Химера (_chimera_) wrote,
Химера
_chimera_

"Рёма" Хиллсборо в пересказе Samui Kaze - 18


Следующие два месяца после разговора с Окубо для Рёмы прошли в беспокойном ожидании возвращения Сайго в Осаку. Узнав об опасных связях бакуфу с Францией, он более чем когда-либо хотел поговорить с Сайго, не только чтобы убедить его по меньшей мере наладить отношения с Тёсю, но и чтобы организовать покупку парохода княжеством Сацума, с тем чтобы Рёма и его люди могли взять его в пользование и перевозить грузы между Кюсю и Осакой – а попутно и оружие контрабандой в Тёсю. Но для этого сперва надо было помирить два могущественных хана.
В начале апреля Рёма получил сообщение от человека из Тоса по имени Хидзиката Кусудзаэмон, который пригласил его в Киото “обсудить некоторые важные аспекты союза между Тёсю и Сацума”. Не стоит и говорить, что Рёма тут же отправился в Киото на встречу. Помимо Хидзикаты там оказались еще двое, которых Рёма увидать не ожидал: Накаока Синтаро, с которым они не виделись после побега Рёмы из Тоса, и Ёсии Кодзукэ из Сацума.
Со времени своего побега из Тоса, как раз незадолго до ареста Ханпейты осенью 1863, Накаока Синтаро работал и сражался на стороне Тёсю. Он был в отряде Кусаки при нападении на Запретные врата (был ранен недалеко от того места, где погиб сам Кусака). Также Накаока сражался против объединенного флота иноземцев в Симоносэки. Несмотря на то, что он вместе с Такасуги планировал убийство дайме Сацума год назад, а также его несомненную верность Тёсю, Накаока сумел установить вполне дружеские отношения с людьми Сацума. Он и Хидзиката были гостями в резиденции Сацума. Сейчас, когда Ханпейта был в тюрьме, а роялисты Тоса были сокрушены князем Ёдо, Накаока как нельзя более годился на роль советчика тем роялистам Тоса, которые остались в своем княжестве на свободе, но были отрезаны практически ото всех источников информации о происходящем в стране, и в частности в Сацума и Тёсю. Накаока были знакомы идеи людей Тоса, понятны их ксенофобские настроения, ведь еще недавно сам был таким. Однако в результате опыта, который он приобрел на службе Тёсю, Накаока изменил свою точку зрения, и хотя он по-прежнему хотел воевать с чужеземцами, он понимал что торговля с ними необходима. К весне 1865 года, его взгляды были весьма схожи со взглядами Рёмы.
Самурай низшего ранга Хидзиката Кусудзаэмон, так же как Рёма и Накаока, не подчинился приказу князя Ёдо и не вернулся в Тоса и оставался в Киото до переворота, после которого Тёсю и семеро их благородных были изгнаны из столицы. С того времени он вместе с Накаокой скрывался в Тёсю, где оба служили личными телохранителями Сандзё Санетоми, лидера семи благородных, и сопровождали этих аристократов в изгнание на север Кюсю. Сейчас они находились в Киото как агенты Сандзё, собирая информацию о положении дел во дворце, и в частности об отношениях двора с бакуфу.
Как и многие бежавшие из Тоса, Накаока и Хидзиката в то время испытывали большую преданность к Тёсю, нежели к своему родному хану. В конце концов, князь Ёдо уничтожил партию роялистов, казнив или арестовав многих из тех, кто не бежал из хана. Несмотря на заявления о верности императору, князь Ёдо не предпринимал никаких действий против дома Токугава. А когда бакуфу планировало первый поход против Тёсю, наследник Ёдо на несколько месяцев прекратил отношения со своей невестой: она была родом из Тёсю, а хан Тоса хотел избежать каких-либо подозрений в симпатиях этому княжеству.
До недавнего времени ронины из Тоса испытывали такую же антипатию к Сацума, как и к своему дайме; Накаока и Хидзиката презирали Сайго и все, за что он выступал (Как Сайго сказал Рёме, Накаока приходил в его резиденцию в Киото с целью убить его). Но после недавнего вмешательства Сайго в отношения между Эдо и Тёсю, после того как он организовал безопасное убежище пяти изгнанным благородным, люди Тоса посмотрели на Сайго по-другому.
Когда бакуфу потребовало выдачи пяти благородных в качестве искупления, их планировалось арестовать как преступников. Но поскольку эти люди олицетворяли собой все, что уцелело от идей роялистов, безопасность их была задачей первостепенной важности. Было условлено, что их отправят в хан Фукуока, на север Кюсю, где они будут лишены даже права общаться друг с другом. Сайго же вмешался и организовал лучшие условия, поместив благородных в храме Синто в Дадзайфу.
Поприветствовав собеседников, Рема спросил нет ли новостей от Ханпейты. Но кроме того, что он по-прежнему в тюрьме, Накаока сообщить ничего не мог. В ответ на вопрос, чем сам Рёма занимался последние шесть месяцев, тот ответил, что ничем - ему необходимо дождаться Сайго и побеседовать с ним о аренде корабля и союзе с Тёсю. Накаока был удивлен и сказал, что они и сами собирались говорить с Сайго о том же – о союзе. Было договорено, что Накаока и Хидзиката будут “обрабатывать” Тёсю, а Рёма возьмется за Сайго, который по словам Ёсии должен был со дня на день прибыть в Осаку. Рёма также поинтересовался нет ли известий о Кацуре и узнал, что тот недавно вернулся в Тёсю. Кацура знал, что его арест в Киото – вопрос времени, поэтому переоделся нищим и ожидал под мостом Сандзё удачного момента, чтобы покинуть город. Когда к нему подошли с расспросами стражи из Айдзу, он сообщил, что у него прихватило живот и он ищет где уединиться. Те препроводили его к ближайшей уборной и выставили вокруг охрану. Что было дальше, знает всякий читавший Антрекота – товарищ просочился наружу через, грубо говоря, слив для воды.

Поскольку Сайго должен был вот-вот вернуться, Рёма остановился в резиденции Сацума в Фусими, где также пребывали тогда его приятели Таро и Тораноскэ. И тут же уломал их пойти “туда, где цветы и ивы” ибо жизнь коротка и надо пользоваться моментом. Ничего так жизненная позиция. На следующий день вся троица, бредя вдоль реки Такасэгава, наткнулась на Шинсенгуми в количестве 12 человек. Таро и Тораноскэ уже приготовились, что все будет печально, Рёма же невозмутимо прошел прямо сквозь строй блюстителей порядка – тем все и кончилось.
Когда он вечером вернулся в резиденцию Сацума в Осака, там его уже ждал Сайго. Рёма поделился с ним информацией о союзе бакуфу и Франции. Он не мог прямо сослаться на Окубо, но упомянул что источник заслуживает доверия и просил Сайго отозвать войска Сацума. И снова намекнул прямым текстом на необходимость объединения с Тёсю.
Сайго не мог не видеть, что при поддержке Франции бакуфу может вполне снова обрести власть над всей страной и никто – ни Сацума, ни Тёсю, ни император не смогут этому помешать. Действовать, по словам Рёмы, надо было быстро. Однако Сайго “смущало”, что Тёсю всегда были против идеи создания совета дайме.
Рёма знал об идеях Сайго о новой форме правительства; они были близки его собственным – создать совет феодальных князей, сплоченный вокруг императорского двора, который бы правил страной. Образование такого совета привело бы к концу правления Токугава. Но Рёма также знал, что Сайго никогда не согласится с его идеями – избавиться от феодальной системы в целом, так чтобы ни было ни кланов, ни дайме, ни самураев, ни аристократии, словом, никакого - за исключением императора – деления на классы вообще. Сайго искренне был убежден, что самурай должен ценить крестьянство, а дайме любить своих вассалов как отец сыновей; однако Рёма также знал, что Сайго никогда не примет такое изменение общественной структуры, когда крестьяне будут равны воинам – что собственно было целью самого Рёмы. Более того, он чувствовал, что даже высказывать такие идеи неразумно и только приведет к отчуждению от него лидера Сацума. Поэтому он решил, что для одного вечера разговоров о Тёсю и бакуфу пока достаточно и спросил о покупке корабля. Об этом Рёма спрашивал впервые, хотя знал, что Кайсю уже тоже упоминал о ней несколькими месяцами ранее. Сайго ответил, что завтра он отправляется в Киото, где будут Комацу и Окубо, и обсудит это с ними.

Что и сделал вечером следующего дня.
Окубо Итидзо был человеком низкого происхождения, но благодаря своему выдающемуся уму стал главным советником князя Хисамицу. По сути, это он стоял за походом Хисамицу в Киото летом 1882 года; также предполагалось что он поддержал приказ Хисамицу о расправе с роялистами в Терадая. После сражения Сацума с британцами в 1863 Окубо был послан в Йокогаму на тайные переговоры с Британией; он и настоял, чтобы бакуфу предоставило Сацума заем для выплаты компенсаций британской стороне, угрожая, что в противном случае он устроит убийство британского министра, что еще более осложнит положение Эдо.
Комацу Татеваки, наследственный советник князя Сацума, приходился родней правящему дому Симадзу и среди роялистов был одним из людей наиболее высокого происхождения. Это он по просьбе Кайсю предоставл Рёме и его людям убежище в резиденции Сацума в Киото и Осаке прошлой зимой. Он был ровесником Рёмы (29 лет) и хотя прежде с ним не встречался, но был наслышан и успел проникнуться симпатией.
Сайго рассказал о просьбе Рёмы о корабле (упомянув, что Рёма тот еще товарищ и похоже только отсутствие денег не дает ему развернуться как следует), а также о связи бакуфу и Франции, после чего спросил что они оба думают о союзе Сацума-Тёсю. И Окубо, и Комацу признали, что другого выхода как-то не видят. После чего было решено, что Сайго и Комацу возьмут с собой Рёму и отправятся в Кагосиму, где Рёме предоставят убеждать министра финансов (? minister of the treasury) в необходимости покупки корабля, а сами позаботятся о том, чтобы Сацума не принимало участия в следующем походе против Тёсю.
Так, хотя Рёма пока и не знал об этом, был сделан первый шаг к заключению союза между Тёсю и Сацума.
Tags: Рёма, бакумацу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 132 comments