Последнее И
_ex_nihil
Прочитав в интернете, что фильм по одной из моих любимых книг "Последнее искушение" Казандзакиса 
кто-то решил признать экстремистским, меня заинтересовали причины подобного стремления. Не приходится говорить, 
что пришлось выдвинуть такое предложение ныне -  от большого ума, великой заботы и отсутствия иных 
первоочередных дел у правительственных структур - обсуждать подобное как-то не хочется (здесь вспоминается фраза из 
рассказа Фредрика Брауна "Оно и видно").


Найдя в интернете определение экстремизма по фз. РФ  из всех критериев нашел лишь 3 "подходящих":

-возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
-нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, 
национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

-пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, 
национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

Совершенно неясно какую рознь может спровоцировать произведение, повествующее
об обретении веры. Разве, что рознь внутреннюю. Христос Казандзакиса становится
тем, кем был согласно религиозной трактовке, только путем возвращения из внутреннего хаоса
сомнений. ВЕРА раскрывается такой какая она есть - плодом бесконечной борьбы.

Вера в книге не есть нечто незыблемое,
всегда существовавшее и непоколебимое, она есть кладезь обретенный, достигнутый
путем сражения с хаосом душевным.
Помимо внутренней борьбы в книге раскрыта тема всевышней предрешенности, не зависящей от 
поступков, мыслей и душевной борьбы героев

     --  Выдержишь,  брат  мой  Иуда.  Бог  даст  тебе  силу,  которой  тебе
не достает, потому что так  нужно. Нужно, чтобы я  погиб, а ты предал меня --
мы вдвоем должны спасти мир, помоги же мне!
     Иуда опустил голову и, немного помолчав, спросил:
     --  А если бы ты  должен был предать своего Учителя,  ты сделал бы это?
Иисус ответил не сразу. Он задумался и, наконец, сказал:
     -- Нет.  Думаю,  что я  бы не  смог. Потому Бог  сжалился надо  мной  и
определил мне более легкий долг -- быть распятым.

КАЖЕТСЯ, в этом месте мне вспоминался Кьеркегор. Вера как непонятная, неописуемая
сила. Абсурдная сила. Но все же героями постижимая или вернее непостижимо достижимая,
достижимая неизвестно как и за счет чего .
Обретение веры через предрешенность. Или сотворение предрешенности как итог
внуренней борьбы по обретению веры. Казандзакис лишает библейских героев
спокойствия, он открывает им предрешенность, но шаг навстречу пугающей
предрешенности определяет обретение веры..
Книга Казандзакиса расшатывает основы, раскладывая и определяя
те стадии, где вера отсутствует, и где она обретается, и существует ли обретение 
без борьбы..  И можно ли то, что обретено без борьбы - назвать верой..

Книга Казандзакиса лишает спокойствия и уверенности, она обращает
к поиску, что и должна делать настоящая книга..

Возможно это когда-то кого-то могло страшить, будь мы героями книги Оруэлла,
но ведь вопросы и претензии к произведению, которые  предъявляются ныне, не могут вызвать 
ничего кроме улыбки..так смеются над нелепыми словами детей,
повторяющих ругательства, услышанные от прохожих..

в театре теней сегодня темно ч.2
_ex_nihil
Проливной дождь пробивает крышу наземной
станции метро, распространяя всепроникающее чувство
неуютности, когда рубашка кажется малой, утренняя одежда -
катострофически несвежей, обувь - насквозь мокрой,
собственное тело - неуместным.

Скрипачку я вижу в который раз. Пользуясь полным безлюдьем
и расшатанным настроением, прошу об адажио Альбинони.
Она кивает и по струнам начинают тянуться тревожные ноты.
Я кладу на пол сотню, при этом осознавая некоторую пошлую
учтивость. Кто заказывает музыку..

Ее никто не заказал. Она просто есть. Она просто
расплывается в коридоры станции, похожей на нору крота.
Она затирает неуютность, разливая щадящую меланхолию.
Пустое полночное метро под адажио Альбинони и стук
непрекращающихся капель ливня. Почти керуаковское, только окрасками
местной купчинской панорамы.Мне таким хотелось бы
его видеть, и мое сознание только подтолкнуло этот образ
к воплощению..

Музыка дает просочиться вечному в абсурдное полное сейчас,
липкое промокшее сейчас, облицованное стенками задремавшего метро.

Слегка улыбаюсь. Как в театре.Моя постановка.
Можно включить плеер: Альбинони оттуда не исчезает.
Но свое берет предельная жажда живого.
Желание очутиться в таком мире, где в метро ночью
услышишь любимое адажио. Желание замереть, стоять, смотря на
облупившийся потолок, под живые звуки скрипки, когда
скрипач сам играет не популярные мотивы, а то самое адажио,
которое использовал в своем фильме Уэллс.

Желание видеть мир, таким как представляешь. Театр реальности.
Но как только музыка стихает наступает то же самое
керуаковское разочарование, когда все это подходящее
сочитание звука места и настроения, сфабрикованное расшатнной фантазией,
не имеет ничего общего с настоящим вечным.

Настоящим видется только наполненный каплями потолок.
Одна из них обязательно попадет тебе зашиворот..

carpathian
_ex_nihil


Я только хочу немного поделиться с Вами и с самим с собой в том числе образами из
Трансильвании. В этой стране не стоит обязательно преследовать тени Брэма Стокера,
хотя они итак несомненно Вас там настигнут, но в Трансильвании совершенно не
нужно думать о времени, скорее всего оно ушло оттуда почти навсегда. Часы
на сторожевых башнях продолжают шарахаться длинными шагами от минуты к минуте,
но это только для приезжих, чтобы еще раз напомнить о том, что они здесь -лишь взирающие чужаки..

Часто ощущаешь себя самого, оставаясь в одиночестве.. Карпатская земля,
небольшими стягами все сильнее уволакивает в покрывало одиночества,
разделяет, не терпя соперничества. Каждого она забирает по-своему,
каждый смотрит на нее как будто один на один..




далее кадры моей пусто безвременной Трансильвании


в ТрансильванииCollapse )

the question to sphinx
_ex_nihil

k. museum
_ex_nihil
Для тех, кого может это заинтересовать.

Свёл и заново переосмыслил собрание видеобразов, снятых
на камеру в музее Кафки в Праге в прошлом году. Они слегка
приоформлены вступлением и всякой музыкой, показавшейся мне подходящей..
Образы сами по себе самобытны и без всего этого, и, мне кажется, ни один из мемориальных музеев
не подошел столь близко к сущности автора как этот..



The Prague doesn`t let go.
Of either of us.
This old crone has claws.

перевёртыши
_ex_nihil
Случается - слово выскакивает перед тобой и
кажется, что это какой-то знак, символ, предупреждение, предсказание.
Проще говоря, застываешь - будто слово, взявшееся ниоткуда,
открывает луч к чему-то более глубокому.

У меня такое часто происходит, когда набирает на клавиатуре, не сменив языка.
На работе, я сделал программку, которая прекрасно работает с данными файлов,
но руки не дошли до имен и названий, потому, переименовываю вручную
у меня выскакивает ЫУДА, почти Иуда, и это при всем моем неравнодушии
к книге Казандзакиса. В оригинале должно быть self, а выходит ЫУДА.
self ИУДА - антоним personal jesus

Или набирая первые буквы понравившейся песни - мне весь день
сегодня поисков выдает мгла.

Иногда эта игра, которую развивает воображение, видится
как пантомима когда герою кто-то из пустоты кидает на голову по горсточке зерна.
Вроде ерунда ерундой, а на мгновение заставляет замереть..


зVUKCollapse )

на дороге
_ex_nihil
мне снилось что Христос воскрес и жив как я и ты

Когда он появился в городе, привели новую
группу осужденных. Они проходили по улицам, где
по обочинам выстроились колоннами жители. Каждый
из горожан жалел осужденных, протягивал к ним руки,
поднимал с мольбою взгляд в небеса, скрещивал пальцы
и чертил линиями невидимый крест.

Каждый желал занять место страдавших, но давно уже было известно:
горожанин либо прежде занимал место осужденного, либо время
стать осужденным ещё не наступило.

Их путь пролегал на гору. Осужденные тащили кресты, но
горожане не могли выскочить из  толпы и поддержать кого-либо
из уставших - поступив таким образом, они бы помешали свершению
миссии осужденного.

ДАЛЕЕCollapse )

(no subject)
_ex_nihil

На Венере всегда идёт дождь. Всегда. Я жил здесь десять лет,
и ни на минуту, ни на секунду не прекрашался ливень

Мой город всегда окутан дымкой легкого тумана, туда изредка
заглядывает солнце, в его граммофоне часто крутиться пластинка
падающих капель дождя. Город перемещается с места на место, выпрыгивает
из окон домов, просачивается под наушники, втягивается в линии
на ладони. Его улицы не всегда приветливы, но бесшумно тихи. Весна
здесь часто бывает остановкой по требованию. Тени, блуждающие по мостовым
служат указателями и маршрутными картами. Прохожие передвигаются по узким
тротуарам, чтобы не наткнуться друг на друга, а вход исключительно по пропускам.
Кажется, что их глаза опущены в мощенные улицы, они выдыхают пар в
воротники пальто, чтобы согреться, но на самом деле они тихо улыбаются.
Мне кажется: своим гостям я показываю одни и те же места, и создается впечатление,
что я вожу кого-то по кругу.

Город очень хорошо укреплен, его мало чем пробьешь, но он совершенно тает
подобно сказочным существам, когда выключаешь музыку в плеере. Он начинает
строиться, гудеть, сигналить и наступать на ноги.

Меня всегда удивляло: почему мой Петербург так прекрасен в своей промозглой
сырости? Наверно только потому, что его мера комфорта и спокойствия близки к моим.
Город ничего не дает, но позволяет мечтать

Насколько город может быть городом я ощутил, когда вчерашним утром решил
пройтись и услышать чем живут окружающие улицы, услышать их движения и
сигналы, выключив звуки и мысли.
Я вернулся к своему городу в итоге

If we think then that there is
No joy
But listen:
On the edge of winds
Is the rustling of the greens
All many greens, manifold and lovely
The sighing and crying of the wind


masks
_ex_nihil
Наверное, каждый хоть иногда одевает маску, прикрывает ей часть лица,
подводит веки, разглаживает морщины. На работе ли, в вагоне
метро, при общении с родителями - есть места и окружение, где
приходится быть ненастоящим. Оставаться всегда самим собой -
быть в определенном роде бесчувственным. Даже если на 99%
остаешься собой, хоть раз да одеваешь маску, чтобы
сгладить ощущение себя для другого.

Расколотость - то чувство, когда собственное лицо покрыто
одной из масок, а руки уже не в силах эту маску оторвать.

himmel uber berlin. Город строками Хандке
_ex_nihil


Когда ребёнок был ребёнком,
он ходил, опустив руки




он хотел, чтобы ручеёк был рекой,
река — бурным потоком, а эта лужа - морем.


ДАЛЕЕCollapse )


?

Log in