорошо" и "всё зря", существующими в параллели, разрезающей сознание надвое, что уж проще действовать непрерывно, чем остаться наедине с этими мыслями — но бесконечное время в поездах и все эти душевные разговоры не способствовали тому, чтобы отрешиться от собственной сути, так что я ехала за правдой, получила правду, не сумела с этой правдой совладать, вернулась в еще больших кусках, чем уезжала.

Мы еще пожили вместе. В мае я крайне неудачно съездила на Систо, едва ли не поставив точку в моих отношениях с лесом — ночами было невероятно холодно, и если в первую из них меня хотя бы согревал бочком самарский дружище, то на вторую я промерзла до костей, заболела и потеряла голос — и всю третью ночь сидела у костра, не решаясь от него отойти в холод, слушая бесконечные чужие амфетаминовые беседы и не имея возможности вставить в них хоть слово! Наутро сбежала в город, поймав на трассе машину с компанией, достойной артхаусного фильма — двое пацанчиков, веселый толстый мусульманин, трэш-принцесса и маленькая собачка. Они были непредсказуемы и требовали смеяться, и я довольно искренне (но сипло) смеялась.

В мае вообще как-то много было неудач. Не срослось с Ночью музеев. Случилась тяжкая история с гостями. В конце месяца Текибо наконец решился ответить на мое предложение съехаться где-нибудь поближе к центру — потому что зимовать в его окраине хорошо, а в теплое время просто необходимо жить в гуще событий — отказом.

Стоп. Я драматизирую. Я углубляюсь в огорчения и даже поверхностно не отмечаю классных вещей — были же спектакли, выставки, вечеринки, квесты, прогулки? — еще как были (и продолжаются), в огромном количестве, и я чувствовала себя на них счастливой день за днем, час за часом! Но фоном осталась печаль. Можно я не буду кривляться и продолжу описывать, как чувствую? Можно-можно.

В начале июня я поняла, что из всей прочей деятельности мне доставляет наибольшее удовольствие пение! Прошла прослушивание в хор Cantiamo и стала два раза в неделю посвящать свои вечера встраиванию в их многоголосие. Пели в витражной башне, две стены — сплошь окна, и можно было пропеть каждый закатный луч. Пели довольно сложные вещи, классику и церковные песнопения, и спиричуалы, и это невероятно звучало изнутри, и я нашла свое новое счастье в музыке — не то чтобы впервые: зачем я столько лет этого не делала?..

А вот с Текибо мы расстались.

И милое мироздание тут же торопливо унесло меня в восьмидневный пятизвездочный круиз, не дав и пары дней на страдания. Там было потрясающе: что ни день, то новый город, новый сход на берег нового города, шлюзование, удивительные активности, это ли не счастье!

Спустя месяц я поняла, что потеряла, и попыталась все вернуть, но обратного ходу не было.

Но вот это событийное счастье — оно длилось и длится. После круиза был Сочи с дружелюбными бандитами, Абхазия с горными автостопными приключениями — всё это стало замечательным финалом лета, вся эта зелень, всё это море; меня нисколько не огорчало, что я в этой гуще без спутников, потому что горы, море и незнакомые города зачастую оказываются лучшими собеседниками, чем человеческие существа. И восторг авантюризма! (Я купила билеты внезапно, меньше чем за сутки до отправления, и это очень сильно меня подстегнуло, напрочь выкинув из печали.)

Осенью был Петрозаводск с прекрасным Кивачом и капсульным хостелом, где ты лежишь в своем отсеке, как вещь на полке шкафа. Осенью же Таллин — с точно так же спонтанно купленными билетами, я еще и проснуться не успела, как обнаружила, что сонные пальцы нажали кнопку "Беру". И я всей собою полюбила этот город и эти каменные стены и крепости, и мечтаю вернуться туда, чтобы показать кому-то Батарейную тюрьму, самое страшное место из всех эстонских музеев, противоречивый абандон на самом берегу моря, с кассой на входе, гнилыми койками и свежими граффити. Я нашла там пошивочный цех и взяла на память тюремную робу. Ношу.

Осенью держала новый пост — без алкоголя, секса и встреч с предметом печали. Мои посты всегда сорокадневны и на выходе приносят что-то новое. Обычно, собственно, мужиков. Но тут вот нет. Здесь мне достался новый хор — Хор Дурацкого при Театре имени Которого Нельзя Называть. Бросила ради него свой предыдущий классический хор, переметнувшись от серьезного к смешному, и вот уже четыре месяца пою с ними и счастлива неимоверно. Мы много выступаем, наши люди милы, свободны и уморительны. Хормейстер машет нам не обычной дирижерской палочкой, а крабовой! В репертуаре — Цой, Бах, Буланова, русское хороводное, католические мантры и нарочито оптимистичный блюз. Я солирую в трогательной зомбической песне "Сдохнуть под сосной" и делаю звонкое инопланетное ПИУ! в песне про космос. И скачу зайцем, если приходит время скакать зайцем. И учусь быть клоуном каждое воскресенье поутру. Мы съездили на гастроли в Петрозаводск (да, я два раза этой осенью побывала в Петрозаводске, первый раз их посмотреть, второй раз себя показать), и каждый месяц выступаем на Тупом Кабаре, и, в общем, это моя смешная и музыкальная жизнь, и это главное продолжительное событие в моей 2016-й судьбе.

На теплоходе я читала книгу, из которой вынесла одну очень странную цитату: "Я все время был слишком счастлив, чтобы понять, как я несчастен". Я делюсь на два четких слоя.

Я умею чувствовать счастье. В событиях, которых много и которые ярки. С друзьями, которые действительно лучше всех. Умею черпать счастье из совершенно абстрактных или совершенно простых вещей — красного ведра на черном заборе; хлопка снега, мягко ударившего по маковке человека, ищущего в моей арке посольство Перу; кассирши Дикси, которая бежит за мной полквартала, потому что я забыла на кассе три конфеты: "Вы ведь, наверное, так хотели их попробовать!..". Удачной репетиции. Пяти километров с аудиокнижкой по гололеду, где я поскользнулась восемь раз, а не упала ни одного. Остроумного диалога. Советских коридоров.

Я не умею думать счастье. Потому что ход вещей, в котором я нахожусь, совершенно не соответствует тем идеям, которые я заготовила для себя когда-то. Стоит задуматься: "зачем это всё?" — и все, можно ложиться лицом к стене.

Что остается — бегать достаточно быстро, чтобы успевать только чувствовать, не давая себе времени думать.
Тогда хорошо.
Link31 comments|Leave a comment

удильщик [Dec. 22nd, 2016|02:03 pm]
Юкка
Лайфхак, как не заскучать в автобусе, сидя у окошка.
1. Нарисуйте на запотевшем стекле зубастую рыбу-удильщика с пастью, раззявленной по направлению движения.
2. Шевеля головою, меняйте ракурс и ловите в пасть прохожих и проезжающие машины, а в светильник удильщика — фонари.
3. ...
4. profit!

Link8 comments|Leave a comment

шмткпт [Dec. 22nd, 2016|11:58 am]
Юкка
[Tags|]

Дорогие питерские и временно пребывающие в Питере друзья!
У нас на Девятой завтра, в пятницу, 23 декабря, с 18 до 23 часов состоится предновогоднее шмоткопати!
В этом году шмоткопати впервые примет не только девочек, но и мальчиков — те наконец возмутились гендерным цензом, и я не нашлась, что им возразить. Но чур мужской вход откроется только после 21:00.

Для тех, кто еще не знаком с этим форматом: шмоткопати — это такое мероприятие вроде фримаркета, но более камерное и проводящееся у кого-нибудь дома. На такую вечеринку можно приносить вещи, которые вам уже не нужны и только занимают место, но для кого-то еще могут стать приятной обновкой, — одежки, наскучившие или не подошедшие размером, прочитанные книжки, украшения, косметику и всевозможные предметики для дома, а также безумные штуки, которые непонятно откуда и зачем у вас взялись — уж вместе-то мы придумаем им применение!

Мы разложим все это на специально подготовленных поверхностях и будем примерять-примерять, пока каждый не найдет себе что-нибудь по душе. Прочие, никому не пригодившиеся вещи я отвезу в благотворительный магазин "Спасибо", где они будут распределены нуждающимся.

Кто хочет прийти — записывайтесь в комменты и добро пожаловать!
В новый год — без лишней чуши!
Кчайности приветствуются, вино не возбраняется, нелепые предметы пользуются особым почетом.

Link7 comments|Leave a comment

челюсть [Dec. 21st, 2016|11:28 pm]
Юкка
[Tags|]

А мы со Стасей вчера в Лиговских бараках, прямо посреди главной улицы нашли фрагмент человеческого лица. Челюсть с мясом. Руками не трогали, но рассмотрели старательно. Я отправила потом фотокарточку Моссудмеду, он подтвердил, что это кусочек из человечьего паззла.
Пятая челюсть, которую я нахожу. Надо мной еще после прошлой все смеялись, что куда Юкка ни пойдет, всюду зубы, но те хотя бы были животные, а человеческие встретились впервые.
Вечером на домашнем совете решили вызвать к ней полицию. Четыре пошел с утра — но челюсти там уже не было. Видно, у нее были другие планы на сегодняшний день.
Link13 comments|Leave a comment

книжки. ноябрь 16 [Dec. 19th, 2016|12:01 pm]
Юкка
[Tags|]




1. М. Кикоть. «Исповедь бывшей послушницы». Эта книга, появившись, имела весьма скандальный успех: это реальные воспоминания женщины, большое время прожившей в монастыре, но ее опыт — не святочная история о постижении божьей благодати, а подробный рассудительный отчет о тупой жестокости тамошних нравов и о том, как монастырь, возглавленный властной безжалостной социопаткой, превратился в злое и безысходное место. Конечно, церковниками и паствой книга была принята весьма неоднозначно, многие кричали, что быть такого не может в русской православной церкви, но у меня не было установки на ее непогрешимость, и я Марии до последнего слова верю — и советую книжку тем, кто хочет посмотреть изнутри, как оно бывает еще.

2. В. Пелевин. «Смотритель». Смотрителя я целый год начинала и бросала, начинала и бросала, потом вроде послушала аудиокнигу — а в голове, кроме моей личной истории с Юкой (я писала об этом в жж: фонетическое единство имен заставляло меня невольно идентифицироваться с нею, смотреть в окно, когда она смотрела, гордиться, когда ее хвалили, — и тревожиться, уж не исчезну ли я, когда исчезнет ее персонаж), ничего так и нет. Мне понравилось, как о романе критически высказался Быков: мол, выпуск таких книг — это пелевинская практика неписания. Вот Быковым и скажу, а от себя мне нечего.

3. Ф. Достоевский. «Маленький герой». Это повесть, которую Достоевский писал в заточении в Петропавловской крепости: задумывалась она как роман «Детская сказка», а в итоге получилась скорее рассказом, чем даже маленькой повестью. Сентиментальная история влюбленного мальчика-подростка, спасшего ветреный предмет своего первого чувства.

4. А. Достоевская. «Воспоминания». И если «Маленький герой» нисколько меня не привлек, то зато он проложил тропинку к одной из главных книг месяца — мемуаров Анны Достоевской, жены писателя. Вот это книга, вот это да! Обладая прекрасным языком и высоким чувством, она рассказывает всю свою жизнь — и жизнь своего мужа, с которым она познакомилась, работая его стенографисткой, и уже до самой его смерти они так и не расставались. Достоевский в ее воспоминаниях оказывается совершенно иным человеком, нежели представляется — добрым, любящим, заботливым, обожающим детей и носившимся с ними лучше всякой няньки. И вовсе он не был таким уж пропащим игроком, годик поиграл и завязал. И как же она любила его с его непростой судьбой и болезнью, и как тяжко переживали они смерти своих детей, и как радостно — рождения. И трудные отношения с родственниками, тянувшими из него деньги и так нагло требовавшими содержать их, как, наверное, не бывает сейчас; и с издателями, кругом общения, городами, искусством... Многолетний портрет семьи, эпохи. Большие и искренние чувства, и так много любви и горечи. Правда, Яхонт Андреевич потом сказал, что это все вранье. Но доказательств не привел, так что я лучше стану верить тексту.

5. С. Лукьяненко. «Кваzи». И чтобы скакнуть из XIX века в недалекое будущее XXI-го, заодно разгрузив голову — от Достоевских перешла к новому Лукьяненко. Которого я с детства люблю, несмотря на все плохое, что принято о нем думать. И люблю — за социальность его фантастики. За то, что Дозоры — это не вампирская боевка, а вопрос баланса и дипломатии, за многообразие миров и существ Спектра — и, опять же, взаимодействия между ними — так и Кваzи устроены куда хитрее и интереснее, чем любой другой зомби-апокалипчок. Система мира там такая: после всем знакомой зомби-эпидемии некоторые зомбаки вдруг пришли в себя, но не то чтобы стали такими же как прежде — нет, они мертвые, холодные, не эмоционируют, не бухают и из всех интенций прежней жизни им осталась только одна (каждому своя) — зато они крайне рассудительны, спокойны и почти бессмертны. Злобные тупые мозгоеды при этом тоже потрачены не все — но теперь есть надежда, что и они когда-нибудь очухаются. А пока приходится жить в мире, где человечество разделилось на три вида — зомби, люди и кваzи. И все друг для друга представляют опасность — вот уж простор для смертельной ксенофобии. И выйдет из этого баланс или придется продолжить уничтожение, и если уничтожать, то кому и кого? Ужасно увлекательно.

6. Д. Роудс. «Антропология и сто других историй». А это маленькая смешная книжка, если читать перед сном по десятку рассказов (в каждом по сто слов), то хватит на десять веселых засыпаний. Крохотные абсурдные миниатюры про разных девушек лирического героя. Одни красивые, другие красивые и умерли, третие красивые, покончили с собой и смешные, с дюжиной он прожил счастливую жизнь и умер в один день, с тремя дюжинами расстался, не успев сказать "Привет", и все это легко смешно и небывало. Немножко похоже на Пилипа Липеня, но Липень лучше.

7. С. Моэм. «Непокоренная». Этот рассказ много раз упоминался в какой-то дискуссии, хоть убей, не вспомню какой. Об абортах? О войне? О литературе? Так или иначе, он взял меня измором — слишком много человек сказало "жесть" в его отношении. Рассказ про девушку, изнасилованную солдатом, который потом стал ходить к ней в дом. Подкармливать, просить руки. Она беременная, но гордая и надломленная. Ну сделала что могла.

8. Чилик. «Сами вы наркоманы». А книжку Фридка дала. А Чилик — сетевой художник такой. Модно сейчас рисовать просто, плохо, но смешно. Потому что главное же чтобы смешно. Ну вот у него и смешно. Но не всегда. Но иногда смешно. Если полистать — то менее смешно, а если сесть с ней в маршрутку, идущую на хор Дурацкого, и застрять в пробке на Троицком мосту, то смешней и смешней с каждой новой страницей, а как только в голос рассмеялся — так и пробка рассосалась и выходить пора, и комиксы кончились. Чёткость сестра таланта.

9. Ф. Бакман. «Вторая жизнь Уве». Шведская повесть о гадком сварливом старике, который терпеть не может всего на свете, а особенно людей, и жить ему незачем, и петля уже наготове, и ничто его здесь не держит, — которого затягивает против (очень против!) его воли круговорот общения с новыми соседями, которые ну ничего не способны сделать нормально да еще одалживают стремянку, а как без нее врежешь в потолок крюк, — и из-за них самоубийство откладывается и откладывается, а мы узнаем всё о судьбе этого вздорного старика и наконец начинаем его лучше понимать, а любвеобильный беспомощный социум так и вбирает его в себя, и — ну, в общем, это очень добрая сказка. И славная книжка.

10. А. Белозеров. «Люди до востребования». Падре посоветовал: книга его минусинского приятеля. Оказалась очень хороша. Певец похмелья, давший ему веское слово "судомрачие": а попробуйте-ка по этому слову сложить впечатление о книге. Остальное так же изысканно тяжко, отъявленно честно: с самой мутной горечью этот текст делится глубиной. Падре и друг его Валик выступают в роли резиновых поэтов, гуттаперчевых чертей (у меня была миссия найти их в персонажах, и я справилась). Всё так адски, все так близко к душе.

11. П. Рудич. «Не уверен — не умирай. Записки нейрохирурга». А это скорее провал: ужасно не люблю ближе к концу обнаружить, что эту книжку я уже читала. Неспроста истории несильно удивляли — хотя вообще-то все, что рассказывает нейрохирург, весьма удивительно! Это случаи из его практики, непростые травмы и операции, перемежающиеся байками из опыта его коллег. Ночку за ними скоротала. Ладно, ладно, не зря я ее взяла, пусть и второй раз.
Link21 comments|Leave a comment

заяц [Dec. 18th, 2016|10:28 pm]
Юкка
[Tags|]

А вчера я пела и плясала в Этажах в костюме зайца!
Выступали Театром им. Которого и Хором Дурацкого на благотворительном фестивале.
Я не люблю смывать грим, поэтому всегда иду в нем домой с мероприятий, кого бы там ни изображала: и вечером кассиры Дикси, попросив у меня паспорт, долго смеялись, сличая фото в документе с моей заячьей мордочкой.

Link11 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]