?

Log in

Бутылка, найденная в рукописи Below are the 20 most recent journal entries recorded in the "Израиль Кастро" journal:

[<< Previous 20 entries]

March 12th, 2020
01:13 am

[Link]

Верхний пост
На шестом году ведения ЖЖ я, наконец, дозрел до т.н. "верхнего поста".

подробностиCollapse )

(200 comments | Leave a comment)

February 9th, 2016
10:50 pm

[Link]

...

Тем, кто хочет получить удовольствие от­ образцово снятого сюжетного кино, очень­ рекомендую детектив ­по пьесе Агаты Кристи "Свидетель обвинен­ия". В одной из центральных ролей - Марл­ен Дитрих, в главной роли - первый оскар­оносный англичанин в истории блистательн­ый Чарльз Лоутон ("Отель Ямайка", наприм­ер). Режиссер - Билли Уайльдер.

Интересно, что Уайльдера, который снимал­ в том числе классические нуары, детекти­вы, приключения у нас знают по единствен­ному фильму "В джазе только девушки", да­ и то фамилии не помнят. Это очень зря. ­Я уже посмотрел около десят­и его фильмов и свидетельствую, что все они сделаны мастерски и ничуть не устарели, а некоторые ("Двойная страховка"­, например) - выдающиеся произведения ки­ноискусства.

"Свидетель обвинения" заканчивается трог­ательной просьбой не пересказывать развя­зку тем, кто еще не видел фильма. Но главное в фильме не развязка, а то, ­как он сделан. И удивительно, что адвока­т сэр Уилфрид Робартс в исполнении Чарль­за Лоутона не стал фольклорным персонаже­м наряду с Шерлоком Холмсом и Пуаро. "Да­йте мне спички, мисс Плимсолл! Вы слышал­и? СПИЧКИ!"

На фотографии: сэр Уилфрид смотрит на тебя с недоверием. Быстро подари ему сигару!

Tags:

(13 comments | Leave a comment)

February 6th, 2016
10:50 pm

[Link]

...
Стал раздражаться, встречая очередное "нами правят потомки вертухаев". Во-первых, это неправда. Тот же Путин - не потомок вертухаев и те его ближайшие сподвижники, биографии которых мне удалось найти в сети, - тоже.

Во-вторых, потомок вертухая потомку вертухая - рознь. Внук Молотова Вячеслав Никонов - это одно, а внук Микояна Стас Намин - совсем другое. К последнему у меня нет ровно никаких претензий. Ровно как и к инженеру Сергею Никитовичу Хрущеву, например.

Сын "вертухая" - артист Леонид Броневой настойчиво деромантизирует в своих интервью сталинскую эпоху, рассказывая о ней некрасивую правду. В том числе и про своего отца, который "одним из самых жестоких следователей киевского ОГПУ был, садистски людей допрашивал". И вызывает большое уважение. А сталинист Лановой и придворный путинец Хазанов ни малейшего уважения не вызывают, хотя с происхождением у них все в порядке. Никиту Михалкова часто сравнивают с его негодяем отцом. Алексей Симонов - сын Константина Симонова, боровшегося с космополитами, Зощенко и диссидентами, стал правозащитником.

Да, сталинские преступники - от самого верха до самого низа - все эти наркомы, палачи, следователи - так и не были осуждены и, в отличие от своих жертв, дожили свой век спокойно. Этот факт оказывает огромное негативное влияние на наше общество и, в конечном счете, на нашу сегодняшнюю жизнь. Но наследование тут идет вовсе не всегда по вертикали, а сегодняшние мерзавцы во власти происходят в своем большинстве из обычных советских семей, не отмеченных близким родством с энакаведешниками.

Все простые схемы мироустройства и деления на своих-чужих, конечно, неизменно привлекательны, но всегда лживы и всегда очень пошлы.

(29 comments | Leave a comment)

January 31st, 2016
01:56 pm

[Link]

...
Арсений Тарковский. ЧУДЕСА ЛЕТНЕГО ДНЯ

Был жаркий июньский день. Сначала в саду никого не было, и все в нем вело себя, как саду было угодно.
Серебристый тополь сказал:
— Сегодня я совсем ехшу. Все листья абсолютно папата-репота. И к тому же наоборот — терепе-папата!
Плакучая шелковица подняла ветви дыбом, перестала плакать и пустилась танцевать вальс, напевая:

Если красавица
Склонна к измене,
Лошади нравятся
Зубчики в сене


Все новое простояло недолго, все старое приняло вскоре прежний вид. Во двор вошел китайский фокусник. Он расстелил свой коврик прямо на траве и разложил на нем в волшебном порядке пять стеклянных шариков с синими китайскими пятнами и жилками внутри. Накрыл шарики чашками, поднял чашки: мы ахнули! Шарики исчезли. Зато китаец вынул у себя из ушей пять больших синих мух.[читать дальше]Он съел их, как ни противно это ему было: неприятности следует переносить мужественно. Мухи внутри китайца превратились в телеграфную ленту. Он тянул ее, тянул и вытянул всю из отверстия в затылке. Мы измерили ленту. В ней оказалось ровно девятнадцать аршин. На ленте во всю ее длину была написана китайская любезность, которую китаец прочел нам по-китайски:
— У пей ли фу синь линь! — и так далее.
Фокусник выпустил на свободу желтую птичку, что было очень хорошо с его стороны. Птичка не долго думая распочковалась у него над головой. Их стало шесть. Он помахал на птичек веером, переловил и спрятал в карман, чтобы они не пропали. Потом проглотил свой собственный кухонный нож, собрал чашки, свернул волшебный коврик, получил от мамы пятнадцатикопеечник, два медных пятака, серебряный пятачок, позвенел ими и съел все монеты до одной. Видно, он кормился особенно, по-китайски. За это мама дала ему еще гривенник, и китайский фокусник ушел.
В сад с газетой в руках вышел отец и сказал:
— Дети, слушайте! Опубликована таблица. На билет номер тысяча выпал выигрыш в тысячу рублей. Я пойду получу его. Что купить вам в подарок?
Брат сказал:
— Папа, купи мне, пожалуйста, велосипед.
— И мне велосипед! — сказал я.
Не прошло и года, как отец возвратился с двумя одинаковыми велосипедами «Дукс» на шинах красного цвета марки «Денлоп». Мой был только чуть поменьше — брат ведь был старше меня на три с половиной года. Мы сели на велосипеды и начали кататься по дорожкам. Мы ездили очень ловко и быстро, даже выписывали вавилоны в виде букв О, В, Ф и цифр 8 и 9. Потом в сад вышла мама и отняла у нас велосипеды за то, что мы якобы ездили по крыше дома и железо так грохотало, что мама не могла читать роман Тургенева «Нездешние доходы». Но это ей показалось, мы и не думали ездить по крыше.
Не теряя времени понапрасну, мама заставила нас учить уроки. Сначала я задолбил стихи «Духовкой жадною томим». В географии было написано, чем знаменита Ява и чем — Яффа, а я прочел совсем другое, чепуху какую-то, географию пришлось переучивать.
С таблицей умножения я тоже бился бы долго — уж очень мне мешали пузыри в оконном стекле, то стягивались, то растягивались, — но зубрить таблицу долго не пришлось, я заметил в ней систему, и сразу запомнил, что


5 х 5 = 25

6 x 6= 36

7 x 7= 47

8 x 8 = 58

9 x 9 = 69


Как только я выучил это, вернулся домой отец и сказал, что его таблица наврала, он ничего не выиграл — номер не совпал, и потому нет нам никаких велосипедов.
А вы говорите — чудес на свете не бывает.

[1. IV. 1946]

Tags:

(12 comments | Leave a comment)

January 30th, 2016
01:40 am

[Link]

...

Когда я писал про гуманитариев и технарей, совсем не подумал, что эта тема коварно ветвится целым кустом. Комментарии сделали это очевидным - каждый стал говорить о своем.

Моей целью, конечно, не было обозначить преимущества "технического" образования над "гуманитарным", как многие подумали. Я отлично помню Олега Р., который делал по две ошибки в слове "эллипс". Я помню, как тосковал, слушая высокомерные рассуждения, что Резерфорд делил науку на физику и собирание марок, а значит все гуманитарии - ослы, занимающиеся непонятно чем. Конечно, такими были не все, но я слышал это часто. Сравнительный снобизм и полярная ограниченность двух тусовок - занятная тема для обсуждения.

Можно обсудить и другое - бывают ли симметричные "ятехнари", бравирующие незнанием элементарных вещей и если да, то почему их все-таки явно меньше? Возможно, потому что тех, кто может назвать себя этим словом, меньше в принципе? Или потому что физика считается сложнее, а значит и признаваться в ее полном незнании - не так стыдно?

Но, честно говоря, я свои примеры придумал для другого. Я хотел продемонстрировать, что списывать пробелы в элементарных знаниях на свою "гуманитарность" - добровольно выставлять себя дурачком или неучем. Есть, конечно, склонности. Человек не обязан интересоваться всем в равной степени. Есть, конечно, и способности или их отсутствие. Есть, в конце концов, нормальное для всех нас раздолбайство и лень. Но я не верю в разумных, здоровых людей, мозг которых не может осилить понятие функции или корня квадратного уравнения. И когда я вижу, что человек, вместо того, чтобы промолчать, сам тянет руку и радостно кричит "Я здесь! Ягуманитарий!", когда в ответ на вопрос я слышу "ягуманитарий!" вместо честного "я забыл" или "в школе я не любил этот предмет" - я думаю, что скорее всего это не представитель гуманитарных наук, а человек с невнятным образованием, в глубине души из-за этого сильно комплексующий.

Бывшая звезда эфира Леся Р. занижает в двадцать раз население России. "У меня проблемы с цифрами, я гуманитарий!" - заявляет Леся Р. "Дура ты неграмотная!" - справедливо думают в этот момент и "гуманитарии" и "технари". И почему-то совсем не удивляешься, узнав, что звезда эфира Леся Р. так и не защитила диплом.

И наоборот - представьте себе любого уважающего себя представителя гуманитарных наук, всерьез произносящего эту фразу. Чтобы стало совсем уж абсурдно и смешно - можно кого-то из великих. Например, М.Л. Гаспарова, отвечающего "я - гуманитарий" на вопрос о процентах.

(43 comments | Leave a comment)

January 28th, 2016
11:20 pm

[Link]

...

- Спрашиваю у своих школьников: какого ­царя называли Грозным - Петра или Ивана?­ Прикинь, половина ошиблась.
- А я тоже не знаю, я технарь вообще-то.­

- Слышал? Буш Австрию с Австралией переп­утал, бггг!
- Ну, а чо, я тоже их вечно путаю. Ну те­хнарь я, что возьмешь...

- Помню, как я плакала, когда мы в школе­ читали "Муму"! А ты плакал?
- Я "Муму" не читал, я технарь. Для меня­ все эти предложения, абзацы - сложно сл­ишком. Но страшно уважаю гуманитариев - ­сколько же ума надо, чтобы читать такие ­толстые книжки, какое-то колдовство, по-­моему!)))

---­
Почему, почему я не слышал / не видел ни­ одного такого разговора? Где симметрия,­ я вас спрашиваю?!

(18 comments | Leave a comment)

02:10 am

[Link]

...

Когда умирает человек в возрасте Георгия Мирского (89 лет), всегда начинают вздыхать, что ушла эпоха. А в этот раз - по крайней мере мне - стало грустно от того, что ушла не эпоха, а умнейший человек, живший абсолютно сегодня, сегодняшними событиями. Я старался не пропускать его колонки на "Эхе" - и восхищался тем, как мастерски лаконично, прозрачно, порой - по-хорошему жестко они написаны и насколько же здравый и многознающий человек их автор.

А публицистика его останется и будет цитироваться. Вот эта, например, колонка.

http://echo.msk.ru/blog/georgy_mirsky/1276138-echo/

(3 comments | Leave a comment)

January 27th, 2016
12:13 pm

[Link]

...

Кошка прозванная "Ротбанд" за эти ощущения - ты гасишь свет, укрываешься одеялом, блаженно вытягиваешься на постели, и вдруг тебе мягко, но непреклонно кладут на ноги мешок с одноименной штукатуркой. Если пытаешься вырваться и начинаешь брыкаться, мешок поднимают, терпеливо ждут пока ты перестанешь дергаться и обреченно застынешь - и тогда кладут уже окончательно.

(14 comments | Leave a comment)

January 23rd, 2016
01:33 pm

[Link]

...
Арсений Тарковский. БРАТЬЯ КОНОПНИЦЫНЫ

Сначала я познакомился с одним из них. Это был маленький белобрысый мальчик с длинным носом. Мы встретились во дворе гимназии в первый день занятий. Мы показали друг другу перья — я ему английское, он мне с передвижной нашлепкой. Потом я отправился осматривать здание гимназии. На лестнице я встретил моего недавнего знакомца.
Я сказал:
— Хочешь меняться? Я тебе дам английское, а ты мне — с передвижной нашлепкой.
Он вытаращил глаза:
— Какое — с нашлепкой?
— Да то, что ты показывал мне во дворе.
— Я тебе ничего не показывал. Это не я показывал. Я и не был еще во дворе.
Он отвернулся от меня и убежал, насвистывая. Через минуту я увидел Конопницына во дворе. Он искал меня.
— Послушай, — сказал он. — Давай меняться. Хочешь с нашлепкой за английское?
Я сказал:
— Только что я тебе предлагал, а ты не хотел.
— Ничего ты мне не предлагал. Это ты не мне предлагал.
— Вот только что, на лестнице.
— На какой лестнице?
— На лестнице, в гимназии.
— Я не был еще на лестнице. Это не я был на лестнице.
— Кто же, если не ты?
— Брат.
У меня от тоски засосало под ложечкой. Мне показалось, что он меня дурачит, и я прекратил переговоры.
[читать дальше]— Какой там еще брат, когда ты! Ладно, давай перо!
Мы поменялись. Он побежал по двору и исчез в дверях гимназии. Вдруг, следом за ним, побежал второй Конопницын. Он кричал:
— Сережа! Сережа!
У меня помутилось в глазах. Я подумал, что вижу Конопницыного двойника. Я вообразил, что сошел с ума, и побежал в гимназию посмотреть, где Конопницын.

Конопницыных было двое. Они были совершенно одинаковые в своих серых форменных мундирчиках, с двухцветными ранцами из телячьей шкуры.
В классе они сидели на одной парте, похожие друг на друга, как две почтовые марки одного выпуска и достоинства. У нас говорили, что их различает только мать, а собственный их отец не понимает, как она это делает.
Начался урок. Вошел Милетий-шестиглазый.
— Господа! — сказал Милетий. — Я надеюсь, что вы проявите все усердие и прилежание, на какое только способны, чтобы, пройдя курс наук, приобрести необходимые знания для того, чтобы стать полезными обществу, столь нуждающемуся в истинно культурных силах на пути к...
Милетий говорил долго и скучно. Окончив речь, он одну за другой надел две пары очков и увидел Конопницыных. Он снял очки, протер их замшей и надел снова. Мы засмеялись. Он присматривался к Конопницыным не меньше минуты и потом спросил:
— Это — что?
Они молчали.
— Как ваша фамилия?
Они встали и в один голос сказали:
— Конопницын.
— Оба Конопницыны?
— Оба.
— Вы что, близнецы?
— Близнецы.
— Зовут как?
— Конопницын Сергей, — сказал один.
— Конопницын Николай, — сказал другой.
— Забавно, — заметил Милетий. — Весьма забавно. — Что ж это господа экзаменаторы мне ничего не сказали?
Следующий урок был закон Божий. Отец Иоанн Любавский, гигант с трубным голосом, львиной гривой и лицом Мусоргского, взглянул на Конопницыных, как на зверей в клетке, наблюдаемых уже не в первый раз, подмигнул им не без лукавства и, обратясь к классу, сказал:
— Вот, смотрите же, смотрите, господа гимназисты! Смотрите, дивитесь видимому! На примере братьев Конопницыных вы можете умозаключить, что и Провидению иногда угодно шутить. Ну хоть бы родимое пятно, хоть бы явный признак какой появился, чтобы отличить брата от брата! Бойтесь Бога, — сказал он, снова обращаясь к близнецам. — Бойтесь Бога и растите порядочными людьми. Избегайте жульничества!

На пятерки у нас учиться считалось зазорным. Пятерочников сажали на переднюю парту, и они считались фискалами. Если вы знали урок на пятерку, то должны были отвечать на четыре, от силы на четверку с плюсом.
Братья Конопницыны учились на четверку с плюсом. Им это было легче, чем нам. Каждый из них готовил только половину уроков. Сергей, допустим, арифметику и географию. Николай — закон Божий и русский. На одном уроке Николай был Николаем, на другом — Сергеем, Сергей на другом уроке Сергеем, а на первом — Николаем. Учителя, как и никто на свете, различить их не могли.
Я завидовал им.

Время шло, гимназия закрылась, я расстался с ними. Много лет спустя мне рассказывали разные небылицы, все, что известно о близнецах из ходячих анекдотов: и как они ходили бриться к парикмахеру один за другим, а тот удивлялся, что у клиента борода отрастает за пять минут, о том, как один близнец женился вместо другого, как кредиторы гонялись по городу за одним из них, а другой в это время... Впрочем — я уже не помню этого анекдота.

И вот после войны я встретил Конопницына на улице — не в нашем городе, а за тысячу верст от него.
— Брата убили на фронте, — сказал он так тихо, что я его еле услышал. — Еще в сорок втором году. Мы жили вместе. И знаешь — брат собирался жениться...
У Конопницына виски уже были седые.
Так я и не знаю, кто остался в живых — Николай или Сергей?

<1945?>

-------------------------------------

Он рассказал мне, как в гимназии с ним учились братья-близнецы Конопницыны, которые были так похожи друг на друга, что родная мама их путала — Николай и Сергей. Им и учиться было проще, каждый из них делал только половину уроков и отвечал один за другого. Потом один из них умер, а тот, кто остался, не знал, кто жив, — он или брат? Я говорю: жив он, а брат умер. Арсений отвечал: да, но кто он? Он или брат? Их так часто путали, называя то Николаем, то Сергеем, поэтому оставшийся в живых не знает, кто же жив, он или брат? Сергей или Николай? У меня от его слов голова шла кругом. Мама слушала наши разговоры, не выдерживала и говорила: “Арсений, не морочь Ляльке голову. Так можно свести с ума”.

О братьях Конопницыных Арсений написал рассказ уже после войны — в 1945 году. Этот рассказ вошел в цикл рассказов, написанных в те же 1945—1946 годы (кроме двух: “Марсианская обезьяна” и “Солнечное затмение”, написанных позже, в 1950 году). Цикл рассказов (восемь) написанных в 1945—1946 годы, можно сказать, был создан на одном дыхании, читались они у нас дома в присутствии писателей — друзей Арсения. Рассказы всем понравились, очень лиричные, какие-то “прозрачные”, с настроением. Во втором томе сочинений Тарковского составитель Т. Озерская неверно указала даты создания рассказов “Братья Конопницыны” и “Обмороженные руки” — 1950 год”

(Елена Тренина «С той стороны зеркального стекла…» (из воспоминаний), «Знамя» 2011, №11)

Tags:

(5 comments | Leave a comment)

January 22nd, 2016
10:49 pm

[Link]

...

Станция Технопарк между Коломенской и Автозаводской - это как рекламная вставка посередине песни.

(7 comments | Leave a comment)

09:56 pm

[Link]

"Омерзительная восьмерка" Тарантино - ремейк советского фильма 1934 года

Это так прекрасно, что не могу не поделиться. Оценят те, кто смотрел фильм.

Tags:

(8 comments | Leave a comment)

January 19th, 2016
11:25 pm

[Link]

...

Хватит читать воспоминания про ГУЛАГ, - сказал я себе. Надо переключиться. Переключился я на Диккенса и эту мысль надо признать неудачной: быстро обнаружилось, что это примерно одно и то же.

Что интересно, сходство не ограничивается описанием тотальной несправедливости и изощренных издевательств сильных над слабыми - почти дословно совпадает описание конкретных ситуаций. Например, дележ школьниками посылки ничем не отличается от аналогичного процесса в тюрьме, а главный герой, пересказывающий на ночь прочитанные когда-то книги своему покровителю из учеников постарше - точная модель интеллигента, пытающегося ужиться с уголовниками в лагере. Этот процесс называется у блатных "тискать рОман" и его описал каждый мемуарист, сидевший в советской тюрьме.

Очевидно, когда человек строит очередную систему подавления, модель работает примерно одинаково, независимо от века, страны и самой формы этой модели.

(6 comments | Leave a comment)

10:02 am

[Link]

...


За роялем - Олег Каравайчук. 1940 год. До войны еще.

Tags:

(2 comments | Leave a comment)

January 18th, 2016
01:46 am

[Link]

...

Каждый режиссер во многом сумма того, что он любит, но Тарантино строит новые конструкции прямо из этих кусков. Он развлекается, всегда опираясь на сделанное до него - старые рок-н-роллы, спагетти-вестерны, японские комиксы. Современность ему неинтересна вообще - он в прошлом по уши и, не смущаясь, берет оттуда нестареющее, замешивает на ферменте собственной фантазии, и делает новую историю, которая действительно получается новой. Это нормальный, испытанный способ творить. Стивенсон признавался, что тащил в свой "Остров", не особо даже видоизменяя, у По и у Дефо и у Ирвинга - и кто назовет компиляцией вечную историю, которую он создал в итоге?

Вероятно, именно этот любовный замес из прошлого дает эффект практически викторианского уюта, накатывающего во время просмотра тарантиновских жестоких и смешных сказок. Все гадости, которыми он дразнит нашу брезгливость, во многом и нужны, чтобы взбадривать зрителя - чтобы он поверил в самостоятельность истории и не разомлел от всей этой ностальгической красотищи.

Tags: ,

(Leave a comment)

January 16th, 2016
01:07 pm

[Link]

...
"По поводу Веничкиного изгнания существовали различные версии. По одной из них, пьяный Веня во время лекции по зарубежной литературе упал на профессора Р.М. Самарина" (Наталья Трауберг)

Вспомнил сейчас, прочитав, какой сволочью был проф. Самарин, отличившийся на на ниве борьбы с преподавателями-космополитами. В этом свете легенда об отчислении Ерофеева приобретает романтически-диссидентский оттенок.

Впрочем, сам он предлагал еще более героическую версию своего отчисления из МГУ:

"Вышиблен был в основном военной кафедрой. Я этому подонку майору, который, когда мы стояли более или менее навытяжку, ходил и распинался, что выправка в человеке – это самое главное, сказал: «Это – фраза Германа Геринга: «Самое главное в человеке – это выправка». И между прочим, в 46-м году его повесили»."

Официальная же версия скучно гласит, что выгнали Ерофеева, как и героя поэмы Блока "Соловьиный сад" за систематические прогулы.

Олег Лекманов грозился когда-нибудь написать биографию В.В.Ер. - из нее я и надеюсь узнать, как оно там на самом деле было.

(5 comments | Leave a comment)

January 14th, 2016
01:37 pm

[Link]

Две цитаты

"Меня очень удивило, что каждый притв­орялся, будто вовсе не спал, и с ­величайшим негодованием отвергал подобно­е обвинение. Я и по сей день не пе­рестаю дивиться, неизменно замечая, что ­люди готовы признаться в любой слабос­ти, свойственной человеческой природе, н­о всегда отрицают (неведомо почему), что­ они спали в карете"

(Диккенс, "Жизнь Дэвида Копперфилда, ­рассказанная им самим")

"— Вы спали? — поинтересовалась Галина.­

Я горячо возразил.­

Я давно заметил, что на этот вопрос люди­ реагируют с излишней горячностью. Задай­те человеку вопрос: «Бывают ли у тебя за­пои?» — и человек спокойно ответит — нет­. А может быть, охотно согласится. Зато ­вопрос «Ты спал?» большинство переживает­ чуть ли не как оскорбление. Как попытку­ уличить человека в злодействе"

(Довлатов, "Заповедник")

(16 comments | Leave a comment)

January 12th, 2016
10:29 pm

[Link]

...
Арсений Тарковский. МАРСИАНСКАЯ ОБЕЗЬЯНА

Мой брат Валя, третьеклассник, собирался выступить в гимназии с рефератом о Марсе.
Целые дни и ночи напролет он читал ученые книги и чертил на картоне марсианские полушария по два аршина в поперечнике.
Не было такого циркуля на свете, каким можно было бы вычертить круги достаточного для наглядности размера, и Валя делал это с помощью веревки.
Он говорил:
— Так поступали древние греки. У них не было циркульных фабрик, а веревки были. Архимеду тоже были нужны круги. И Гиппарху. Значит — они пускали в ход веревки. В басне у Эзопа рассказывается, как один философ свалился в яму и его вытаскивали на веревке.
Папа называл Валю Страфокамилом. Мое прозвище было Муц. Но прозвище было неправильное, в нем было что-то лошадиное, а я тогда считал, что я обезьяна. Больше всего я интересовался обезьянами: стремился удовлетворить тоску по сородичам.
— На Марсе есть обезьяны?
— Не задавай дурацких вопросов, — отвечал Валя. — Наука этого не знает.
— Много она знает, твоя наука, — сказал я. — Даже про обезьян не знает. Я вот все знаю про обезьян — и где живут, и что едят, и как блох ищут. Они ищут блох вот так.
[продолжение рассказа]
И я искал блох с совершенством: уж очень я любил обезьян.
— Не мешай, — сказал Валя. — Уйди из комнаты. — И, выпятив грудь колесом, произнес не своим голосом: — Милостивые государыни и милостивые государи! В тысяча восемьсот семьдесят седьмом году, впервые в истории человечества, в Милане великий итальянский астроном Скиапарелли нанес на карты каналы Марса. В тысяча восемьсот семьдесят девятом году...
— Подожди, — перебил я брата. — Подожди немножко, посмотри, как они ищут, если блоха на спине!
Тут Валя затопал ногами и вытолкал меня из комнаты. Из-за двери доносился его голос:
— В тысяча восемьсот семьдесят девятом году, в следующее, более благоприятное великое противостояние, тот же самый великий итальянский астроном Скиапарелли в Милане открыл новое таинственное явление: двоение марсианских каналов...
— Валя, пусти меня, я буду тихий, — молил я, — тихий, как марсианская обезьяна.
Но Валя был занят своими каналами и не обратил на мои мольбы никакого внимания.



И вот наступило торжественное воскресенье.
Мы отправились в гимназию.
Валя шел впереди и нес на голове свои гигантские полушария. Мы с папой несли конспекты, диапозитивы для волшебного фонаря и ученые книги. Мама еще не успела одеться. Она прибыла в гимназию к концу реферата. Она всегда опаздывала. Реферат имел успех. Гимназисты, учителя и родители аплодировали изо всех сил. Равных этим полушариям и туманным картинам с каналами не было на свете. Физик Папаригопуло хвалил Валю, а Валя стоял красный от смущения, как марсианская суша на картах у него за спиной. Я гордился братом и был счастлив, потому что любил его не меньше, чем обезьян. Но мне тоже захотелось блеснуть перед публикой. Потеряв голову от Валиного успеха, я выбежал вперед и крикнул:
— А теперь я покажу, как марсианские обезьяны ищут блох!
И стал показывать.
Никогда еще я не ощущал такого прилива вдохновения. Никогда еще мои телодвижения не были в такой мере обезьяньими. Но мама схватила меня за рукав, подняла с пола и зашептала громко, на весь зал:
— Какой позор! Боже мой! Какой позор! При всей гимназии! При самом Мелетии Карповиче! Ты! Чтобы удовлетворить свое глупое тщеславие! Компрометируешь Валю и меня! Перестань размахивать руками! Слышишь?! Перестань скалить зубы!
Я пришел в себя и плакал до самого дома.
А дома Вале подарили серебряный рубль и устроили пир в Валину честь. И я понемногу утешился, а Валя сказал:
— Милостивые государыни и милостивые государи! Разрешите мне поблагодарить вас всех за теплое участие и сочувствие к успеху — не моему, а современной наблюдательной астрономии.
Мы все закричали «ура» и снова аплодировали Вале.
И Валя сказал благосклонно, как Александр Македонский, победивший Дария:
— Мама, пусть Муц покажет теперь, как обезьяны ищут блох!
Из любви к нему я хотел показать свое искусство, но уже не мог: оно сгорело у меня в сердце.



[13 февраля 1954]

Tags:

(13 comments | Leave a comment)

January 10th, 2016
04:49 pm

[Link]

...

Смотрю с дочкой "Лису и зайца" и получаю от незамысловатой сказки в переложении Норштейна огромное эстетическое удовольствие, потому что это высокое искусство. Могу, кстати, доказать.

Вот смотрите - шесть кадров. 1. Заяц стоит, задумчиво облокотившись на ограду, и смотрит в одну точку. 2. Крупный план. Видим, у него на глазах слезы. 3. Видим на что он смотрит. Это озеро, в нем плавает рыбка. 4. Рыбка вдруг лишается подробностей - плавников и чешуи - и начинает мерцать, переливаясь чем-то ярким. 5. Уже без связи с озером видим прямоугольник, переливающийся тем же цветом. 6. Прямоугольник разрастается и видно, что это огонь в камине, перед которым сидит заяц.

Другими словами: заяц введенный горем в глубокую прострацию смотрит на первый попавшийся предмет - рыбку. Из-за слез и неподвижности взгляда рыбка у него в глазах расплывается. Этот мерцающий цвет ему что-то напоминает. Он вспоминает про огонь. От абстрактного огня мысль перекидывается на камин в доме, из которого его выгнала лиса, - единственное о чем он сейчас может думать.

Таким образом, мы проследили за ходом мысли. Мысли! Чисто визуальными средствами художник передал нам цепь ассоциаций, которая возникает в голове персонажа и сделал его конкретным, а психологическое состояние - узнаваемым. Другой бы просто показал плачущего зайку под кустом - благо у Даля на этом месте всего-лишь "вот заплакал Зайчик и пошел куда глаза глядят".



Посмотреть мультфильм целиком
[здесь]




Tags:

(10 comments | Leave a comment)

January 9th, 2016
12:15 am

[Link]

...

А есть еще такой глубокомысленный комментарий "дело ясное, что дело темное".

На человеческий язык это можно перевести в стихах:

Я разбираться не хочу
Но лопну, если промолчу

(3 comments | Leave a comment)

January 7th, 2016
07:21 pm

[Link]

...

Нобелевская премия - это не про места на Олимпе, а про рекламу и про спорт. Спорт - это процесс. Предвкушение, ставки, интрига - и, наконец, счет на табло, за которым пафосное награждение, проклятия судьям и повод для национальной гордости.

Реклама - это результат. Рекламируется не только конкретный победитель, рекламируется весь контекст. Премия по литературе рекламирует литературу. На короткое время литература становится повесткой. Премия по физике, увы, рекламирует физику хуже - и все же это редкий повод узнать фамилии вроде Гинзбург или Алферов и подумать, что страна может гордиться учеными, а не только военачальниками.

В этом, на мой взгляд, и есть смысл и значение Нобеля и второстепенно, что результаты спорны и одних бесит Алексиевич, других - Шолохов, а мне до сих пор обидно, что премию получил Гор, а не Ирена Сендлер. Но благодаря этой истории многие о ней и узнали, ведь правда?

(3 comments | Leave a comment)

[<< Previous 20 entries]

My Website Powered by LiveJournal.com