Химера (_chimera_) wrote,
Химера
_chimera_

"Рёма" Хиллсборо в пересказе Samui Kaze - 17


"Человек из Тоса, помогавший Кацу Кайсю в Кобэ хотел бы позаимствовать корабль западного образца. Его имя Сакамото Рёма и с ним еще один, также из Тоса, по имени Такамацу Таро. Похоже, политическая ситуация в Тоса такова, что если они вернутся туда, их ждет смерть. Если это правда, то и при наличии судна спрятать их на борту нелегко; однако поскольку Сайго и остальные в Киото обсудили это и полагают, что отправить этого ронина в плавание будет удачной мыслью, мы направляем его в резиденцию в Осака.”

Письмо примерно такого содержания написал 26 ноября 1864 советник Сацума Комацу Татеваки по просьбе Кацу на имя Окубо Итидзо, еще одного лидера роялистов Сацума и близкого друга Сайго. Таким образом, хотя Рёма и его люди лишились поддержки Кацу, у них по крайней мере было убежище от бакуфу и возможность воспользоваться кораблем Сацума, чтобы заняться морским делом, как они давно собирались. Но пока они пережидали зиму в резиденции Сацума в Осаке, политическая ситуация несколько изменилась.

Хотя к середине ноября бакуфу удалось собрать около 150 000 солдат у границ Тёсю, сама операция все откладывалась. Со времени неудавшегося переворота в Киото, за которым последовал обстрел Симоносэки, Тёсю раскололись на две фракции. Консерваторы упрекали радикалов в огромных потерях, понесенных ханом во время событий в Киото, а также в клейме “врагов императора”; они призывали к лояльности к бакуфу, чтобы любой ценой сохранить правящий дом Мори. Радикалы же настаивали на выступлении против бакуфу; однако после того как движение “Да здравствует император, долой варваров” потерпело поражение, консерваторы на какое-то время одержали верх.

Сам Сайго изменил свое мнение касательно отношений своего клана с Тёсю и Эдо. Будучи главнокомандующим силами Эдо против Тёсю, стоя во главе войск 23 ханов, он более не видел необходимости в уничтожении Тёсю. Скорее, он понимал, что одно существование этого хана является значительной угрозой для бакуфу и помогает нейтрализовать их. Воспользовавшись внутренним расколом в Тёсю, Сайго смог добиться приемлемого, с точи зрения бакуфу, компромисса с консерваторами Тёсю, избежать весьма затратной войны и даже помочь даймё Тёсю сохранить лицо. Презрев опасность быть убитым, Сайго лично отправился в Симоносэки, чтобы выдвинуть Тёсю условия отмены военных действий - дерзость этих требований заслужила ему уважение равно друзей и врагов. Во-первых, князь Тёсю должен был отправить бакуфу письмо с извинениями за свое “преступное нападение на столицу”; во-вторых трое министров Тёсю, официально ответственные за попытку переворота, должны были совершить сэппуку, а их четверо командиров быть казнены (поскольку остальные лидеры роялистов погибли в сражении, это посчитали достаточным. Но бакуфу хотело знать о местонахождении других двух лидеров Тёсю: Кацуры и Такасуги. Представитель Тёсю, который вел переговоры с Сайго, уверял, что не знает о них, хотя на самом деле ему было известно, что Кацура бежал на остов Цусима, а Такасуги, которому пришлось скрываться, чтобы его не убили ярые ксенофобы за участие в переговорах с иностранцами, пребывал в доме какой-то женщины на севере Кюсю). Третьим условием Сайго было разрушить укрепления замка Ямагути; а четвертым и последним - пятеро изгнанных благородных (один из семерых погиб, другой примкнул к восстанию роялистов) должны удалиться из Тёсю в другой хан, в знак искупления вины дайме, приютившего их. Дайме принял условия, поскольку к границам хана уже были стянуты войска; войны удалось избежать, хотя роялисты были весьма против такого соглашения.

Бакуфу впрочем не слишком укрепило свой престиж, принудив Тёсю к капитуляции. Как Кайсю и говорил Сайго, Эдо уже не было достаточно сильным, чтобы управлять страной, и по иронии судьбы, в то время как Сайго купался в лучах обретенной славы, влияние дома Токугава продолжало таять.

Тем не менее, большая часть чиновников Эдо продолжала верить, что бакуфу все еще в силах контролировать страну. Возможно наиболее ярким примером утраты прежнего влияния была попытка возродить древний закон попеременной резиденции, отмененный два года назад. Раздавив роялистов в Киото и пребывая в заблуждении насчет своих возможностей, бакуфу издало указ, предписывающий женам и наследникам всех дайме Японии вернуться в свои резиденции в Эдо – указ, который был просто-напросто проигнорирован, и бакуфу ничего не оставалось, как отступиться.
****

После гибели Кусаки и Кидзимы, наиболее радикально настроенным среди роялистов был 25-летний Такасуги Синсаку, вне всякого сомнения наиболее активный среди них деятель. Как и Кацура, он обладал талантом избегать беды, хотя и не был таким мастером исчезновений. Ни Такасуги, ни Кацура не присутствовали на злосчастном собрании в Икэдая, не принимали участия в сражении в Киото. Но если Кацура во время обоих событий находился в Киото, то Такасуги пребывал под домашним арестом в Хаги, отбывал условное наказание – якобы за то, что покинул Тёсю без официального разрешения. После обстрела Симоносэки Такасуги поручили вести переговоры с иностранцами. Переговоры окончились вполне успешно, в результате чего прежде ярый ксенофоб был вынужден сам скрываться от таких же как он, жаждавших его крови.

После ноябрьской капитуляции Тёсю, Такасуги вернулся и полностью посвятил себя “делу революции”. Он был решительно настроен свергнуть консерваторов, полагая, что это последний шанс для роялистов восстановить влияние и восстать против бакуфу; он начал собирать армию. Ранним утром, еще до рассвета 16 декабря Такасуги со своим отрядом численностью менее 80 человек захватил правительство Тёсю в Симоносэки и основал там базу, откуда велись операции против консерваторов. Не встретив особого сопротивления, его отряды захватили оружие, припасы и деньги и отправились на восток в порт Митадзири. Там они захватили три военных судна Тёсю которые поставили на якорь недалеко от берега Симоносэки и сделали из них плавучие крепости, которые планировалось использовать для отражения атак с суши.

Такасуги сильно рисковал и не только своей жизнью и жизнями своих людей, но и движением роялистов в целом: потерпи он неудачу - что было весьма вероятно, поскольку войска бакуфу все еще стояли на границах Тёсю – и хан бы так и остался под влиянием консерваторов. Однако войска бакуфу предпочли не вмешиваться во внутренние дела Тёсю, посчитав, что повстанцев было слишком мало, чтобы представлять серьезную угрозу.

Но Такасуги был уверен, что если даже небольшой отряд людей восстанет и будет сражаться в это решающее время, тогда остальные силы роялистов присоединяться к борьбе против бакуфу, “которому остальные позорно подчинились”.
Интуиция его не подвела. К началу 1865 года, первого года эры Кейо, численность его армии возросла до 3000 человек; 3 января они выступили из Симоносэки в Хаги - сражаться с консерваторами. В середине января повстанцы отбросили войска правительства до Хаги, где обстреляли их из пушек захваченных ранее кораблей.
Через месяц сражений, войска повстанцев совершили переворот, который не только оказался поворотным событием в их сражении против бакуфу, но и значительно повлиял на историю Азии. В скором времени дайме вернулся из Хаги в замок Ямагути и после этого Тёсю фактически управляли Такасуги Синсаку и его люди, провозгласившие войну режиму Эдо.

****

Наступил февраль, а Рёма все еще находился в резиденции Сацума в Осаке, ожидая возвращения Сайго. Ему не терпелось обсудить два вопроса: получение в пользование корабля и необходимость союза Сацума-Тёсю.

Одним февральским утром Рёма навестил Окубо Итио, который до недавнего времени занимал влиятельный пост комиссара по финансовым вопросам. Основной целью его визита было узнать что-нибудь о Кацу Кайсю, о котором он ничего не слышал с ноября прошлого года.
Окубо рассказал, что Кацу все еще находится под домашним арестом в Эдо и ведется расследование, однако больше он ничего не знал. Помимо этого, он сообщил Рёме неутешительную новость о своем смещении с поста – Окубо также отзывали в Эдо и, по-видимому, по тем же причинам, что и Кайсю.

Рёма поделился с ним своими планами о союзе Тёсю и Сацумы. Окубо был изумлен – звучало это невероятно и невозможно (собственно поэтому Рёма и решился сообщить об этом чиновнику Токугава): Тёсю столь же охотно объединились бы с Сацума, сколь и с бакуфу, ведь этот хан они ненавидели пожалуй даже больше, чем дом Токугава. Разве не Сацума вступили в союз с Эдо, чтобы укрепить свое положение в Киото? Разве не из-за Сацума Тёсю потерпело поражение в 1863? Сацума заключили союз с наиболее могущественным из родственных Токугава ханов, с Айдзу, чтобы сокрушить Тёсю, Сайго из Сацума был командующим военными силами, выступившими против Тёсю. С другой стороны, недоверие Сайго к хану Тёсю разделяли и остальные самураи его хана. В конце прошлого года Сайго даже писал Окубо Итидзо, секретарю дайме, что Тёсю необходимо раздавить так, чтобы они уже не могли подняться снова, в противном случае под угрозой окажется будущее их собственного хана. Впрочем, после встречи с Кайсю Сайго пересмотрел свои взгляды на отношения между ханами и Рёма об этом знал. И хотя он сказал Окубо о своих намерениях объединить Тёсю и Сацума, о том, что Сайго изменил свою точку зрения, он решил благоразумно умолчать.

- Если мне удастся их объединить, бакуфу может выставить хоть все свои войска, но все равно проиграет.
- Ты слышал когда-нибудь о человеке по имени Огури Тадамаса? - спросил Окубо. - Нет? Тогда послушай: он не только ответственен за смещение Кайсю, но и ведет переговоры с французами, чтобы они спонсировали бакуфу – он хочет раздавить не только Тёсю, но Сацума, а если получится – то и Тоса и Фукуи. Бакуфу организует еще одну экспедицию против Тёсю.
- После того, как Огури устроил смещение и последующий арест Кайсю, - продолжал Итио, - он занял его пост. Сейчас он наиболее влиятельный человек в правительстве, а после моего смещения он займет мое место, и будет решать вопросы о расходовании средств бакуфу. Но более всего меня беспокоит, что он хочет сохранить дом Токугава любой ценой, даже если для этого придется продаться французам за военную помощь. У правительства нет денег, оно было вынуждено выплатить Британии компенсацию за убитого сацумцами англичанина и за сожжение радикалами Тёсю британского министерства в Синагава. Только это стоило бакуфу около десятой части годового дохода. А еще пришлось заплатить США, Франции, Британии и Голландии за корабли, разрушенные в Симоносэки. Не говоря уж о затратах на управление Эдо, Киото, Осака, портов Нагасаки, Йокогама и Хакодатэ – денег практически не остается.
- То есть бакуфу получило деньги на поход против Тёсю от французов?
- Да, от императора Наполеона III, и Огури планирует модернизировать армию с помощью французов.
- А что получит от Франция?
- Эзо.
- Эзо? - Рёма был потрясен. - То есть он пообещал Франции Эзо в обмен на военную помощь?
- По всей видимости. Чтобы укрепить силы Токугава, Окубо также хочет положить конец существованию кланов, превратить их земли в префектуры под централизированным, автократическим правлением Эдо. Поэтому он сперва хочет уничтожить Тёсю, Сацума и Тоса, три наиболее сильных клана, которые конечно будут сопротивляться. Но для этого ему нужны деньги – и они есть у Франции. За золото, современное оружие и корабли, за помощь в постройке верфи в Ёкоска он отдаст им Эзо.
- Верфи! - воскликнул Рёма и подумал: “Дадим ему построить эту верфь, а затем отнимем ее”.
- Словом, - сказал Окубо, - Огури намерен уничтожить всех дайме в стране, и положить конец императорскому двору.
- То есть он пожертвует страной, лишь бы сохранить дом Токугава?
- Да. Этот человек безумен. Я тоже самурай Токугава, но о таком и не помышлял. Огури опасен не только потому, что безумец, но он еще очень умен.
- По-видимому недостаточно, чтобы понять, что с такими планами Японию ждет участь Китая. Похоже, с объединением Тёсю и Сацума пора поторопиться, - сказал Рёма.
- Ты знаешь, что я не могу поддержать тебя открыто, но в данном случае я на твоей стороне – сказал Окубо.
- В данных обстоятельствах любая помощь будет полезной, - ответил Рёма. Он попрощался и вышел.

Tags: Рёма, бакумацу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 59 comments