Химера (_chimera_) wrote,
Химера
_chimera_

"Рёма" Хиллсборо в пересказе Samui Kaze - 22


С момента покупки корабля (названного, кстати, “Юнион” ) прошло уже некоторое время, а Рёме все не удавалось убедить Кацуру отправиться на встречу с Сайго. На последней такой встрече присутствовал и Такасуги. Рёма в очередной раз привел все те же доводы – интересы страны, Сацума уже немало сделали для Тёсю, не пора ли поверить в искренность их намерений и отказаться от своих предубеждений, и т.д., и т.п., и было бы очень неплохо, если бы Кацура сделал шаг навстречу и нанес Сайго визит в Киото. Кацура упорствовал, мол, идти как просителям унизительно для хана Тёсю. В конце концов вмешался Такасуги и заявил, что согласен с Рёмой. Да и бакуфу может напасть в любое время. Так что не время тут слишком держаться за прежние убеждения. Унизительно там или нет, а судьба хана на кону. Рёма заявил, что уже пообещал Сайго, что Кацура явится в Киото, и если оный Кацура ему, Рёме, доверяет, то пусть уже сделает, как ему говорят.

В конечном счете, Кацура сдался и пообещал, что немедленно отправится в Ямагути, чтобы испросить у даймё разрешения встретиться с Сайго. Но предупредил, что сможет отправится в Киото не раньше чем через две недели минимум. Рёма был вполне этим доволен, а на заявление Кацуры, что еще ничего мол не решено, ответил, что всем известно, что если Кацура действительно захочет попасть в Киото, то он туда попадет. Однако в очередной раз предостерег того, что Киото наводнили охотники на ронинов и прочие силы бакуфу, выслеживающие людей Тёсю.
При упоминании охотников за ронинами, Такасуги сказал, что у него есть кое-что для Рёмы, небольшой знак признательности от имени Тёсю так сказать. И презентовал ему Смит-Вессон и патроны к нему – дескать, пригодятся.

Заручившись словом Кацуры, Рёма отбыл в Кагосима вместе со своим приятелем-последователем Тёдзиро. Несмотря на договор, Тёсю потребовали, чтобы кораблем командовали их люди, а не из компании Камэяма. Тёдзиро был в бешенстве и утверждал, что это нарушение договора. Рёма же организовал так, что они вдвоем повели судно в Нагасаки – под тем предлогом, что Тёсю все еще не расплатились за покупку. Ему не очень хотелось, чтобы споры за корабль поставили под угрозу его план союза. В конце концов, считал он, мы можем пользоваться судном для торговли...ну и других, более важных дел.

По прибытии в Нагасаки Рёме не терпелось посмотреть на штаб-квартиру компании, а также повидаться с советником Сацумы Комацу Татеваки и шотландским торговцем оружием Томасом Гловером. Комацу недавно написал Рёме о том, что Гловер предложил на продажу еще один корабль, "Оборотень" (Werewolf). Поскольку у компании денег было негусто, Комацу предложил оплатить большую часть стоимости судна, небольшой шхуны, поменьше Юниона. Рёма считал что пока что они не могут быть слишком переборчивыми. (К тому же Комацу пообещал ему Оборотня в полное владение.)

Добравшись до компании (это оказалось небольшое помещение, где ранее располагался склад каких-то керамических изделий), Рёма собрал своих людей (целых 8 человек, считая его самого) и поделился с ними своими планами: открыть отделение в Симоносэки (в Осаке тоже, но сперва в Симоносэки). Он заметил, что цены на товары на востоке и западе страны отличались, и “линия раздела” проходила как раз через Симоносэки.

- Цены определяются спросом и предложением, - пояснил он, - если у нас будет отделение в Симоносэки, при помощи Тёсю мы сможем отследить какие товары поставляются на запад, а какие на восток. Оценим спрос и предложение, будем знать цены заранее, следовательно будем знать, что принесет наибольшую прибыль. В скором времени, я надеюсь, компания Камэяма станет богаче большинства ханов, Тоса в том числе. Так у союза Сацума-Тёсю будет дополнительная поддержка, мы сможем сбросить бакуфу и создать сильное, централизированное государство. Ну, а на сегодня о делах достаточно, предлагаю пойти развеяться. У меня есть небольшой подарок от Тёсю, мы можем неплохо его потратить.

Перед отплытием Рёмы Такасуги вручил ему ни много ни мало 100 рё с рекомендациями “потратить их с умом”. И тут же добавил, что не знает лучшего места, чтобы потратить деньги в Японии, чем Дом цветочной луны в квартале Маруяма в Нагасаки. Так что товарищи камэямцы, последовав совету своего неожиданного спонсора, бодрым шагом отправились в гейшатник.

Рёма вернулся в Симоносэки ближе к концу последнего месяца первого года эры Кейо, 1865. Хоть ему и хотелось завершить сделку с Гловером, он спешил в Киото, чтобы проследить за переговорами Кацуры и Сайго. В Симоносэки его встретили Такасуги (который выглядел весьма нездоровым), Ито и Иноэ. Такасуги сообщил, что 27 числа Кацура отбыл в Киото на борту парохода сацумцев, взяв с собой нескольких людей, посланца от Сайго и Ике Курата из Тоса, которого Рёма приставил к Кацуре телохранителем. Кацура обещался ждать Рёму в резиденции Сацума в Киото. Также Такасуги сказал Рёме, что ему поручено приставить к Сакамото телохранителя. Хотя всем и известно, что Рёма мастерски владеет мечом, но помощь не помешает, а путаться этот Миёси Синзо под ногами не будет.

Предосторожность эта лишней не была. Рёма уже слышал о сети разведки от Кацу Кайсю и Окубо Итио. Правда он не знал, что протектор Киото недавно издал указ о его, Рёмы, аресте. Дайме Айзу поднял все полицейские силы, включая Синсэнгуми. Все они получили приказ схватить Рёму, соблюдая осторожность, поскольку разыскиваемый “мастер меча”. Чего они не знали, так это что теперь у него помимо катаны был еще и Смит-Вессон.

Рёму одолевало беспокойство; недоверие Кацуры к Сайго и хану Сацума его нервировали, он не мог не думать о проблемах, которые могут возникнуть в его отсутствие. Но он был вынужден ждать пока корабль Сацума прибудет в Симоносэки и отвезет его в Кобэ. Только такое судно годилось, поскольку его не стали бы обыскивать люди бакуфу. Хоть Рёма и имел бумаги, свидетельствующие, что он “самурай из Сацума, Сайтани Умэтаро”, он был в розыске и не очень хотел лишний раз рисковать жизнью, не добившись поставленной цели. Пятого января корабль прибыл, но отплытие пришлось отложить из-за непогоды, и хотя 10 он покинул порт, из-за штормов Рёма и Миёси Синзо добрались до Кобэ только 17 числа. 18-го они были в Осака и тут же отправились в резиденцию Сацума, где их встретил Икэ Курата. Он сказал Рёме, что Кацура находится в резиденции в Киото вот уже две недели, виделся ли с Сайго неизвестно, и похоже ждет Рёму. Рёма ответил, что отправится в Фусими первым же делом завтра, а пока что ему необходимо навестить смотрителя замка Осака, чтобы выяснить у него какие меры приняли силы бакуфу в плане охраны, чтобы знать, как избежать ареста. Икэ и Миёси решили, что Рёма подвинулся рассудком – с какой стати один из наиболее высокопоставленных чиновников Токугава за пределами Эдо станет делиться такой информацией с беглым ронином? Но Рёма был вполне в здравом уме – просто не сказал им, что этим чиновником был никто иной как Окубо Итио.

Тот, впрочем, отчасти разделял их мнение об здравости ума Сакамото. О чем так и сказал. Окубо отвечал за всю полицию города, а значит был просто обязан арестовать Рёму.
- Сегун сейчас в замке Осака, город патрулируют порядка 30 тысяч человек, у каждого приказ перерезать горло любому, кто покажется подозрительным. А от протектора Киото я только что получил сведения, что Сакамото Рёма из Тоса сейчас наиболее разыскиваемый человек в стране.
- Серьезно? Я и подумать не мог, что стану такой важной птицей, - хмыкнул Рёма, - надо будет написать сестричке Отомэ об этом.
- Неподходящее время для шуточек, - мрачно произнес Окубо, - тебе лучше исчезнуть из Осака-Киото немедленно, или боюсь долго ты не проживешь.
- Мне нужно попасть в Киото в ближайшие пару дней, - сказал Рёма, - знаете зачем?
- Откуда бы?
- Отлично! - Рёма был доволен: такой ответ означал, что бакуфу еще не прознало о плане союза. - Но я ценю вашу заботу о моей безопасности. Поэтому я дам совет. Для сегуна. Я не испытываю ненависти к бакуфу за то, что оно относится ко мне как к преступнику. Но если бы это имело для меня значение, у сегуна были бы причины для беспокойства. Как вы знаете, этот ронин, - указал он на себя, - пользуется доверием некоторых наиболее могущественных дайме в западной Японии, не говоря уж о влиятельных людях бакуфу. И он весьма осведомлен о положении дел в Тёсю. И пусть в Тёсю не слишком знают о том, что происходит в бакуфу, этот самый ронин может быстро разведать все, что им хотелось бы знать. И как я говорил, в сложившейся ситуации, даже если бакуфу и нападет на Тёсю прямо сейчас, скорей всего оно потерпит поражение и станет посмешищем для всей страны.
- Какой же совет ты хочешь дать сегуну?
- Прежде всего, пусть выведет Синсэнгуми и другие полицейские силы из Киото и Осаки. Затем ему необходимо реформировать свое правительство в Эдо, а самому стать рядовым солдатом. Тогда, если Токугава действительно намерены исправиться, и приложить все усилия для этого, используя ресурсы всех своих 8 провинций, я думаю, лет через 10 они смогут восстановить свой контроль над страной. Но к сожалению, слишком много тупых чинуш в Эдо, которые уверены, что измениться они не могут.
- Рёма, - сказал Окубо, - не знаю я что ты затеял и знать не хочу, но опять повторю – держись от Осака-Киото подальше. - Он вздохнул, - если уж ты так намерен попасть в Киото, то знай, что Синсэнгуми проверяют всех, путешествующих по реке. И хоть у тебя есть бумаги о том, что ты из Сацума, в крайнем случае – скажи им, что ты знаешь меня. Но запомни – только в самом крайнем случае.

На следующее утро, Рёма, Миёси и Курата отплыли из Осаки и после полуночи без приключений добрались до Фусими, и остановились на ночлег у Отосэ в Тэрадая. Утром Орё сбегала “на разведку” в ближайшее поместье Сацума, чтобы те передали в резиденцию в Киото о прибытии Рёмы и остальных. Вернувшись, она сообщила, что видела двух подозрительных типов, предположительно, шпионов. После небольшого совещания было решено, что Рёма пойдет на встречу вместе с Куратой – двое вызовут меньше подозрений, чем трое. А на крайний случай у него есть подарок Такасуги.

Встретившись с Кацурой (в доме Комацу Татеваки), Рёма узнал, что тот намерен завтра вернуться в Тёсю. С Сайго он виделся один раз, они говорили о первой войне в Киото, предательстве Сацума и последующей истории с изгнанием семи благородных...словом, опять – Тёсю не может простить Сацума, поскольку теперь они считаются врагами императора, а ведь более преданного ему хана не найти – и снова, и снова. Сайго – к изумлению Рёмы (и моему) – был согласен со словами Кацуры. Но Кацура не воспользовался моментом и не предложил заключить союз. Опять же - “поскольку это унизительно для Тёсю”.

- Чума на ваши оба дома! - вскричал Рёма. - Кацура Когоро! Почему бы не забыть ненадолго о Тёсю и не подумать о стране в целом? Множество людей рискуют жизнью каждый день, многие погибли – и для чего спрашивается?!
- Вы правы, Сакамото-сан - ответил Кацура, - но ведь это Сацума предали нас первыми. Это Тёсю, а не Сацума подвергнуты остракизму всей страной. Тёсю, а не Сацума грозит война со всей армией Токугава. Сацума, с другой стороны, открыто служит императору, открыто встречается с представителями бакуфу. Открыто ведет дела с другими кланами. Сацума может открыто, беспрепятственно участвовать в национальной политике, Тёсю же лишены права слова. Даже если бы мое предложение, не выглядело как прошение о помощи от Сацума, это вне всякого сомнения выглядело бы как предложение разделить с нами опасности. Как самурай я не мог предложить им этого. - он вздохнул, - даже если Тёсю потерпит поражение, если Сацума уцелеет и сбросит бакуфу во благо императора, нам будет не о чем сожалеть. Завтра я и мои люди отбывает в Тёсю сражаться с Токугава.

Ошарашенный таким заявлением, Рёма сказал Кацуре оставаться где он есть, приставил к нему Курату, а сам помчался в резиденцию Сацума – увидеться с Сайго. Пересказав тому свой разговор с Кацурой, он убедил его самому явиться к Кацуре и предложить союз.

И на следующее утро Сайго со своими людьми отправился на встречу с Кацурой. Где произнес речь, суть которой сводилась к тому, что в интересах нации им следует оставить в стороне свои личные мотивы и действовать сообща. И пообещал (беря Рёму в свидетели), что если между Тёсю и бакуфу начнется война, Сацума немедленно отправит силы в Киото и Осаку, чтобы задержать армии Токугава там, сделает все возможное, чтобы помочь хану Тёсю. А после победы Тёсю, хан Сацума использует все влияние, чтобы вернуть Тёсю милость императора. Тогда Сацума и Тёсю совместно уничтожат бакуфу.

Так, 21 января 1866 года был заключен первый с момента установления бакуфу Токугава союз между двумя ханами – результат годовых усилий Сакамото Рёмы и его людей. Заключение этого союза стало поворотной точкой в истории и началом конца правления Токугава.
Tags: Рёма, бакумацу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments