?

Log in

No account? Create an account
Думаю о своих учениках. Лето, многие что-нибудь сдали - ЕГЭ по английскому или IELTS, и многие лучше, чем я ожидала. Я довольна абсолютно всеми.
Но есть у меня один повод для особой гордости. Год назад у меня начала заниматься девочка, у которой были очень серьезные амбиции при средненьком уровне английского.
Она хотела поступить в очень серьезный университет с большим конкурсом. Я, честно говоря, с некоторой тоской взялась с ней заниматься - думала, как тяжело будет ее разочарование, тем более, что девочка показалась мне тогда птицей не самого высокого полета - старательная, но не более.
Я ошибалась.
Девочка на моих глазах просто расцвела, заговорила, научилась понимать на слух, писать практически без ошибок - и все это параллельно с бешеным ритмом занятий в школе. Оказалось, что у нее цепкий ум, прекрасная память, потрясающая усидчивость и, главное, мощная мотивация. Настолько мощная, что мне часто хотелось пожалеть девочку - так рьяно она работала. Много раз я говорила ей, что домашним заданием по английскому стоит пренебречь ради здорового сна и еды. Но она упорно делала все. Много раз я рассказывала ей успокоительные истории о том, что ЕГЭ - вовсе не такой судьбоносный экзамен. Но она долбила его со всех сторон.
И она получила 94 из 100 по английскому - просто отличный результат. Но вообще я бы ей поставила примерно 125 из 100 - за тот рывок, что она сделала за год, за динамику.
Это был важный опыт для меня - я горжусь причастностью к тому, кем эта девочка станет через несколько лет. Думаю, она еще удивит своих университетских преподавателей. В тихом омуте водятся железные леди.
UPD.
Посоветовавшись со старшими товарищами, я решила сделать сбор средств для Наташи на первое время - пенсия оформится не сразу и не очень-то большая, а надо и за квартиру платить, и жить как-то. С интернатом вопрос решается, школа очень активно подключилась. Пока не вполне ясно, где девочка будет жить, пока оформляются документы. Ближайшие дни - у моей мамы.
Координаты для сбора средств я ставлю свои: я буду заниматься учетом переводов, а все собранное буду перечислять скопом либо своей маме, Татьяне Долининой, либо напрямую Наташе - когда у нее появится свой счет.
Сбербанк: 5469 5500 2753 7304 Ксения Владимировна Долинина
PayPal: www.paypal.me/kseniadolinina (по этой ссылке можно заплатить и просто карточкой, но PayPal требует, конечно, регистрации - впрочем, необременительной)
В комментариях к платежу указывайте, пожалуйста, что это для Наташи.
_____________________
Я знаю, что в мире есть из-за чего скорбеть сегодня и всегда, но меня в данный момент (как и последние несколько месяцев) больше всего волнует история одной маленькой незаметной девочки. Девочку зовут Наташа, ей почти 16 лет, она живет в Петербурге и я знакома с ней с ее рождения, а с ее мамой – со своих десяти лет.
Я начинала писать этот пост вчера, и у меня был соблазн написать несколько честных слов о ее маме, к которой, я признаюсь, последние годы у меня были претензии. Но сегодня утром она умерла – и я умолкаю.
История длинная, и она начинается с этой самой Нади, мир ее душе. Она приехала из северной деревни учиться в конце восьмидесятых. Толковая девочка, но без подготовки в те годы было не прорваться – не поступила, осталась в Питере, нашла учителей (мою маму и отчима), стала готовиться. Она была похожа на Фросю Бурлакову – глазищи, рыжая коса до пояса, грубоватый голос, простая, стеснительная и славная. Мои родители ее учили математике и биологии – сначала за деньги, потом бесплатно, потом она сломала ногу и жила у нас несколько месяцев. Так она появилась в нашей жизни – и моя семья всегда ее поддерживала. Жизнь у нее не задалась. Надя прекрасно училась, потом нашла работу в лаборатории, а потом случились девяностые, и она оказалась типичной жертвой этого времени. Брак не получился, работы были случайные – и к сорока годам Надя поняла, что в жизни ну совсем ничего нет хорошего. И тогда она родила себе Натусика, который вырос в замечательную достойную всяческого уважения девушку и теперь предпочитает быть Наташей. Натусик родился через 9 месяцев после Аси, и они всю жизнь поддерживают отношения. Натусику всегда доставались какие-то Асины вещи, мы приглашали ее летом к нам на дачу – в общем, эта семья всегда была в поле зрения – помогали, как могли. Жилось им трудно. Работы продолжали быть случайными, жизнь была нищенская, район, где Наде дали дворницкую квартирку, жуткий, дворовая школа кошмарная. Надя стала тихонько попивать, а Наташа обнаружила способности к математике. Моя мама уговорила ее пойти на подготовительные курсы в одну из крутейших физмат школ Питера – в ФТШ. Наташа была там очень слабенькой, одной из последних. Она чудом поступила в ФТШ и в первый год ее чуть не отчислили. Моя мама воспользовалась старыми знакомствами. Не выгнали. А на второй год она стала одной из лучших. Она училась, кажется, круглосуточно. Такого упорства от подростка ожидать трудно – но она пашет, как вол, и я ее за это очень уважаю. Надо сказать, что в школе ее тоже уважают и ценят. Девочка отлично рубит в физике и математике.
А Надя нашла постоянную работу – сиделкой у моей бабушки Анны Аркадьевны. Она проработала у нас четыре года, и делала это, надо сказать, хорошо, несмотря на алкоголизм. Но эта гадкая водка вместе с врожденной патологией печени и российским жутким здравоохранением, которое просто отказалось ее лечить, ее доканали. Она стала болеть, и полтора месяца назад окончательно осела дома. Полтора месяца пятнадцатилетний ребенок ухаживал за умирающей матерью. Родственники есть – но не очень состоятельные и, главное, не слишком ласковые и заботливые – мне кажется, это связано с особым деревенским отношением к жизни и смерти как к обыденности, а может, они просто замордованы своею собственной тяжелой жизнью в большом городе. Так и получилось, что моя бабушка и мама помогали и материально, и душевно, а я из своего Израиля могла только с тревогой спрашивать, как дела, и сочувствовать.
Вчера мама рассказала, что Надя уже совсем не встает и не говорит, и что Наташа там с ней одна. У меня, если честно, от ужаса волосы дыбом встали. Одна! С лежачей матерью! Тоненькая хрупкая девочка! А в школу как? А ворочать ее как? А памперсы? Что я могла сделать? Я наехала на мою бедную маму, которая и так там отдувается за всех, настояла на том, чтобы немедленно вызвать сиделку, и предложила ее оплачивать.
Сиделка пришла сегодня в 7 утра. Наташа ушла в школу. А через 10 минут Надя умерла.
Что дальше? Сегодня Наташу возьмет к себе ночевать моя мама (ангел как есть), потом ее обещала взять к себе сестра Нади – но это вариант по разным причинам не очень хороший. ФТШ, открывшая недавно малюсенький интернат, обещала Наташу туда поселить. Не знаю, будет ли он платный. Будет какое-то пособие по утере кормильца. Наташе в мае шестнадцать. Как она будет жить, как учиться, удастся ли ей сделать то, чего не смогла ее мама – выйти в люди, построить научную карьеру? Одна, совершенно одна. Талантливый ребенок – упорный, мотивированный. Шанс есть.
Я бы очень хотела найти для нее какую-то стипендию – чтобы она могла продержаться на плаву и сейчас, и тогда, когда закончит школу. Это очень важно. Я знаю, что меня читают достойные люди, в том числе ученые – может, кто-нибудь слышал о таких фондах?
А еще я очень хочу пригласить ее в Израиль летом, развлечь, утешить, побаловать. Паспорт у нее есть, я коплю ей на билет.
Я не собираю деньги – мне кажется, это не тот случай, но если кто-то дочитал эту историю до конца и хочет передать немного денег Наташе на первое время, я против совсем не буду. Пишите, дам координаты, куда. Контролировать это будет моя мама, Татьяна Константиновна Долинина (ангел как есть, см. выше). Но еще более ценной будет информация – как найти постоянный источник небольших денег на несколько лет.

Такие истории.
3 февраля у нас была годовщина - первая. Прошел год с нашего приезда в Израиль. Мы праздновали ее в Кейсарии - среди развалин дворца Ирода и крепостных стен крестоносцев.
Полет нормальный: все как-то устроилось. Я довольна городом, где мы живем, своей работой, новыми знакомствами, новыми привычками. Мне нравится мой дом, нам повезло с квартирой - она оказалась как раз под нас, с местным домовым ладим. Мы многое пережили за год: хайфский пожар, израильское лето и почти - израильскую зиму. Принимали гостей из разных стран. Мы радуемся тому, что хорошо, - и не воспринимаем это как данность, но научились спокойно относиться к несовершенству жизни здесь.
И все же... Read more...Collapse ) и даже грязные полы в доме.
Такие истории.
Мне очень нравится израильская зима - моя первая зима тут. Прохладно, дожди, ветер, невероятной красоты зимнее море. У меня достаточно одежды, чтобы не мерзнуть на улице, а просто восхищаться.
Когда иду рано утром на работу и смотрю, как тает туман на шапке Кармеля и восходит солнце.
Когда выхожу погулять с собакой вечером и мы с ней исследуем пожарище вокруг нашего дома, отмечая рост травы и появление новых бутонов белых крокусов, которые раскроются утром.
Когда мы гуляем с Матюшей по субботам, собираем желуди со смешными колючими шапочками и среди зеленых деревьев видим этих капризных европейцев - деревья, которые сбрасывают на зиму листву даже здесь.
В Хайфе вообще поразительно - несколько раскосые восточные Папа Ноэли в фальшивых сугробах в окружении теплых пластмассовых снежинок никак не противоречат бурному росту травы, которая с первыми дождями вылезла везде, где летом и осенью была жесткая утоптанная земля.
Прохладно, но кончик носа не мерзнет никогда, и самых простецких ботинок хватает, чтобы не вспоминать пронизывающий холод севера, а вместе с ним всю эту зимнюю ленинградскую жуть раннего детства. Счастливая зима, яркие веселые одежки, а шапка и не нужна вовсе. Самый страшный-престрашный ужас - 7 градусов в 7 утра, которые устойчиво превращаются в 13-16 днем. И главное - 21 декабря длина светового дня - ДЕСЯТЬ часов! Жаль только, мало времени для прогулок и экскурсий - вот как раз сейчас начинается самый сезон для путешествий.

Но! Есть один вопрос. Известно, что дожди и холода начинаются в Израиле обычно где-то в середине ноября и продолжаются до конца марта. В конце марта днем уже вполне тепло, но ночи все еще зябкие. Получается, минимум четыре, а то и пять месяцев в году в домах холодно. И не просто холодно, а ХОЛОДНО!!! Я хожу дома в пуховой куртке (спасибо, zezenya), шерстяных носках и меховых тапочках. У меня есть шарф и еще специальное фланелевое одеяльце вместо платка для головы на случай, если мне придет в голову шальная мысль помыться вечером, а потом лечь спать с мокрой головой. Мы платим за электричество зимой гораздо больше, чем летом, потому что летом мы, в основном, обходимся без кондиционера, а зимой не греться невозможно. У нас есть один обогреватель для Аси и один кондиционер, настроенный на тепло, в гостиной и один страшно прожорливый электрический бойлер, который греет воду. И у нас еще не так уж холодно - квартира сухая, хорошо проветривается, за день успевает даже несколько нагреться. Бывает значительно хуже.
Вопрос такой: что за странная национальная идея - не замечать того факта, что в Израиле довольно долгая прохладная зима? Почему дома не просто не оборудованы отоплением - ладно, в конце концов, проблему обогрева можно решить самостоятельно, но, главное, вообще не предназначены для жизни зимой? Эти щелястые болтающиеся окна, тонкие стены, технические балконы с какими-то фиктивными, незначительными дверями, пропускающими жуткие сквозняки. И еще ледяные полы везде - не принято менять их хотя бы на распоследней паршивости ламинат даже в спальнях!
Вот и получается комичная ситуация. Прихожу домой и одеваюсь, как француз под Смоленском. Собираюсь на улицу - переодеваюсь во что полегче и поэлегантнее, на манер парижанки в начале апреля.
Теперь я понимаю, зачем люди покупают себе квартиры, влезая в ипотечную кабалу на десятки лет. Они просто не могут переделать съемную квартиру так, чтобы в ней было нормально жить 4 месяца в году, и вкладываются в свой дом, где они могут сделать ремонт, положить нормальные полы, заделать все щели, установить экономичные батареи и наслаждаться, уже, наконец, удивительной израильской зимой.

Мамашества пост.

В фейсбуке народ понаразвешивал своих фейсбучных клипов о прошедшем годе, и у меня, конечно, тоже такой клип есть. Но я его не показываю, потому что клип не мой, а Матюшечкин и немножко Асечкин. Я там где-то на паре фотографий нечетко в уголке.
Надо сказать, что фейсбук беспощаден, но прав. Эти любимые дети успешно едят меня целиком - один грудь, другая мозги. Сколько раз я выгуливала белое пальто и снисходительно утверждала, что нельзя замыкаться на детях! Я вроде, не замыкаюсь - у меня разные работы, все интересные, да и от изоляции, как весной, я теперь не так уж страдаю. Но просто если бы меня кто-нибудь спросил, чего я хочу сейчас в жизни - я бы пискнула на манер зажатого Голлумом в угол Бильбо Бэггинса: "Время! Время!" - и это был бы правильный ответ на все загадки.
И это время я бы потратила на общение с этими спиногрызами. Я бы трындела по вечерам с Асей, а по утрам ходила бы на море с Матюшей собирать ракушки и рисовать на песке. Я бы клеила с ним аппликации, играла бы в кукольный театр и посадила бы с ним клумбу с зеленым горошком во дворе. Ну и главное - не была бы такой задерганной и нервной. Мы бы просто гуляли без тяжести нависших дамокловым мечом дел. У меня сейчас есть половина выходного дня в неделю - вот уже 50 минут как он идет. Пора вершить великие дела - ну не клумбу, но хоть обед. Вот так мечты скукоживаются до физиологических потребностей - от совместного творчества до банального накормить! Тьфу.
Смотрели из окна на плешивый горелый склон, который еще неделю назад был приятно зелененьким и скрывал от нас шумную улицу Пика (имени Палестинской еврейской ассоциации, которая на деньги Ротшильда выкупала землю в Израиле). Склон усеян почерневшими камнями, обрубками деревьев, горелыми ветками и неведомым мусором. Стоят фонарные столбы с темными оплывшими плафонами-вуалями. Кусты и деревья образовывали своеобразный лабиринт с укромными уголками и скамеечками, и казалось, что тут у нас под окнами большой сад. А теперь всего-то полоска выжженной земли метров 50. Пространство скукожилось, волшебство исчезло.
"Вот так живешь и не знаешь, что все в твоей жизни может превратиться в пепел", - сказал мой не склонный к философствованию муж.

Уже и пожары погасли в результате усилий пожарных и добровольцев, уже и дожди пролились холодными потоками, уже и глаз примелькался к горелому и тоскливому там, где было прежде веселое и зеленое. Уже и Матюша перестал каждый день вопрошать, боюсь ли я пожара, и рассказывать мне своим детским языком, как они эвакуировались, и собака плакала, пожарные кричали, бабушка ругалась, и огонь, огонь. Дом, кстати говоря, выстоял чудом - рукотворным, скорее всего; иначе как объяснить, что газовые баллоны, которые стоят с самой горелой стороны дома, не взлетели на воздух? Стоят, блестят, как новенькие. Хотелось бы мне поблагодарить того пожарного, который стоял там и лил на них воду из шланга, который валяется там рядом. Но все проходит, проходит. Уже отмыли копоть и пыль отовсюду, хотя попадаются полочки и углы, засыпанные пепельной серой пылью.

Этот пожар для меня разделил жизнь на до и после. С одной стороны, я увидела, как хорошо работают службы экстренного реагирования - пожарные, муниципалитет с его социальными службами, как обычные люди бросаются помогать даже совсем незнакомым, увидела, как повседневная отчужденность уходит, уступая место дружелюбному деятельному вниманию. 70 тысяч эвакуированных (1/5 города), и никто серьезно не пострадал! Это своеобразный кайф, драйв и замечательное ощущение защищенности.
С другой стороны, я не могу отделаться от страшной мысли: вот были люди, которые замыслили убийство сотен и тысяч жителей - не разбирая по национальности и вере, по возрасту и политическим убеждениям. Меня они тоже хотели убить. И моих детей. И даже мою нервную глупую собаку. И вот они сидели где-то - и сидят такие же - и думают об этом - о том, как нас тут всех порешить, как нам всем сделать очень больно. Пьют кофе и обсуждают планы - как осуществить задуманное.
Не сказать чтобы я раньше об этом не знала, конечно, знала, - я уже была в Израиле во время войны и терактов. Но все же это в голове моей ну никак не укладывалось - как могут существовать на свете люди, которым настолько есть до меня дело? Ведь убийство - это проявление очень личного отношения. И вот теперь уложилось.
Кончилась паника, началась обычная жизнь - на тон более серая, чем раньше - под гнетом понимания того, что у меня, человека маленького и невлиятельного, есть какие-то отвратительные большие враги.

Каждый день по много раз я подхожу к большому красивому окну в гостиной и смотрю вниз, на склон. Смотрю и вижу пепел. Пепел, в который может превратиться вся наша жизнь.
А может и не превратиться. Срочно, срочно надо жить, ходить в кино, ставить спектакль, печь пироги и кормить всех любимых, чтоб было им вкусно и весело. Учиться - только самому интересному, работать - только в кайф, путешествовать - только туда, где живет мечта. Вот, например, так хочется в Лондон! И Америку пересечь на машине от океана до океана. И в Прагу. И в Испанию, на север. И в Таллинн!

Ну и еще нужно завести пожарный чемоданчик с НЗ на все случаи жизни. А то мало ли что.

Рекламное

Написала в фейсбуке пост в пару израильских групп в поиске учеников. Ученики пришли, а текст остался. Пусть полежит тут, он мне нравится. Может, еще пригодится.

Я несколько раз видела в Фейсбуке обсуждение вопроса "Как лучше учить язык - в группе или с преподавателем?", но никогда не отвечала на него, хотя ответ я прекрасно знаю. Я уже много лет преподаю разные языки - английский, испанский, русский - и в группах, и индивидуально, и знаю, что ответ есть - но он для каждого свой.
Если вы молоды, талантливы, умеете учиться, ставить пред собой цели и добиваться их, если вы располагаете временем для регулярных занятий по 3-4 часа и готовы старательно выполнять домашнюю работу, то индивидуальные уроки вам не нужны. Достаточно занятий по формату ульпана. Тут тысячи людей, которые на одном драйве выучили иврит - и весьма успешно.
Если вы уже хорошо знаете язык, и вам нужно только увеличить свой словарный запас и разговориться, то и здесь лучше подойдет групповая форма занятий, что-то вроде разговорного клуба.

Но если вы чувствуете: "что-то не идет", слова упорно не запоминаются, язык заплетается, ничего не понятно - то вам ко мне. Мнемонические техники, грамматика в виде удобных схем или песенок - справимся.

Если вы владеете разговором на простом уровне, но чувствуете, что лепите ошибку за ошибкой и что вам еще очень далеко до уверенного владения языком - я смогу помочь.

Если вам нужно срочно сдать международный экзамен по английскому для учебы за границей или эмиграции в Канаду типа IELTS или CELPIP, причем сделать это в обозримые сроки, то вам ко мне.

Если вам нужно за месяц выучить английский или испанский, чтобы не чувствовать себя беспомощным в отпуске, то вам ко мне - у меня есть короткий курс языка для выживания, почти без грамматики. Разговаривать свободно вы не будете, но будете спокойно чувствовать себя в аэропорту, гостинице, магазине и ресторане.

Если вам нужен этот чертов язык для работы, но вы его ненавидите со времен школы, то вам точно ко мне - первое, что надо делать в таких случаях, это найти для вас мотивацию - показать вам, насколько круто и интересно изучать иностранный язык, а это возможно только лично. Для вас у меня есть курсы бизнес-английского, английского для медиков и для инженеров. И общий курс испанского на все случаи жизни.

Я работаю со взрослыми и старшеклассниками. Занятия лично (у меня дома в Хайфе, Ромема) или по скайпу. По скайпу учиться довольно удобно, разница есть, конечно, но она успешно нивелируется всякими технологическими примочками вроде графического планшета вместо электронной доски.
Цены средние по Израилю, первое занятие бесплатное.
В нашем пятидесятом штате не прекращается обсуждение выборов, а я все о своем, о домашнем. На прошлой неделе я выяснила, что мы с Матюшей - парочка антисадовских товарищей. Он со своей стороны, я со своей - мы совершенно не готовы к детскому саду.
Выяснилось это так. Матюше скоро два года, и я, предчувствуя, что скоро Асечка откажется быть ежедневной нянькой своему брату и отправится учиться, задумалась о том, что неплохо бы нашего нежного балованного мальчика немного социализировать. А то он при виде детей на всякий случай громко визжит - чтоб не отобрали ненароком что-нибудь.
В выходной день, то есть в пятницу, мы пошли в хороший русский детский сад Read more...Collapse )
Нетушки.
Я сама лично к садику не готова. И никогда не буду толком готова, наверное. Я фрик и воспитываю одних только фриков - вот на Асечку достаточно посмотреть, с ее обостренным антиколлективизьмом.
Такие истории.

Обещали мне, что после периода розовых очков, которые плотно сидят на осоловелых глазках любого оле хадаш, придет раздражение и гнев? Обещали. Я верила? Верила. Так что же удивляться? Вот и они.
Self-hating Russian пост.
Израиль стал мне привычен. Я кое-как освоила простейшие разговорные фразы, начала недавно всерьез учить иврит (хоть и раз в неделю), нашла симпатичную работу, привыкла к местному укладу, не стесняюсь ругать религиозное засилье и неработающий транспорт, на праздники езжу гулять, пью вино на балконе - считай, почти израильтянка. Вот разве что пикников с шашлыками мы еще не устраивали. Я успокоилась, я, в целом, довольна собой, у меня сложились какие-то планы и цели на будущее.
И одна из важнейших целей на сегодняшний день - выучить иврит и КАК МОЖНО СКОРЕЕ ПОКИНУТЬ РУССКОЯЗЫЧНОЕ СООБЩЕСТВО В ФЕЙСБУКЕ. Срочно, просто срочно. Ненавижу - хотя люблю и живу им. Именно через симпатичную группу "Новенькие, вам рады" я нашла тут замечательных знакомых, которые со временем, я надеюсь, станут моими друзьями. У меня появились чудные френды, с которыми я бы очень хотела развиртуализироваться и подружиться. Это люди и из старой алии, и из новой - не вижу противоречий. Благодаря им я перестала лезть на стенку от чувства изоляции, как это было весной.
Но именно в фейсбуке меня несколько раз ужасно, до нервного тика, обижали русскоязычные израильтяне. Мне всё рассказали о том, насколько я человек второго сорта. Или даже третьего. И как я преступно околдовала своего мужа и въехала на бедняге в райское место. И как меня содержат великие израильские налогоплательщики. И многое другое.
Меня бесит.

Read more...Collapse )

Работаю с двумя группами русскоязычных студентов, которые приехали в Израиль на программу для молодых взрослых. Народ очень славный, все вполне себе соображают, работают на занятиях - все отлично. Но одна группа послабее, и это заметно, а другая посильнее. Так вот в сильной группе почти все из России, а в слабой - из Белоруссии и Украины. То есть получается, что российское образование вовсе не такое плохое.

А еще удивительная зависимость: сильная группа почти в полном составе курит, в слабой курильщиков меньше.

Вообще же я откровенно кайфую. Работа мне очень нравится. Я чувствую, что у меня получается хорошо. Ничего лучше для меня - с моим бэкграундом, интересами, семейной ситуацией и абсолютной нетерпимостью к ежедневной работе в офисе - и придумать было нельзя. Подозреваю, правда, что в ближайшее время я буду получать на этой работе сущие копейки, но и ладно. Редкий случай, когда это действительно не самое главное.