?

Log in

Бутылка, найденная в рукописи Below are the 20 most recent journal entries recorded in the "Илья Симановский" journal:

[<< Previous 20 entries]

March 12th, 2020
01:13 am

[Link]

Верхний пост
На шестом году ведения ЖЖ я, наконец, дозрел до т.н. "верхнего поста".

подробностиCollapse )

(209 comments | Leave a comment)

April 29th, 2016
07:54 pm

[Link]

Сердитый солдат (к 92-летию с дня рождения писателя)

Виктор Петрович Астафьев был человек злой и это заметно по его книгам – сказал недавно один критик. Я мысленно с ним согласился. Не злой, злющий! Заметно и по книгам и по переписке и по интервью. Раздражают Астафьева все – и евреи жить спокойно не дают, и украинцев он задел, и грузин обидел, и даже чувашей. Про русский народ говорил такое, что националистами записан в русофобы. Больше всех досталось коммунистам и советским генералам и, наверное, поделом, но чем провинились рок-музыканты? Да и какие там евреи с рокерами, если про собственную жену порой пишет с неласково   насмешкой, и даже про себя молодого –   безжалостно, с неприязнью:

"Я заметил заливающегося на вершине ели молодого беззаботного зяблика, прицелился и разбил его пулей в разноцветные клочья. Разбил птичку – и зареготал от удовольствия".

Это из «Веселого солдата», – поздней автобиографической повести. Написана она жестко, натуралистично, читать ее тяжело. Когда автор описывает возвращение с войны, читатель испытывает облегчение: ужас позади, хуже не будет. И ошибается, потому что позади ужас, но впереди – кошмар.

Нищета на грани голода. Черная работа на износ. Туберкулез – и у автора и у жены. Крысы, холод, отсутствие нормального дома. От угоревшей печки чуть не погибает вся семья. Брат жены вешается в сарае, а сестра мучительно умирает после родов: мать побоялась сдать ее в роддом, где «худые условия, детей часто путают и не кормят». Дураки, надо было в больницу! Лидочка, годовалая дочь автора, гибнет в больнице, окруженная там некомпетентностью и равнодушием. А потом приходит государство и в буквальном смысле выгоняет семью на улицу: дом не числится в документах и мешает прокладке труб. Это плата победителям. Тянется, выматывает, добивает русская безнадежность, которая хуже войны и тюрьмы, потому что не кончается никогда. И автор то хватается за топор, то планирует застрелиться на охоте.

Виктор Петрович, отчего вы такой злой?
После «Веселого солдата» этот вопрос прозвучит издевательством.

Можно сказать: после войны тяжело было всем. Кто–то успел побывать в лагере, многие голодали, – и ведь от некоторых книги остались – не такие сердитые как астафьевские.[.......]Вот только почти всем, кто не спился и не озлобился, было куда вернуться. Вернуться в семью или к старой работе или хотя бы воспоминания о довоенной жизни держали на плаву. Заглянем в биографию Астафьева: что с ним было до войны? Отец репрессирован. Нелепо и страшно погибла мать.


"Пока не отопрела коса, не выдернулись волосы, болтало, мыло молодую женщину, потом оторвало бревнами, понесло и приткнуло далеко уже от села, возле Шалунина быка. Там ее зацепил багром сплавщик, и ничего уж, видно, святого за душой бродяги не было – отрезал у нее палец с обручальным кольцом".

Виктору было семь лет. Эти подробности – тема его ночных кошмаров. Вместе с войной, до которой в его биографии случились и бродяжничество, и детский дом. С фронта вернулся контуженным, ослепшим на один глаз. Всю жизнь стеснялся изуродованного лица, сомневался, что жена его могла полюбить, а не пожалеть.

Виктор Петрович, а может быть хорошо, что вы такой злой?
Для нас, читателей, – хорошо?

Может быть, именно злость помогла не простить изувеченные детство и молодость, не уговорить себя «замотать» все устало: ну было и было, зачем предъявлять счета, вскрывать старые раны? Ведь и материально жизнь выправилась, и кошмары про войну перестали сниться. Но писатель этой злостью будто держал себя в тонусе. Астафьев сберег ее, чтобы в свой час она как локомотив вытащила всю накопившуюся боль, всю невысказанную правду – и ударила в цель, проделав, по выражению Самуила Лурье, большой пролом в стене вранья, окружившей войну. Да и в стене забвения, отделившей от нас послевоенную жизнь – тоже. «Веселый солдат» через частное показывает общее: ту некрасивую и почти невыносимую жизнь, которую потом старались не вспоминать.

Есть правда, которая может прошибить тишину и равнодушие только резкостью, пощечиной, даже ударом кулака. В общем, известной злостью. Не всякий имеет на нее право. Астафьев такое право имел и чувствовал это. Вероятно, нам повезло, что именно он первым показал всю грязь той войны, всю бессмысленность гигантских потерь, первым бросил командованию убийственные обвинения, от которых невозможно отмахнуться. Слово Астафьева прозвучало громко и веско, потому что он был известный писатель. Слово Астафьева проняло всех, потому что он был грубый, резкий и даже в чем–то темный сибирский мужик, - был или хотел таким казаться.

Виктор Петрович, а может быть вы не злой, а просто сердитый?

Да, шовинист, антисемит, знаменитая переписка с Эйдельманом. Но солдаты Васконян и Боярчик («один полуармянин–полуеврей, другой — полуеврей–полурусский»), возможно, самые трагические и любимые автором персонажи его главного романа «Прокляты и убиты». Они запоминаются и кто, читая про их жизнь и благородство, вспомнит про астафьевский шовинизм? И еще: откуда в шовинисте и злом человеке такая способность к рефлексии, к состраданию поверженному врагу, инородцу – в обстоятельствах, которые снимали с людей вину во все времена? Воспоминания об убитом немце изводили Астафьева, отравляли жизнь. Кажется, он себя так и не простил.

"– Ты помнишь, я тебе рассказывал, как убил человека.
– То на войне. Фашиста. Не ты его, так он бы тебя...
– Какая хитрая! Какая ловкая мораль! Тыщи лет не стареет! "Не ты его, так он тебя..." А получается что?"

Астафьев, потерявший на войне с немцами глаз, смог увидеть в этих немцах – людей. Он сумел подняться над субъективным настолько, чтобы рассмотреть войну с высоты, с которой не видно наций, а виден только человек бессмысленно и жестоко истребляющий другого человека. Сумел подняться – и сказать об этом со всей доступной ему силой. Такое мало кому удалось.

В «Веселом солдате» есть эпизод: увидев мужика, который пытается урвать в магазине лучшие обломки костей, Астафьев в бешенстве сшибает его с ног. Обнаружив, что имеет дело с хромым инвалидом – фронтовиком, он помогает мужику дотащить сумки до дома. Так начинается их многолетняя дружба.

В этом весь Астафьев с его рука об руку идущими порывами – набить морду и пожалеть. Помноженное на честность и талант первое дало нам сильного военного публициста, второе – большого русского писателя.

====
2 мая 2016 года исполняется 92 года со дня рождения Виктора Петровича Астафьева.
Использована фотография Юрия Роста с сайта http://www.yury-rost.com

(19 comments | Leave a comment)

April 28th, 2016
01:32 am

[Link]

...


Гениально, по-моему. На пачке тростникового сахара нашел.

(5 comments | Leave a comment)

April 25th, 2016
12:04 pm

[Link]

...

О вероятностях и статистике. В купе поезда оказались четверо: я, студентка Лиза из Москвы, юрист Павел из Питера и итальянец Джованни из Италии. Через пятнадцать минут после знакомства я выяснил, что представитель 86% среди нас один - и это итальянец.

Джованни был вежлив, аккуратен и гладко выбрит, как и положено интеллигентному иностранцу. Он рассказал как миром правят марионеточные правительства, ведомые марионеточным Обамой, а Россия этому сопротивляется. Он разложил нам всю сложную систему тайных нитей и связей, которыми теневые банкиры опутали мир. Он подарил Лизе очень толстую книгу, в которой все это было подробно описано на русском.

При этом Павел настойчиво спрашивал какое место в этой системе занимают иллюминаты, а Джованни очень серьезно отвечал, что иллюминаты тут совершенно ни при чем.

Потом всем надоело и в купе стали обсуждать другие темы - Тото Кутуньо, русская музыка, национальная гвардия и что такое "совсем крышу снесло".

(10 comments | Leave a comment)

April 23rd, 2016
11:17 pm

[Link]

...

Олег Навальный - талантливый человек, но опасный. Я прочитал этот текст и мне очень захотелось в тюрьму.

"Как с толком провести время в тюрьме?"

(14 comments | Leave a comment)

April 22nd, 2016
01:45 am

[Link]

Три года назад погиб контрабасист Руст virado. Руст для меня олицетворяет московского уличного музыканта. Веселый и печальный, игравший, кажется, со всеми и во всех стилях, человек, которого я встречал на Арбате и в Коломенском, в Камергерском переулке и просто в подземном переходе - всегда жизнерадостный, всегда свободный, всегда со своим другом-контрабасом.

Мне кажется, он был неформальным хранителем истинного духа Москвы. К кому это перешло сейчас и перешло ли - не знаю, но без Руста город стал ощутимо хуже. Ему бы памятник поставить. А еще лучше фильм про него снять. Руст заслужил, чтобы его помнили долго.


(1 comment | Leave a comment)

April 18th, 2016
10:28 pm

[Link]

...
С легкого похмелья или при небольшой простуде иногда хорошо работается, но плохо прокрастинируется. Раздрай организма требует упорядоченности и устремленности действий, а от хаотичного блуждания по сайтам и новостям наоборот совсем тошно.

(1 comment | Leave a comment)

April 17th, 2016
11:39 am

[Link]

...
До чего Платонов гениальный. В каждой строчке. Уже когда перенес сюда этот отрывок перечитал и вижу - действительно ни одного "никакого" предложения, ни одной строчки, которая могла быть написана кем-то другим.

"Он поднял жука, ползшего по траве домой на ночлег, и посмотрел в его маленькое неподвижное лицо, в черные добрые глаза, глядевшие одновременно и на Егора, и на весь свет.

- Ты кто? - спросил Егор у жука.

Жук не ответил ничего, но Егор понимал, что жук знает что-то, чего не знает сам Егор, но только он притворяется маленьким, он стал нарочно жуком и молчит, а сам не жук, а еще кто-то - неизвестно кто.

- Ты врешь! - сказал Егор и повернул жука животом вверх, чтобы увидеть, кто он такой.

Жук молчал; он со злой силой шевелил жесткими ножками, защищая жизнь от человека и не признавая его. Егора удивила настойчивая смелость жука, он полюбил его и еще более убедился, что это не жук, а кто-то более важный и умный.

- Ты врешь, что ты жук! - произнес Егор шепотом в самое лицо жука, с увлечением рассматривая его. - Ты не притворяйся, я все равно дознаюсь, кто ты такой. Лучше сразу откройся.

Жук замахнулся на Егора сразу всеми ногами и руками. Тогда Егор не стал с ним больше спорить.

- Когда я к тебе попадусь, я тоже ничего не скажу. - И он пустил жука в воздух, чтобы он улетел по своему делу.

Жук сначала полетел, а потом сел на землю и пошел пешим. И Егору стало вдруг скучно без жука. Он понял, что больше его никогда не увидит, и если увидит, то не узнает его, потому что в деревне много прочих жуков. А этот жук будет где-нибудь жить, а потом помрет, и все его забудут, один только Егор будет помнить этого неизвестного жука.

[.....]

Усохший лист упал с дерева. Он когда-то вырос на дереве из земли, долго смотрел на небо и теперь снова возвращался с неба в землю, как домой с долгой дороги. На лист вполз сырой червь, отощавший и бледный.

"Кто же это такой? - озадачился Егор перед червем. - Он без глаз и без головы, о чем он думает?" Егор взял червя и понес его к себе домой.

Уже совсем свечерело; в избах зажглись огни, все люди собрались с полей, чтобы жить вместе, потому что везде стало темно.

Дома мать дала Егору поужинать, потом велела ложиться спать и укрыла его на ночь одеялом с головой, чтобы он не боялся спать и не услышал страшных звуков, которые раздаются иногда среди ночи из полей, лесов и оврагов.

Егор притаился под одеялом и разжал левую руку, где у него все время находился червь.

- Ты кто? - спросил Егор, приблизив червя к лицу.
Червь дремал, он не шевелился в разжатой руке. От него пахло рекою, свежей землей и травой; он был небольшой, чистый и кроткий, наверно, детеныш еще, а может быть, уже худой маленький старик.

- Отчего ты живешь? - говорил Егор. - Хорошо тебе или нет?

Червь свернулся на ладони, чувствуя ночь и желая покоя. Но Егор не хотел спать: он хотел еще жить, играть с кем-нибудь, он хотел, чтобы уже сразу было утро за окном и можно было встать с постели. Но на дворе стояла ночь - только начавшаяся, долгая, всю ее не проспишь; и если заснешь, все равно проснешься до рассвета, в то страшное время, когда все спят, - и люди и травы, а проснувшийся человек бывает один на свете - его никто не видит и не помнит. "


("Железная старуха")

(10 comments | Leave a comment)

April 14th, 2016
11:46 pm

[Link]

...

Встретил в комментариях слово "прокачать" (геймерск.) и вспомнил смешную историю.

Работал я несколько лет назад руководителем проекта, а под моим началом было два студента все свободное время неустанно мочивших каких-то монстров и прочих врагов в сетевых играх.

Однажды подслушал их разговор и сбежал на цыпочках, сильно зажав рот рукой, чтобы не заржать.

Разговор был такой:

- Господи, через полчаса мне идти в бухгалетерию... Симановский послал... Опять бодаться с этими бабищами по поводу гребаных смет на закупки... Я не умею с ними разговаривать, ненавижу! Ну почему, почему он сам туда не ходит? Ведь в конце концов он же еврей...

- Он непрокачанный еврей.

(22 comments | Leave a comment)

April 12th, 2016
03:52 pm

[Link]

...

"Почти тридцать лет тому назад в московской библиотеке им. Горького у меня состоялась встреча с читателями, со мной был Феоктистов, участник первого группового полета. <...> После завершения встречи <...>  появился шофер, который должен был везти меня на телевидение. Отвез. Был вечер, темно, но я заметил, что лоб шофера покрыт крупными каплями пота. Я спросил его, что случилось. “Ничего, — сказал он, — я впервые в жизни увидел космонавта”. Увидел космонавта! Вот как тогда котировались космонавты"

Станислав Лем, "Что остается?"

(3 comments | Leave a comment)

April 10th, 2016
01:09 pm

[Link]

...

Посетители о выставке Кранахов в Пушкинском:

Vsevolod Kovshov: ничего особенного. непонятен определенный ажиотаж. достаточно средние, на мой взгляд, работы.

Вера Замыслова: Интересна не столько живопись (она у обоих Кранахов на любителя), сколько гравюры, которые можно увидеть чаще всего только на временных выставках. Ну и вечная проблема Пушкинского- маленький гардероб- никуда не делась, к сожалению.

Olya: Так и не поняли, чем вызван всеобщий ажиотаж и километровые очереди. Обычная выставка, на любителя большого. Хотя мы в принципе не являемся поклонниками немецкой живописи.

Анатолий Новак: Еврейская девушка (она же Венера), изображенная на картине, судя по выпирающему животу, на 3-4 месяце беременности находится. Отсюда и грустный вид: опять залетела, незнамо от кого. В общем, все вполне (и по правилам, тогда действовавшим) средневеково.

Я процитировал четыре отзыва из пяти, размещенных на сайте afisha.ru.

Беременная еврейская девушка Венера прилагается.

(17 comments | Leave a comment)

April 8th, 2016
04:55 pm

[Link]

...
Яков Аркадьевич Гордин позавчера рассказал, как в 1954 году он ехал через всю Россию к месту прохождения армейской службы. Лихое возбуждение, охватившее призывников в дороге, лучше всего выразилось в запомнившемся ему грозном вопле:

"Держитесь, сибирские жиды! Ленинградские хулиганы едут!"

- Понятно, что этот феномен абсолютного раскрепощения по дороге в армию, - добавил Я.А., когда затих смех, - многократно усиливался в военное время, когда люди понимали, что их ждет.

Обсуждались воспоминания Льва Разумовского, где он описывает разгромы и грабежи на железнодорожных станциях, которыми под лозунгом "Помирать едем, хоть гульнем напоследок!" многие его попутчики отметили свой путь на фронт.

[отрывок из воспоминаний Л.С. Разумовского]

Жизнь учит меня грубо и жестоко. Я уже не психую и не лезу в драку, когда на каждой остановке человек тридцать срываются громить базар, а только с тоской гляжу, как разбегаются бабы, утаскивая свои нехитрые пожитки, уже не замечаю ежедневных трофеев с базара, жадное, скотское поглощение их, а то и просто игру трофеями. Летят в прохожих из вагона вареная картошка, куски хлеба, кости от мяса…

Два эпизода запоминаются мне. Девочка лет десяти, закутанная в большой серый платок и в больших материных валенках, останавливается и подбирает кусок сухаря, которым ей залепили по спине, прячет его в рукав какого-то драного полупальтишка и стоит, ждет – может быть, еще бросят?

Двое парней притаскивают в вагон ведро овсяного киселя и сразу же закрывают за собой дверь.

– Бегить бабка за нам! – объясняют они, вынимают ложки и начинают хлебать кисель. Их окружают еще четверо, кисель – это вкусно, ведь мы все время едим всухомятку, иногда размачивая наш рацион кружкой кипятку, нацеженного на станции, а тут – кисель! Целое ведро!

Мне слышен старушечий голос за дверью, жалобный и монотонный.

Слов не разобрать, но ясно, что просит она отдать ведро, просит безнадежно, не надеясь на удачу. Скулит старуха за дверью, с аппетитом чавкают шесть ртов в вагоне.

Через некоторое время раздается властный стук в дверь.

– Открывай!

Мы слышим голос сопровождающего. Ведро быстро убирают под нары, ложки за онучи. Дверь открывается.

– Ведро брали? – строго спрашивает он.

– Не… Како ведро? – тянет смуглый парень, тот, что рассказывал о девках.

– Я говорю – где ведро? – повышает тон сопровождающий. Меня охватывает радость. Сейчас он отнимет у них добычу, а этих сволочей…

– Вот что, робята! – говорит сопровождающий. – Бабка шум подняла, могет охрану станции вызвать. Вы кисель-то съешьте, а ведро бросьте ей, пусть подавится!

Смуглый берет ведро, открывает двери с другой стороны вагона и выкидывает ведро с остатками киселя под насыпь.

Сопровождающий уходит. Все довольны. За дверями бряканье пустого ведра и удаляющиеся всхлипывания.


<....>

Все больше остается за нами разгромленных базаров, опрокинутых бидонов с молоком, пролитых бабьих слез и пьяной похвальбы потом.

Я как-то спросил Вадима – зачем? – и услышал ответ, поразивший меня своей первобытной логикой, чем-то напомнивший мне прочитанное о Золотой Орде:

– Все едино помирать едем, хоть гульнем напоследок!

И гульба идет. Сопровождающий почти не показывается, и я смотрю на него уже совсем иными глазами. Я случайно подглядел, как на днях с ним делились ворованными булками, и он взял! Спокойно засунул одну в рот, две за пазуху и вышел из вагона.

Сегодня утром впервые грабящим был дан отпор. Двое парней из нашего вагона подскочили к женщине и, как обычно, потехи ради, опрокинули ее большой бидон с молоком, – женщина охнула и бросилась его поднимать, остальных баб как ветром сдуло с длинного стола под навесом – импровизированного станционного базарчика.

И вдруг высокий мужчина в ватнике и сапогах подбежал к нашим и пошел работать! Левой, правой, левой, правой! Как у машины, замелькали кулаки! Один из парней упал, второй побежал, но мужчина догнал его, толкнул в спину и лежащего долго охаживал сапогами. Мне слышен был крик, потом я увидел побитого, пробирающегося к эшелону. Руками он закрывал лицо. Из-под пальцев сочилась кровь.

(Л.С. Разумовский, "Нас время учило...")

Tags:

(10 comments | Leave a comment)

April 7th, 2016
10:49 am

[Link]

...

Путнику, выбирающему поезд с wi-fi.

Путник, помни!

Wi-fi в российских поездах бывает двух видов: неработающий (как в поезде Москва - С.-Петербург) и платный (как в поезде С.-Петербург - Москва).

Не выпендривайся, путник!

(18 comments | Leave a comment)

April 5th, 2016
01:43 pm

[Link]

...
Говорят, что офшорный скандал Путину не страшен и "внутренней аудитории" на все плевать - не соглашусь. Репутационный удар нанесен и он в слове "виолончелист". Когда Путин пилит деньги с друзьями по дзюдо - это не портит его имидж крутого мэна, с которым не пропадешь.

Но виолончелист в таком контексте - это совсем другое дело. Это звучит смешно, мелко и опереточно. Это плутовской жанр. Это кинокомедия. Это уже не Депардье, а полный Пьер Ришар. Народный вождь не может красть бабки вместе с человеком, который водит по струнам смычком и таскает большой черный футляр.

Вчера слышал обрывок разговора совсем небелоленточной компании.

- Что-то мало миллиардов нашли.
- А в виолончель больше не влезает.

И дико ржут.

Хрущеву запомнили кукурузу. Брежнев прокололся на орденах. Уважение к Ельцину подорвали пьяные пляски и коробка от ксерокса. Здесь, кажется, тоже ключевой образ найден.

(16 comments | Leave a comment)

April 4th, 2016
10:01 pm

[Link]

...

Когда слышу "везде так", "все так" и "да каждый бы на его месте..." всегда вспоминаю бессмертный монолог шварцевского Министра-администратора:

"Я, сами понимаете, ахнул. Выхватил, естественно, пистолет из кармана. И, как поступил бы на моем месте любой из присутствующих, выпалил из пистолета в девушку".

(67 comments | Leave a comment)

April 2nd, 2016
11:50 am

[Link]

Нашел я на даче журнал "Сельская молодежь" 1988 года, а в нем - интервью с Шевчуком. В самом конце интервьюер, Илья Смирнов, спрашивает:

"- И все-таки, какая у рокеров положительная программа?"

Сижу я и думаю.
Вот прошло тридцать лет.
Срезают все тем же мудацким вопросом.
И примерно тех же.
У Шевчука с положительной программой лучше тоже не стало.

Разве что Илья Смирнов теперь пишет не в "Сельской молодежи", а в "Известиях". И не рокеров изучает, а креаклов разоблачает. Каждому времени - свои модные веяния.

[статья - сканы]



(14 comments | Leave a comment)

01:03 am

[Link]

...

Иду сейчас к Белорусскому вокзалу, а мне навстречу - примерно тридцать девушек с одинаковыми прическами-узелками как у Мюмлы. Что это было?

(10 comments | Leave a comment)

March 28th, 2016
01:29 pm

[Link]

....

Друзья (особенно питерцы!), приглашаю вас в среду 6 апреля на презентацию книги Льва Разумовского "Нас время учило...". Сам я тоже приеду. Презентация состоится в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме (Литейный пр., 53) в 18:30. Вход в музей стоит 100 рублей. Вечер ведет Яков Гордин.

Для тех, кто не в друзьях или все пропустил: "Нас время учило..." - сборник мемуарной прозы известного петербургского скульптора Л. Разумовского о войне и блокаде. Книга сильная и честная, издается (если не считать журнальных публикаций) впервые. О заглавной военной повести высоко отзывались Григорий Бакланов, Ион Деген, Юлий Ким, Яков Гордин и многие другие. Послесловие к книге - один из последних текстов замечательного критика Самуила Лурье.

Распространение информации приветствуется. Если у вас есть знакомые журналисты, которых могло бы это заинтересовать, тоже прошу не стесняться и подсказать им эту мысль)

Tags:

(3 comments | Leave a comment)

March 25th, 2016
08:30 pm

[Link]

...

Умер Владимир Константинович Егоров - л­егенда и душа кафедры Лазерной физики МИ­ФИ. Человек устрашающей эрудиции - профес­сиональной и не только, он был гением чи­стого знания и чистого умения. Его не и­нтересовала карьера, не интересовали деньги, он не видел смысла ­тратить время на получение ученой степен­и. Но кто кроме него мог собрать хитроумную­ и блестяще работающую экспериментальную­ установку, в которой соседствовали приб­оры, выпущенные чуть ли не до его рожден­ия, 386-й компьютер, современный ж­есткий диск и проявляющаяся этикетка от ­пива "Афанасий"для контроля охлаждения лазера?

Целыми сутками Владимир Константиныч зан­имался алхимией в своей лаборатории, наб­итой подобными чудесами. Паял микросхемы­, мастерил что-то невероятное, разбиралс­я в свежих научных статьях, курил бесчис­ленные и очень плохие сигареты, просвещал студен­тов, слушал музыку в дипазоне от симфони­й Брукнера до Лед Зеппелин, а на досуге ­изучал португальский, например, язык.

При всем этом "безумным профессором" он ­не был - всегда оставался адекватен и ир­оничен.

Вот несколько коротких историй.­

1. Научная конференция. По рядам передаю­т список, в котором отмечаются участники­ и слушатели. Машинально пробегаю его гл­азами и выхватываю такой фрагмент:

Петров С.К., д.ф.-м.н., профессор­
Иваненко Б.А., к.т.н., доцент­
Егоров В.К., эсквайр­

2. В.К. выдает студентам методички для п­одготовки к лабораторной работе ("лабник­и").

Наглый студент: - Владимир Константиныч,­ лабник очень уж толстый, долго читать. А ­нет ли у вас лабника покороче?
В.К.: - Конечно, есть. Он состоит из гла­гола, предлога и короткого существительн­ого.

3. Делюсь как-то с В.К. нашими планами закупить приборы, в том числе лазер на парах меди (на сленге: "медный лазер").

- А еще купим в лабораторию медный лазер.

В.К. (лирическим тоном): - Жил на свете лазер медный...

4. В МИФИ только что вышел закон о запре­те курения, везде развешан приказ ректор­а. Захожу в туалет, вижу Егорова, которы­й стоит как раз под таким приказом и мир­но прикуривает одну "Яву" от другой.

Вслед за мной заходит Большой Начальник,­ всплескивает руками и укоризненно воскл­ицает:

- Владимир Константинович! Ну как же так­. Вот приказ...
- А я не затягиваюсь.­

Вот уж действительно, светлая память. И до чего же рано.

(8 comments | Leave a comment)

March 20th, 2016
07:52 pm

[Link]

Похороны Сталина: кинохроника и редкие фотографии


Я давно хотел представить себе, что происходило в мартовские дни 1953 года, когда хоронили Сталина. Как выглядели люди, во что они были одеты, как выглядела Москва, как двигались эти человеческие реки. Интересно посмотреть на страну в момент перелома эпох. Кроме всего прочего, это событие можно назвать величайшим несанкционированным митингом: выплеснувшаяся воля сотен тысяч людей, объединенных одной целью, с которой столкнулись опешившие, непривычные к такому власти. Здесь есть и мой интерес к истории семьи - много раз отец, которому тогда было пять лет, упоминал, каким радостным событием было, когда, спустя сутки, вернулся домой старший брат - родители боялись, что он погиб в давке. Дядю своего, долгих ему лет, я расспросил - и его мемуар лежит среди прочих на замечательном тематическом сайте. А вот с визуальной стороной дела было хуже - почти все, что вылетает в картинках поисковиков "похороны Сталина" - две или три фотографии из "Огонька", по которым мало что понятно.

Недавно, я наткнулся на интереснейшую кинохронику - всего две с половиной минуты, - нарезка съемки разных улиц Москвы. Я разобрал ее по кадрам и мы с женой восстановили примерные точки, откуда снимала камера. Кроме этого, на сайте с фотографиями старой Москвы нашлось несколько других снимков тех дней или тех мест. Очень интересно посмотреть на людей и на то, как изменилась Москва. Надеюсь, интересно не только мне.

черно-белые и цветные фотографии + видео (много)Collapse )

(160 comments | Leave a comment)

[<< Previous 20 entries]

My Website Powered by LiveJournal.com