Зайка-Улыбайка
роковая девочка, плясунья, лучшая из всех камей
Recent Entries 
[sticky post]
1st-Apr-2012 08:02 pm - Disclaimer
Все выложенные в журнале фотографии © я, если не указано иного. Вы можете запросто растаскивать их (и рисунки, и сказки) по своим уютным дневничкам, резать на юзерпики, оформлять-украшать, показывать в сообществах и т.п. Разрешение спрашивать не обязательно. Если при этом еще и авторство укажете, мне будет бесконечно приятно.

Выгляжу я вот так.

Привет и добро пожаловать на страницы моего журнала :*)
29th-Oct-2013 12:30 am - Meet Плюшевый Котенок
- Это что? - Плюшевый Котенок замер над подозрительного цвета пятнами на полу.
- Ничего, - отмахнулся Фрики Шит. - Просто сантехник...
- Ты убил сантехника?
- Горелые плюшки! Разумеется нет! Просто Крабля...
- Крабля убила сантехника? - Котенок пришел в восторг.
- Да что с тобой не так? Никто. Никого. Не убивал!

- Сантехник сидел в стене, а Крабля рассказывала про цветы... цвета... велосипеды, вроде... я не слушал. А сантехник слушал. И все знал. И все комментировал. Они что-то обсудили, о чем-то поспорили, а потом Крабля занудела про свое любимое "еще минус два грамма, и будет идеально". Сантехник снова высунулся из стены и заявил, что весит на четыре грамма меньше "идеального", а все равно считает себя толстым.
Котенок округлил глаза и прижал уши:
- Она его точно не?..
- Она в него запустила первым, что попалось под лапу - моим клубничным пирогом. Затем вторым, что попалось, и третьим, и... Осколки я собрал, и крошки, и все. А красное вино не отмывается.
Всеми восемью лапами Котенок потоптался по самому крупному из пятен, покачал головой и молча прошел на кухню.

- А это что? - на столе стоял огромный торт, весь утыканный вишенками.
- Да... сантехник...
- Опять?
Фрики кивнул.
- Чего хотел?
- Дружить.
- А ты чего?
- А я - унылый интроверт. И у меня есть, - Фрики ткнул пальцем в Котенка.
- Ты ведь в курсе, что я ненастоящий?
- А вот сейчас... просто уйди.
Плюшевый Котенок стянул со стола торт и вместе с ним вышел.

Голос в голове у Фрики многозначительно молчал.
8th-Oct-2013 11:52 pm - Meet Крабля
- Ты то ли нечеловечески рассеянный сегодня, то ли... Оу... Неужели ты не рад меня видеть? - Крабля показала зубы.
Фрики всегда нервировала эта ее улыбочка, но виду он не подавал:
- Ну что ты!..
- А что я? Я... Вот скажи, у меня очень толстая попа?
- Ничуть! Замечательная у тебя попа, лучшая из всех краблей - серых, зеленых и голубых!
- Бирюзовых.
- Особенно бирюзовых!
- Почему особенно?
- Всегда считал, что у бирюзовых самые лучшие попы. Но с твоей ни одна не сравниться, твоя - самая лучшая!
- Какая грубая, неприкрытая лесть! - Крабля расплылась в той самой счастливой улыбке, которая всегда нервировала Фрики... но виду он не подавал.
16th-Sep-2013 02:44 am - Meet Freaky-Shit
- А может быть поспим? - предложил голос в голове у Фрики.
- Обязательно поспим, - ответил Фрики-Шит. - Доделаем - и поспим.
- Давай пару часиков всего, а? - настаивал голос.
- Да тут осталось-то!.. Минут за сорок доделаем. И поспим.
- Очень спать хочется, и мы не сосредоточены, - ныл голос.
- Мы не сосредоточены, потому что ты меня отвлекаешь.
- Часик?
- Не торгуйся.
- Давай хоть водички попьем.
- Это можно.
- Гляди-ка, мы мимо кровати идем!
- Мимо идем, мимо.
- Давай поспим! Давайпоспимдавайпоспимдавайпоспим!!!
- Доделаем - и поспим.

- Ну вот, все готово, - Фрики-Шит потянулся. - Теперь можно и поспать.
- Знаешь, а чего-то уже и не хочется.
13th-Feb-2013 10:49 pm - Про каникулы
- Нет больше мест, уходите, уходите! Завтра приплывайте, завтра! - Лисенок топнул и скорчил "серьезное лицо", но медузы все равно толпились у берега и таращились.

Песочный город был переполнен. Все столики в ресторанах и кофейнях оказались заняты, и не осталось ни одного свободного шезлонга возле крошечного бассейна причудливой формы, и ни единой свободной скамейки в парке тоже не осталось. Лисенок уложил последнюю медузу в уютный гамак и отступил на шаг - полюбоваться делом своих лап.

На ухо рыжему опустился Мотылек и заголосил:
- Ты это чего? Ты их зачем? Ты! Ты!..
Лисенок сгреб говорилку в ладоши и доверчиво зашептал ему куда-то в усы:
- Ты только не рассказывай никому. Тсс.. секрет! Их и так каждый день тут все больше и больше, а я - один, - рыжий вздохнул.
- Вот мы каждый год приезжаем на море, - продолжил он. - Каждый год отдыхаем, купаемся. А они - всегда в воде. Зимой, летом. В школу ходят, работают. Все в воде. Подплывут к берегу, посмотрят с тоской на пляж, но выползти на своих мягких лапках не могут ведь. Я и решил им помочь, пусть у медузок тоже будут каникулы.

Лисенок хихикнул, подкинул Мотылька повыше в воздух и побежал прыгать по волнам, неуклюже наступая белым пенным барашкам на ноги.

Море было теплым, небо - бесконечным.
30th-Nov-2009 02:01 pm - Про верх и низ.
Гусеница спустилась на паутинке еще ниже и наконец поравнялась с Пауком.
- Гуся, ты окуклиться? - вежливо поинтересовался тот и собрался было наверх.
Гусеница помотала головой - не-не-не - и робко протянула Пауку палочку:
- Вот. Если бы ты привязал со своей стороны, а я - со своей...

Они сидели на импровизированных качелях молча, и каждый думал о своем.
- У бабочек всегда очень много дел внизу, - вздыхала Гусеница. - Прыгают с цветка на цветок, нектары, ароматы... И совершенно некогда взлететь по-настоящему, высоко-высоко.
- И зачем я, дурак, забрался в такую высь? - сокрушался Паук. - Бабочки, мушки, мошки - все копошаться внизу.

Ветер покачивал палочку на паутинках, Гусеница закрывала глаза и представляла, что летит - все выше и выше!
А Паук... Паук бежал по сосновому стволу - все ниже и ниже.
Слоник ворочался с боку на бок, а сон все не шел. Перевернувшись на спину, малыш уставился на белый потолок и попытался представить, как по нему идет Овца.
- Как пару дней назад у речки, - шептал он. - Или на дне рождения Бегемота - сальто через плетень. Или по-простому - это, кстати, уже три...

Овца допила четвертый стакан воды и восьмой раз попыталась задержать дыхание. Икота не проходила.
- Кто же меня вспоминает, - задумалась она. - Бурундуки? Гусь? Сорока! Ну, конечно, она! Наверное, собирается зайти во вторник в гости и думает, испечь ли для меня вишневый штрудель или кексик в подарок.

- Ик, - Сорока подскочила в гнезде. - Ик.
- Кто-то вспоминает, - решила птица. - Рак? Осел? Бобры! Починили мой сундучок. Наверняка завтра уже занесут.

- Ик, - проснулись Бобры.

То тут, то там в окнах загорался свет. Звери выходили на крылечки и вздыхали, птицы переговаривались громким шепотом, весь лес шебуршал, копошился, ворочался и тихонько всхлипывал . Маленький Слоник захлопнул форточку и задернул занавески:
- Ох, уж эта весна! Сами не спят, и другим не дают, - ворчал он, возвращаясь в кроватку. - Так... Овца на велосипеде - это сто восемь.
Однажды маленький Тапир прибежал домой весь в слезах.
- Понимаешь, - жаловался он маме. - Муравей может поднять пятьдесят других муравьев, а Бобер может повалить толстенное дерево, а я ничего не могу.
- Ты тоже можешь поднять пятьдесят муравьев.
- Мама! - малыш закатывал глаза и морщил хобот. - Они говорят, что я мало каши ем. Навари мне каши!

И мама наварила. Манной, гречневой, овсяной - всякой. Тапир схватил самую большую ложку и принялся лопать прямо из кастрюлек. Пшенную, рисовую, кукурузную, даже тыквенную. Однако, с каждой новой порцией энтузиазма в малыше убавлялось, он, конечно, хмурил лоб и упрямо зачерпывал кашу с самого дна - ложка за ложкой, ложка за ложкой - пока эта самая ложка не вывалилась из его лап. Тапир хотел было ее поднять, но не смог пошевелиться, кое-как сполз со стула на пол, да так до вечера и провалялся без сил.
29th-Jan-2009 08:43 pm - Про недопонимание.
Дикобраз недоумевал, как так умудряются звери даже в самой безобидной его фразе найти подвох и тут же встать в позу? Разве не добрый он их сосед, разве не весельчак и балагур, разве дал повод?
- Друзья! - торжественно произнес грызун и окинул взглядом собравшихся.
Дикобраз сам позвал зверей на Поляну, дабы обратиться к ним с прощальной речью. Он вскарабкался на пенек и повторил:
- Друзья! Мне горько и обидно, и невероятно печально... и причина тому - недопонимание.
На минуту он притих, повздыхал, покачал головой и продолжил:
- Каждый день мне хочется кричать: эй, приятель, это же я, Дикобраз, я не враг тебе, не пытаюсь задеть или подколоть!
В этот момент кто-то из зверей хихикнул:
- Подколоть - гыы.
Дикобраз покосился на свои иголки и снова вздохнул:
- Не имею я такой привычки, подкалывать, отчего вы думаете обо мне так плохо?
Он слез с пенька, поковырял ногой землю, подумал о своем, о грустном, потом махнул лапой и заявил решительно:
- В общем, ухожу я от вас, - и в самом деле ушел.

- И что это было? - спросила Сорока.
- Да выпендрился как всегда, - отозвалась Змея.
- Полный неадекват, - кивнул Комар.
19th-Dec-2008 02:55 pm - Про улыбки.
Спрятав лапы в карманы шубки и немного наклонившись вперед, Поелла пригрозила рябине:
- А вот как обдеру с тебя все ягоды, тогда и поглядим!
- И нечего на меня шеллестеть! - обернулась она к клену. - Все у меня поллучите!

Поелла В Зеркале смотрела укоризненно и молчала. Она всегда молчала.
- Ну, а чего такого-то? - Поелла, безусловно, понимала, что деревья - они всего лишь деревья, и отвечать ей не могут, но чувствовать себя хоть немного виноватой отказывалась.
Причесав хвост и вымыв лапы, она показала Поелле В Зеркале язык и сбежала на кухню пить ароматный чай с абрикосовым вареньем. Схватила самую большую ложку - и зажмурилась от удовольствия, потому что та Поелла, из ложки, иногда стоявшая на голове, иногда висевшая вверх тормашками на хвосте, всегда улыбалась, а улыбки поднимают настроение даже самым наивреднейшим персонажам. Не то что молчание и укоризненные взгляды.
Сидя на подоконнике, Тушканчик рассеянно наблюдал за прыгающими по снегу воробьями. Мысли его были далеко, мысли его крутились вокруг старого патефона.
- Может быть мы и без тебя Бобра вызовем, - предлагала по телефону Мама Тушканчика.
- Ни в коем случае! Я сам, - кричал наш герой в трубку.
А про себя думал:
- Вызову Бобра, шепну ему на ухо, пусть скажет, что ремонту не подлежит.
И кто только тянул его за язык - оставьте, починим, это же раритет, вон какой красивый!.. Огромный, бестолковый, никому не нужный, только место в доме занимает, эх...

- Ну, что? - Папа Тушканчика ерзал на стуле.
- Говорит не трогать, говорит, все сам, - вздохнула Мама Тушканчика.
- Значит, просто выбросить не получится...
- А давайте, я до Бобра сбегаю, - предложил Младший Брат Тушканчика. - Предупрежу, пусть скажет, что ремонту не подлежит, а?
Кошка прижала уши и приоткрыла один глаз. Уже несколько минут Будильник дергал ее за хвост, но она притворялась, что ничего не чувствует. Солнце карабкалось по небу все выше, первые его лучи уже просочились сквозь кружевную штору и уютно расположились на подоконнике. Через минуту, максимум две, первый из них, самый непоседливый и наглый, обязательно впрыгнет в кошкину постель, чтобы щекотать нос и путаться в шерсти...
Заметив на мгновение раскрывшийся глаз, Будильник подбежал к самой кошковой мордочке и попытался приподнять прижатое ухо:
- Пора! Давно пора! Лежебока-лежебока-лежебока, - голосил он звонко.
И тут же получил лапой по шапочке. Улыбнувшись в усы, Кошка перевернулась на другой бок и тихонько замурчала.
- Между прочим, - Будильник обиделся. - Между прочим, это не у меня дела. И планы тоже не у меня. И заботы-хлопоты, и вообще.
- Можно, я положу тебя под подушку? - пробормотала Кошка и тут же заснула.
13th-Nov-2008 02:52 pm - Про ежика Максима.
У ежика Максима была одна страсть - солнце. Часами готов был он глазеть на небо сквозь темное стеклышко, а вечерами без умолку болтать о том, насколько прекрасно оно и безупречно.
- Подумаешь, газовый пузырь, - фыркали гуси и чувствовали себя при этом очень просвященными.
Но засыпая, Максим все равно представлял себе светило золотым. Или просто очень драгоценным.

Однажды ночью фея с прозрачными как у стрекозы крыльями явилась ежику во сне:
- Хочешь, я покажу тебе Его поближе? - предложила она.
Разумеется Максим хотел. Он покрепче ухватил волшебницу за руку, и они полетели к облакам, за облака, и в самый космос. Об опасностях, подстерегавших их в пути, и удивительных приключениях ежик хотел бы рассказать всем-всем, но желание это пропадало, когда он представлял, как гуси фыркают:
- Фантазер! - и остальные звери смеются.

Наконец, они добрались.
- Что это? - удивился Максим.
- Солнце - газовый пузырь, - отозвалась фея, и ежик заплакал от обиды и разочарования...
...и в слезах проснулся.
- Так это был просто сон! - с этих пор Максим перестал верить в волшебных фей.
12th-Nov-2008 02:38 pm - Про кротика Оливера.
Кротика Оливера дразнили Франкенштейном за ладошки, а он в ответ только рот кривил:
- Франкенштейн - это доктор, сотворивший монстра, вы же имеете в виду то чучело?
И вот уже крольчата хихикают по кустам:
- Чучело, чучело!

Все кроты как кроты: ползали по гномьим подземельям, подбирали опалы да рубины, лишь Оливер собирал битое стекло. Собирал и относил к морю, и бросал в волны, смотрел грустными глазами, а потом шел по берегу, низко опустив голову. Наткнувшись на омытое водой гладкое стеклышко, кротик загадочно улыбался. Он был странный, этот Оливер.
2nd-Sep-2008 06:10 pm - Про улитку.
Улитка ушла в себя. Она никогда не ныла, не жаловалась и не скандалила, только втягивала небоевые рожки и медленно, с томной грацией стриптизерши, скрывалась за дверью своего убежища. Лежа на полу, Улитка смотрела в потолок и немножко страдала. Немножко, потому что большего себе позволить не могла. Ни телефонных звонков, ни разговоров с друзьями, ни писем, пущенных в небо бумажным самолетиком. Разве что пустяшный всхлип в лесном чате, где никто не узнавал ее под ником "Бабочка Капусница". И что бы ни случилось накануне, каждое утро страдалица выглядывала из своего панциря с улыбкой на неприятном лице.
Лесные жители считали Брюхоногую оптимисткой и охотно общались с нею. Однако отсутсвие проблем, такое привлекательное поначалу, со временем стало вызывать у зверей зависть. Одни начали избегать Улитку, другие же при каждой удобной возможности задевали ее, и она уходила в себя снова и снова все чаще и чаще. И сидела в своем домике-панцире все дольше и дольше.
Запивая стресс ароматным чаем, глядя на дождь за окном и прилипшие к стеклу яркие листья, Улитка неделями не высовывалась наружу. Новый год она отмечала в одиночестве и без елки.

Однажды, рассматривая свое неприятное лицо в зеркале, Улитка вдруг подумала, что засиделась в своей крепости. Еще она подумала, что соседи забыли ее и им придется знакомится заново. И еще, что с этой минуты она не будет больше ничего таить, скрывать и замалчивать. С мыслями о новой жизни, которую вдвойне приятно начинать цветущей весной, Улитка бросилась к двери, толкнула ее, но та не поддалась. Брюхоногая подергала ручку, навалилась плечом, двинула попой - без толку. Не помогли ни крики, ни кулаки, ни прыжки сразбегу, ни разбитые в щепки табуреты.
Впервые в жизни по-настоящему разрыдавшись, Улитка прильнула к оконному стеклу и еще разок взглянула на цветущие вишни и порхающих мотыльков, а после просто задернула окно шторой.
Коала спешил, как мог. Спотыкаясь на кочках и цепляясь за ветки рукавом, он продирался сквозь лесную чащу навстречу мечте. Настроение было приподнятым, воображение рисовало радужные картинки, сердце колотилось в предвкушении.

Слух о волшебной фее, исполнявшей желания всех страждущих, мгновенно достиг даже самых дальних, темных и непроходимых уголков леса. Звери бросали свои дела - ведь никто не знал, когда эта сказка станет былью - и бежали, летели, скакали на заветную поляну. Кому не повезло, тот полз... Коале повезло.
В пути лесные обитатели обсуждали друг с дружкой свои желания, многие понятия не имели, о чем просить фею, кое-кому и вовсе ничего не было нужно - только б взглянуть на чудо одним глазком. Коала же твердо знал, чего ему не хватало для счастья: решительности!
С детства медвежонок был робким, никогда и ни в чем не был уверен, он часто колебался, сомневался в правильности принятых решений, отменял, переделывал и снова сомневался. О том, чтоб заговорить с прохожим, спросить дорогу или про время, вообще не могло идти и речи. Вот буквально вчера, собираясь немного пройтись, подышать свежим воздухом, Коала заопасался дождя.
- Возьми зонт, - посоветовал мишка сам себе. И тут же возразил:
- Вряд ли он поможет промокшим лапам.
- Значит надень калоши. И плащ!
- Но пока еще жарко, и выглядеть во всем этом обмундировании я буду глупо.
- Просто выходи, - уговаривал, переминаясь с лапы на лапу возле двери.
- Просто.. не так-то оно и просто, - мысли цеплялись одна за другую, любые "против" перекрывали сопротивляющиеся "за", комкались, путались, завязывались в узлы и в конце концов закрутились в клубок неясности, отменивший прогулку.
Да, эта фея - настоящий подарок судьбы!

Волшебница была прекрасна, носила голубое и струящееся, сияла как светлячок и всем улыбалась. Утконос с Ехидной шептали ей что-то на ухо, а после счастливые возвращались домой. И Кенгуру, и Плащеносная Ящерица, и Страус, и Какаду. А что же Коала?

- Всего-то и надо - подойти и сказать.
- Всего-то, - опускал мишка глаза и ковырял ногой землю.
- Пара маленьких шажков!

Нет, Коала так и не решился.
Лисенок проехал еще один круг на взбрыкивающей палочке и подскочил к Барсуку с видом победителя:
- Ну, что я говорил? Это совсем нетрудно, главное - найти подход, войти в контакт, и тогда с любой лошадкой договоришься!
Его приятель покачал головой:
- Рыжий, палочка и лошадка - это... это... это очень разные вещи.
- До чего ж с тобой тяжело, - вздохнул маленький всадник.

На следующий день Барсук увидел Лисенка скачущим все на той же палочке. Однако теперь у нее появилась вырезанная из фанеры голова с нарисованными глазками и носиком, и ртом. Дубовые ветки стали ей ногами, еловые - хвостом.
- Рыжий, рыжий, - закатил глаза Барсук. - Даже теперь - ооочень разные вещи.
- До чего же с тобой тяжело, - вздохнула Лошадка.
16th-May-2008 03:47 pm - Про преумножение.
- Подальше положишь, поближе возьмешь, - Колорадский Жук многозначительно пошевелил усами.
И хотя Коровке очень хотелось размолоть зерно и позвать всех друзей на кофе именно сегодня, а не мифической зимой, спорить она не стала. Только спросила робко:
- Но ведь ты не зароешь его прямо так... голым?
Жук немного подумал и завернул находку в листик. Вместе они вырыли ямку, и Коровка бережно уложила кофейное зернышко на дно, а Колорадский насыпал сверху земли.

- Ты видел? - Божья Коровка почти плакала. - Видел его? Ты его испортил!
На заветном бугорке Жук обнаружил крошечный росток.
- Не испортил, - улыбнулся Колорадский в усы и похлопал Коровку по плечу. - Я его преумножил!

Насекомые стояли рядом, задумчиво роясь по своим кармашкам.
- Вот еще пуговица, - Коровка смотрела на напарника вопросительно.
- Годится, - кивал тот, протягивая листик.
25th-Apr-2008 04:41 pm - Про разницы.
За глаза Улитку называли табором потому, что в отличае от прочих зверей, живущих в домиках, она проживала в своем панцире, все свое носила с собой и спать ложилась каждый вечер в новом месте - где прибъет. Да и наружность ей досталась неприятная, и за то лесные обитатели дразнились еще охотнее.

У Черепахи мордаха тоже была вполне себе гнусная, и панцирь у нее имелся, но в отличае от Улитки, рептилия предпочитала хомячить за столом и дрыхнуть на мебели. Был у нее и домик, и милый садик с гладиолусами - как у всех. Но соседи считали ее надменной, потому что первой она никогда и ни с кем не здоровалась. Если б только лесные обитатели знали про слабое черепахино зрение!.. Но это был большой черепахин секрет.

Крот вообще ничего не видел, но поскольку все в лесу были в курсе его слепоты, никто на него за нездорованье не обижался. Зато с готовностью хихикали за его спиной по поводу того, что жил под землей.

Картофель, как и Крот, был исключительно подземным. Но зато съедобным. Все его любили, никто о нем не сплетничал, потому что вкусный. Ходили в лесу слухи, что и Улитка тоже съедобная, но проверить ни один не решался - уж больно наружность у нее была неприятная...
- Никак не могу перестать думать о дожде, - в глазах Коровы, и так всегда печальных, отражалась вселенская тоска.
- Зонт не взяла что ли? - Кенгуру беспечно скакал впереди и нюхал васильки. - Так не обещали осадков.
- Не о том я, - Корова вздохнула и остановилась. - Просто думаю с самого утра: дождь, дождь, дождьдождьдождь... И от этого как будто в мозгу сыро и капает, и течет. Предчувствие у меня нехорошее.

Тем же утром, вылезая из-под одеяла, Черепаха осознала, что была слишком добра к миру, к соседям, друзьям и, в особенности, к Бурундуку. Допивая свой утренний кофе, она твердо решила научиться говорить всем этим проходимцам "нет".
- Наверное, даже и торт не испеку к сегодняшнему чаю, - размышляла рептилия запирая входную дверь. - А почему всегда я?
С этими мыслями Черепаха быстренько привела в порядок дорожку (она ежедневно разравнивала ее граблями) и отправилась на прогулку.

Аккуратно, самыми кончиками пальцев, рептилия потрогала воду в реке. Плыть на другой берег не хотелось, но важное неотложное дело ждало именно там, а ползти до моста - нет, увольте.
- Черепаха! - радостный Мышонок появился из ниоткуда. - Как хорошо, что я тебя встретил! Ты на другой берег?
Та кивнула, и сияющий грызун захлопал в ладоши:
- Перевези меня пожалуйста, до моста бежать - сама знаешь, а вместе завсегда веселее!
- Вот оно, - прищурила глаз Черепаха. - Началось.
А вслух сказала:
- Извини, доктор запретил мне поднимать тяжелое, и вообще физические нагрузки запретил. Мне бы даже лучше и не плыть, но до моста совсем критично.
Она вошла во вкус и долго в красках расписывала Мышонку свои недуги, отчаянно жестикулируя, а после, довольная собой, вошла в воду.

Домой черепаха возвращалась грустная и подавленная - она где-то потеряла ключи от дома и теперь ломала голову, как же попасть внутрь? Смеркалось. Скоро друзья подтянутся на вечернее чаепитие: Бурундук принесет сухие яблоки и корицу, Кенгуру - воздушные безешки, а Мышонок - апельсиновое варенье...
- Мышонок! Что за мстительный проныра! - Черепаха вся вспыхнула, едва отворив калитку: характерные следы портили ее идеальную дорожку. - День не задался, все наперекосяк...
Доковыляв до дверей, рептилия увидела утерянные ключи, заботливо повешенные доброжелателем на гвоздик.

В тот вечер Мышонок на чаепитие не пришел.
- Вообще-то, - бубнила Землеройка из глубин капюшона. - Дождь я люблю. Просто альтернативно.
Бегемот покосился на ее калоши и зеленый в клубничку зонт, но промолчал, а та продолжала:
- Под мерный шум и шелест капель отлично сидится на теплой кухне с чашкой ароматного горячего какао. А еще лучше под него засыпается - как под тихую хрустальную колыбельную...
Бегемот перестал прыгать по лужам и внимательно посмотрел на кутающуюся в плащ Землеройку, вскарабкавшуюся на пенек, чтобы не промочить лапки, и поинтересовался:
- Может быть, ты и мороженое альтернативно любишь? Смотришь, как оно аккуратными цветными шариками красиво уложено в вазочку, вспоминаешь приятный освежающий вкус и жаркие летние деньки, и не попробовав ни кусочка, до самого вечера пребываешь в приподнятом настроении?
Землеройка вздохнула:
- Нет, мороженое я просто так люблю, - и зеленым в клубничку грибом побрела в сторону теплого и уютного дома.
21st-Mar-2008 05:31 pm - Про мыльные пузыри.
Муравьед опустил свою соломинку в мыльный раствор и победоносно посмотрел на Слона. Тот вздохнул и обреченно потянулся за своей трубочкой.

- Ну, и как? - не открывая глаз поинтересовался Бурундук.
- У Слона все равно больше, - отозвался Кузнечик.
- А представляете, - Мышка спускалась по лестнице из домика на дереве. - Представляете, если каждый их пузырь - отдельная ВСЕЛЕННАЯ?
Бурундук открыл глаза и даже сел:
- Это как?
- Под тонкой радужной оболочкой - целые миры. Звезды и планеты, и инопланетяне на них.
Бурундук хихикнул, а Кузнечик вытаращил глазенки, весь скукожился и даже усы к спине прижал.
- Или даже не так, - Мышка разошлась. - Вся жизнь в пузырях только зарождается, она таится где-то вглубине, пока мыльный шарик растет-растет-растет, а потом - ПУХ! - лопнет, случится взрыв и раскроется новая галактика!
- И какая-нибудь инопланетная саранча нас всех поработит, - закончил мысль Бурундук.
Тут Кузнечик подскочил и попрыгал в сторону соревнующихся.
- Чего это он? - удивилась Мышка.
- Подхватил палочку, сейчас полопает им все пузыри...
- Вот уж Слон удивится...

Вот уж Слон удивился.
This page was loaded Dec 22nd 2014, 4:17 am GMT.