?

Log in

Как-то даже нечего добавить.

Оригинал взят у naiwen в "Те, кто мертвы - они нас видят..."
Вот сегодня Кот Камышовый написал пост о том, нужна ли нам сегодня память о войне и что нам делать с этой памятью - продлить, отпустить?
Я не успела утром ответить и ушла гулять. А днем со мной случилась история, которую я сочла внезапно косвенным ответом.

... Забрела я в букинистическую лавочку. Сидит дедок (продавец или владелец), формат "Божий одуванчик". На вопрос, что я ищу ("смотрю, нет ли чего-нибудь по истории Второй мировой войны в здешних краях и про местное Сопротивление"), дед сначала честно попытался мне сосватать огромный двухтомник "История второй мировой войны" (я в ужасе на это посмотрела и представила себе, что эти два кирпича займут у меня пол-чемодана), в общем, я собиралась уйти, но тут дед покряхтел, порылся на полках и протянул мне книгу "Жан Мулен" - биография легендарного погибшего героя французского Сопротивления, написанная его сестрой Лорой Мулен. Я полистала, перевернула книгу, желая посмотреть цену - и внезапно оттуда выпал пожелтевший листок с каким-то письмом. Первая строчка, которая бросилась мне в глаза: "Надежда... тем, кто сегодня мертвы..."
- Эээ... - спросила я дедушку, - вы видели, что в книге это письмо? (сама книга издана полвека назад, и письмо, вероятно, того же времени)
- Нет, не заметил. Книга давно тут лежит.
Вместе мы принялись читать письмо, старый букинист был явно удивлен не меньше меня.
- Я покупаю книгу, а письмо мне можно забрать вместе с книгой?
- Ну я не знаю, - помялся дед. - А вдруг это что-то... вдруг это надо в музей, например?
Но я посмотрела умоляюще и дед сдался:
- Ну, я вижу, что вы лучше меня знаете, что с этим делать. Берите.

... Сидя в маленьком баре напротив, я разбирала письмо.
"Величайшая и печальная ошибка, которую совершают даже многие из нас: представлять себе, что те, кто мертвы - что они нас покинули; нет, они нас не покинули, они остались.
Где же они? В тени?
О нет. Это мы, живущие, мы в тени. А они, вдали от нас, но они существуют более, чем когда-либо. Мы не видим их в том облаке, в которое они завернуты, но они - они нас видят. Они глядят на нас открытыми глазами, полными славы и видят наши глаза, полные слез. Как утешительно для нас то, что наши мертвые сегодня невидимы, но они не отсутствуют.
Я часто думаю о том, что мог бы утешить тех, кто плачет об ушедших: это вера в их присутствие, единственная и вечная...
... они, мертвые, освещают нашу жизнь своим светом, своим могуществом и своей любовью..."

Подпись неразборчива. Собственно, я не знаю, кто это писал: просто проникшийся читатель или какой-то человек, быть может лично знакомый с Жаном Муленом - героем этой книги, как-то связанный с этой историей? Судя по взволнованному тону письма, я бы скорее предположила второе. А может это вообще письмо, вложенное в книгу случайно, совсем не связанное с ней - кто знает?
Но, вероятно, самое странное, что могло случиться с этим письмом - это оказаться в руках русской туристки. Словно какая-то удивительная почта сквозь время, доставившая мне его в руки. Читала - и плакала...

... В память о тех, кто...

Я не скульптор
И я не зеркало.
Я - поцарапанная ступень
Полированная, но истертая
Я как могу, отражаю Твой свет.
Вот и вся любовь...
Из глубины отчаяния
Я утверждаю яростно:
Всё, что имеет конец -
Называется смертью
Из глубины отчаяния
Я всей силой зову:
Прикажи мне быть.
Оригинал взят у pretre_philippe в О "божественной Дхарме"
В чем специфика христианства в плане спасения человека? Необходимо ли верить во Христа в рамках сложившейся догматики, чтобы быть спасенным? Можно ли быть с Богом, но при этом не быть христианином вообще? Единый истинный Бог - Бог всех людей или только христиан?
Об этих и других вопросах рассуждает Мирослав Твердич в своей статье "Дхарма", которая, хотя и большая по объему, но написана легко, как легко и читается. Всеобъемлющих и универсальных ответов на такие вопросы не существует для всех, но необходимые акценты, с учетом современного опыта христиан, в том числе отрицательного, расставлены очень даже хорошо, на мой взгляд
.

Предисловие

""Наверняка многие христиане (а может быть и не только христиане), задаются следующими вопросами: в чём состоит специфика христианства? Чем оно отличается от других религий и вер? Зачем, собственно, нужно быть христианином? Если, как мы думаем, Бог пребывает со всеми «хорошими людьми», если Он не смотрит на лица людей, а смотрит на их сердца, то получается, что вполне можно быть с Богом, но при этом не быть христианином? Так, может, этого необходимо и достаточно — быть просто «хорошим человеком», слушаться голоса Бога в совести своей (может быть, даже при этом не подозревая, что это Его голос), и просто жить, поступая по правде и посильно творя добро?

В своих исканиях живого Бога мы вдребезги разбиваем сковывающие нас мёртвые формы, и пытаемся избавиться от уродливых наростов человеческого предания. Мы решительно выступаем против частных конфессиональных правил и перегородок, тщащихся ограничить, привязать Бога к определённой земной структуре. Мы радостно провозглашаем, что Дух дышит, где хочет, а не там, где Ему указывают люди. Мы смело исповедуем свободную возможность общения с Богом любого, чистого сердцем человека, какой бы веры он не придерживался.

Однако, чрезмерно увлёкшись, не рискуем ли мы скатиться в некий «универсалистический эзотеризм», и потерять христианство, заменив его бесформенной внекофессиональной, «надрелигиозной всеверой», стоящей над всеми историческими религиями? Не уничтожаем ли мы фактически христианство, не обесцениваем ли его, провозглашая его «равенство» (пусть и относительное) с другими религиями? Если спастись может и буддист, и христианин, и атеист («главное, чтоб человек был хороший»), то обязательно ли быть именно христианином? Получается, что нет.Read more...Collapse )
Ничего себе перформансы. Это вам не член к брусчатке прибивать.
Хотя показательно, да (правда, я думаю, многие хотели испытать границы ее терпения - больше, чем собственно помучать или унизить. Но все равно, в некотором смысле)
Однако вопрос. Если там был заряженный пистолет, неужели никому не захотелось его взять, встать рядом с ней и сказать: каждому, кто подойдет, я прострелю... что-нибудь. Да, она не просила, ну и что? Это перформанс, с ней можно делать что угодно - так вот я с ней и делаю что мне угодно: защищаю.
Я вот себе это представил, и так прям приятно и сладко. Как бы все испугались и шарахнулись. У всех свои темные стороны.

Оригинал взят у kat_bilbo в Я разрешила людям сделать со мной все

Я разрешила людям сделать со мной все, что они захотят. Через 6 часов начался АД!!

Самый необычный эксперимент в истории




Уроженка Сербии Марина Абрамович давно заслужила титул «бабушки перформанса». Неудивительно — ведь она уже более 40 лет устраивает провокационные акции.

Например, один из её самых ранних перформансов до сих пор широко обсуждается.

Это акция «Ритм 0», проведённая в студии «Морра» в Неаполе (Италия).

Идея «Ритма 0» была очень проста: Абрамович стоит на одном месте 6 часов подряд, а посетители могут делать с ней всё что угодно, используя один из 72 предметов, разложенных ею на столе.

Read more...Collapse )



Никита Скоробогатов

Супер. Об эмпатии

Оригинал взят у kot_kam в Об эмпатии
«Эмпатией» называют две принципиально разные, хотя и родственные вещи. Наиболее простой и распространенный вид эмпатии - это «поставь себя на его место». И более редкий, более сложный, но более действенный - это «влезть в его шкуру». Это разные вещи, хотя на первый взгляд и может показаться, будто это одно и то же. И результаты они дают разные.

Я об этом задумался, когда мы вчера с Ольгой обсуждали, почему ко мне котик идет гладиться, а к ней - нет. «Ты его неправильно гладишь, - объяснял я. - Он любит, чтобы его тискали. Вот, смотри!» Я забирал всю голову Шахида в растопыренную пятерню и плющил коту морду. Котик плющился. Ему было хорошо. Ольга смотрела на это в ужасе. Она представляла, что вот с ней бы такое сделали... Read more...Collapse ) То есть эмпатия взрослого человека не может быть детской непосредственной эмоцией: «уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу», бедненький мишка, давай его скорей жалеть! Она по умолчанию должна включать в себя труд по выяснению потребностей другого и отличий между им и вами. Одной чувствительности мало, нужны мозги. Не надо вытаскивать русалку из реки и делать ей искусственное дыхание: она там не тонет, она там живет.

Видео для привлечения внимания: кошка спасает хозяйку из ванны.


Подписываюсь под каждым словом, которое под катом.
Вот именно что - нравственно дурно и контрпродуктивно.
Кстати и возлюбленное многими царское правительство этим грешило, и нынешнее пытается. Воля ваша, при всей жути большевицкая власть была хотя бы открыто антихристианская, безбожная.
Кажется, еще страшнее, когда государство номинально не против Бога, а по факту - пытается собою Его заменить.
Что-то наболело.
Государство! Уймись, пожалуйста, и займись своим делом: социальной справедливостью и защитой прав граждан. Не надо помогать рыбам плавать, бабочкам летать, а Богу - воцаряться истиной и любовью в сердцах.

Надо ли приветствовать преследование еретиковCollapse )
Оригинал взят у diak_kuraev в Хорошее - из Бийска
Генрих (в крещении - Иоанн) Батищев. Советский философ. Данный текст он написал в ответ на просьбу изложить христианскую этику без богословских терминов. "Беспредельная Диалектика
Универсума" это у него синоним Бога. Как он мне сказал: "Мне отец Иоанн Крестьянкин, мой духовник, благослвил до поры не раскрываться!

Когда-то в семинарские годы я перепечатал этот его текст. А единственное позднее его издание оказалось сделанным в Бийске в 2015-м.

Читать следует ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО



ДИАЛЕКТИЧЕСКИЕ СТРОКИ


Будь искателем:
Разыскивай Путь
И себя – в Путничестве.

1. Счастлив

Счастлив – кто не жаждет счастия
только себе или только своим,
но кто приемлет несчастие многих других
за свое собственное.

Счастлив – кто ищет себя лучшего:
достойного обрести со-частие с другими
и быть всегда глубоко сопричастным им
в пробуждении и восхождении каждого.

Счастлив – кто снова и снова несчастлив
из-за несовершенства и недостоинства своего
и кто всегда готов пожертвовать тем,
что кажется ему собственным счастием,
пожертвовать ради того, что превыше него:
ради раскаяния в своем несовершенстве
и ради всежизненной работы Служения
в посвящённости совершенствованию всех.

2. Могуществен

Могуществен – кто не жаждет для себя сил
и способностей возможно больших,
дабы обрести превосходство над другими,
и кто себя не защищает от инаковости,
но кто бесстрашно и доверчиво открыт
всему беспредельному Универсуму.

Могуществен – кто себя не навязывает другим
и не старается себя утвердить среди них
ни трудами своими, ни своею правотою,
кто не стремится изменять мир лишь по-своему –
налагая на всё печать своемерия,
но кто подаёт ненавязчивый пример
служения совершенствованию всех других
и смело идёт навстречу каждому из них
и не боится принять всю инаковость
их своеобразных устремлений
и кто не ожидает себе никакого возмещения
за неограниченную щедрость свою
ни силами, ни преимуществами, ни наградами.

Могуществен – кто не боится явить свою немощь,
кто твёрд и суров к самом; себе,
кто побеждает себя недостойного,
кто достоинство измеряет отнюдь не силами,
но ценностями, которые свято чтимы,
кто живёт в том, что безусловно
превыше
пересиливания
одних другими и отстаивания каждым своего,
кто всегда готов и не применять свои силы
и не оказывать именно своего влияния.
Ибо истинных и лучших побед он ожидает
от начинаний бесстрашной самокритики,
от приятия бремени задач и вины на себя
и от воздержания великодушного.

3. РадостенRead more...Collapse )
Истинно же причастен совершенствованию тот,
кто вновь и вновь побеждает самого себя:
всё инертное в себе и всё ущербное,
всякое личное и коллективное своемерие,
кто каждый миг весь проникнут памятью
о своём коренном несовершенстве,
но кто никогда в унынии не опустит рук
в нескончаемом борении – работе над собою,
ибо винит в несовершенстве лишь самог; себя
и свою отдалённость от Абсолютного Образца,
сущего в неисчерпаемой Беспредельности,
всегда остро переживает не только как боль,
а и как радость от надежды её превозмогать:
разлучённость рождает встречание;
кто неистощим в своём вечном искательстве
и кто всё больше открывает себя Путничеству
через суровое отречение от себя негодного,
кто даже в своих падениях
пробуждает в себе новую силу раскаяния
и с возрастающей энергией устремляется
искать своего очищения и преображения
через незавершимую самокритику.

Истинно причастен совершенствованию тот,
кто горит неугасимым жизнетворчеством,
кто всегда верен в себе свету
Вечного Детства,
кто вновь и вновь со свежею душою
вступает в Беспредельный Универсум
и приемлет его как мир задач, загадок и тайн,
и каждый свой поступок и замысел,
каждое своё дело и каждое слово,
каждое своё духовно-душевное состояние
ты обратил в непрестанное решание
этих всежизненных задач, загадок и тайн,
насколько они входят в твоё призвание.
И ничем конечным ты не удовольствуешься
ни в тебе сам;м, ни вне тебя,
и никакое найденное тобою решение-плод
ты не превратишь в нечто достаточное –
в преграду к большему совершенству,
и ты не утратишь сознание вечной перспективы
и всей громады расстояния ввысь
между любым тобою
и Абсолютным Образцом,
и ты ничем никогда не прельстишься
и ни на что не променяешь возможностей твоего призвания во встречании с Грядущим.
И ты сам для себя –
живая задача,
которую ты призван ежечасно решать вновь,
ибо каждое твоё благое достижение прежнее
для грядущих ступеней окажется негодным,
и ты призван вновь и вновь преодолевать себя
ради новых обогащений твоего предназначения
и нежданных открытий-даров твоего Путничества».

Батищев Г.С. Диалектические строки (Непреходящие ценности детства). Философско-педагогические произведения. – Собр. соч. в 2-х т.т., Бийск, 2015, т.2 стр. 14-27.

Mar. 16th, 2017

Мимоходом, по тв фраза про архитектора: "два самых известных его творения в Москве - планетарий и крематорий"

не могу придумать комментарий

Времени вишен

ляжет в землю зерно и взойдет по весне, не запомнив усилий,
но взойдет. И тогда это будет достойным ответом
на вопрос, для чего умирать.



Оригинал взят у fredmaj в Времени вишен
(почему именно эти персонажи... не знаю. как-то именно про них сказалось. художественную ценность оценить не в состоянии, событийная достоверность... некоторая есть. Россия у Териака и Лемера в семейной истории тоже есть, факт. Все имена - реальны, жаль, что не всех назвал. "Вольный ветер" - это оперетта, а как именно назвать ту песню, которую пела Райна - не знаю. Пусть будет так.)

***
Господин Териак вспоминает свою весну:
так давно, так легко, далеко - и как будто вчера.
он не молод, в подвале так душно и клонит ко сну,
но снаружи опасно, руины и крики "долой" и "ура".
на втором этаже кто-то мебель крушит - баррикаду устроят в проулке.
а весенние дни так прозрачны и гулки,
и так хочется жить...
Господин Териак вспоминает рассказы отца
о далекой стране - то бежали туда, то оттуда -
в этой страшной холодной Москве не найти и родного лица,
но он помнит как чудо:
до бумажного хруста сгоревшие улицы, холод, тоска,
то ли смерть, то ли просто зима - и забыв о ней девушка пела
на родном языке пела там про цветущие вишни - иль розы?
леденела река
голос вел, то печально, то грозно
то светло... как она уцелела?
Уцелела ли? Бог ее весть, это было не здесь.
Господин Териак отирает лицо: в душном воздухе пыльная взвесь.
Ничего, это кончится скоро, а мы, Териаки, живучи!
пахнет пылью и порохом, кровью и вишневым цветом.
и как чудо! - поет кто-то там, высоко: "Вольный ветер"...
Боже мой, тех детей, что кричат о свободе, ничто не научит!..

Гражданин Пьер Лемер вспоминает свою семью -
младших братьев и маму. Отцовский сюртук грустно тесен в плечах,
по карманам - табачные крошки...
Человек - это больше, чем прах,
Пьер Лемер это знает. ...найти бы, на что им уехать на юг? -
Мама будет вздыхать, но зато не заложит сережки
с бирюзой. Круглый камень небесного цвета...
Пьер Лемер не жалеет о том, что остался бездетным:
вот, все дети его - двадцать лет их учил - вот Эжен, вот Матье, вот Рамо.
кто останется жив через час? - может быть, вообще никого,
может быть... Мы учили всегда, мы, Лемеры, мы - просто учили
даже прадед - давно, далеко, в невозможной России...
эти серьги - оттуда, наследство небесного цвета...
ляжет в землю зерно и взойдет по весне, не запомнив усилий,
но взойдет. И тогда это будет достойным ответом
на вопрос, для чего умирать.
Пьер Лемер улыбается тихо,
проверяет курок - пистолет по руке маловат -
говорит сам себе: "Ну, с вещами на выход?"
баррикада из классной доски не преграда для пушек,
может, было бы лучше...
"Вольный ветер" выводит Мари, Пьер Лемер подпевает негромко
Весь Париж пахнет розовым цветом и смертью, и сыплется тонко
из пробитых песочных часов бирюзовый песок
и алеет восток

Гражданин Атена вспоминает свою жену.
четверть часа женаты и скоро она овдовеет.
ничего, так бывает, он знает и все же не верит.
в створе улицы - пушки. Минуту, еще одну
он живет, слыша голос Мари - голос мая, вишневого цвета
"Вольный ветер", вы слышите все - "Вольный ветер"!
Он еще успевает подумать о ней: "Анн-Мари Атена",
улыбнуться, поднять пистолет, встретить низкое солнце.
мы умрем и останемся здесь, и однажды вернемся...
над Парижем рыдает весна и ликует весна.

Profile

Эдмунд Пэвенси
rinon_
Ринон

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel