Химера (_chimera_) wrote,
Химера
_chimera_

"Рёма" Хиллсборо в пересказе Samui Kaze - 15

Еще небольшой отрывок про Рёму.


Когда до Рёмы дошли известия о происшествии в Икедая, он был весьма подавлен, разгневан поспешностью действий бунтовщиков в Киото, и опечален гибелью своих товарищей. Нападение на Икедая стало началом полноценной войны между роялистами и бакуфу; помимо этого инцидент полностью перечеркнул планы Сакамото по освоению северных земель: ведь после случившегося сегунат не станет финансировать такой проект. Помимо этого, Рёма опасался что бакуфу может наказать и Кайсю – за укрывание в академии роялистов.
Рёма обдумывал крайние меры: он собирался просить Кацу Кайсю достать еще один из военных кораблей Токугава, однако в его планы не входило сообщать своему наставнику, что он намерен примкнуть к Тёсю, собрать своих людей и отплыть с ними в Осаку, а оттуда добраться до Киото и принять участие в сражении против бакуфу.
Рёма посетил Кацу в его доме в Эдо; тот как раз и сам собирался послать за ним. Кайсю уже знал о происшествии в Икедая и разделял негодование Рёмы. В своем дневнике он записал примерно следующее: “Пятого числа сего месяца в Киото была убита группа ронинов; невинных убили Шинсенгуми. Среди погибших и один из моих учеников, Мотидзуки (Камеяма). Тёсю полны гнева и негодования, они говорят, что отправятся в Киото дабы вернуть ко двору семерых изгнанных благородных... и изгнать из страны чужеземцев”.
Чувствуя себя несколько неловко – в конце концов Кайсю был представителем бакуфу и вассалом дома Токугава – Рёма озвучил свою просьбу о корабле. На замечание о том, что в Кобэ уже стоят два военных судна, он открыл было рот, но Кайсю перебил его, сказав, что Рёма необходим ему в Кобэ – следить за людьми, чтобы они не наломали сгоряча дров, к тому же Шинсенгуми ищут ронинов подле академии и нужно позаботиться, чтобы не убили кого-нибудь еще.
- Я знаю, что ты чувствуешь, - сказал Кацу, - поведение бакуфу это угроза для всей нации. В Эдо опасаются, что Тёсю и Сацума составляют заговор, чтобы захватить власть у Токугава. Но даже если и так, это не оправдывает того, что большинство людей в нашем правительстве беспокоит только собственная шея. Ты прав, дом Токугава заботит только его собственное благополучие, но я прямой вассал сегуна и ведаю его флотом. Наш общий долг – спасти Японию, но мой личный – сделать это, - Кайсю помедлил, - по возможности без полного уничтожения дома Токугава.
- Но сэнсэй, - заметил Рёма, - если так пойдет дальше, то варвары воспользуются внутренними беспорядками и захватят страну, как это случилось с Китаем.
- Знаю, - ответил Кайсю. - но сейчас ты нужен в Кобэ более чем когда-либо.

В начале июля Рёма и Кайсю прибыли в Кобэ где их ждали дурные вести: двухтысячное войско Тёсю, разбившись на четыре части недавно высадилось в бухте Осака и стало лагерем в четырех местах вокруг Киото.
Оттуда Тёсю планировали войти в столицу, взывать ко двору о невиновности дайме Тёсю и семи изгнанных дворян. Роялисты также были намерены оповестить двор о своем намерении “расследовать действия негодяев”, т.е. обрушить “Кару небес” на головы их врагов, а именно Айдзу и Саццума. Если прошение Тёсю не будет удовлетворено, они нападут на войска бакуфу, охраняющие дворец, силой захватят двор, от которого был отлучены менее года назад, вернут изгнанных благородных. Преследовалась двойная цель – вернуть Тёсю ко двору с тем, чтобы в дальнейшем свергнуть бакуфу, и отомстить за убийство своих товарищей в Икедая. Захват дворца был равносилен захвату императора, а у кого в руках был император, тот и управлял нацией.
Несмотря на желание Рёмы присоединиться к Тёсю он достаточно хорошо знал, что были у них и скрытые мотивы. Выиграй Тёсю эту битву, они бы создали свое правительство и особой разницы бы не было – разве что врагом императора был бы объявлен хан Сацума. Если же потерпит поражение Тёсю, то они получат это клеймо, но страна в проигрыше в любом случае, ведь для свержения бакуфу необходимы силы обоих ханов, необходимо объединение.
Как бы то ни было, вторжение в Киото было неизбежным. Отряд Кусаки стоял лагерем на горе Тэнно, на юго-западе от столицы; а Фукухара Етиго, министр Тёсю, повел свою армию в Фусими, на юг от города. Отряд Кидзимы стоял в Тенрюдзи, “Храме небесного дракона” в Сага, на северо-западе, а наследник дайме Тёсю и семеро благородных приближались к Осаке с еще 2000 солдатами.
Но силы бакуфу превосходили армию Тёсю почти десятикратно. Хотя командиры повстанцев знали об этом, они отказывались отступать, и выжидали возможности захватить дворец. Тем временем, некоторые представители императора, втайне сочувствующие Тёсю, пытались убедить двор признать их. Другие дворяне, поддерживающие Айдзу-Сацума наоборот, настаивали на том, что если выполнить требования Тёсю, это подорвет престиж Токугава и ослабит нацию. И если не оказать сопротивления сейчас, то Тёсю вообще будет невозможно контролировать. Князь Ёсинобу из Мито, недавно назначенный генеральным инспектором Токугава по вопросам охраны императора, предложил, чтобы бакуфу приложило все усилия дабы убедить Тёсю отступить, и вступить в сражение, только если те будут стоять на своем.
К совету Ёсинобу прислушались и был издан императорский указ о том, что Сацума и Айдзу прошлым летом действовали в полном соответствии с волей императора и что Тёсю следует отступить и ожидать дальнейших приказаний императора. Однако командиры Тёсю приказ проигнорировали, посчитав его очередной каверзой бакуфу и “предателей из Сацума”, окруживших императора. Бакуфу назначило 17 июля конечной датой выхода сил Тёсю из Киото.

Тем временем у Рёмы состоялся непростой разговор со своими товарищами: ему необходимо было убедить их остаться в Кобэ, невзирая на горячее желание присоединиться к Тёсю. Послушались почти все, кроме Ясуоки Канема, который уже успел записаться в отряд Кусаки и вернулся в Кобэ лишь для того, чтобы сообщить о своем решении, после чего отправился навстречу судьбе, простившись с Рёмой и Кайсю. Последний подарил ему на прощание белое кимоно (не знаю уж правда или художественный домысел, но убийственная деталь по-моему -__-).

Из всех лидеров Тёсю в Киото, против нападения на дворец был только Кацура Когоро. Такасуги Синсаку, который тоже призывал воздержаться от военных действий, пока у Тёсю не будет надлежащего вооружения, вышел из тюрьмы, но находился под домашним арестом в Хаги. Другие же лидеры Тёсю, в том числе Кусака и Кидзима готовились к атаке.
Хотя Кацура и был против нападения, он понимал, что не сможет удержать от этого своих товарищей, а потому пытался – хоть и втуне – заручиться для Тёсю поддержкой других внешних князей, в частности Тоттори, Окаямы и Хиросимы. Хотя все эти три клана сочувствовали Тёсю и движению Дзёи, они также понимали что шансов на победу у Тёсю нет и опасались последствий, которые может повлечь за собой оказание этому хану неприкрытой поддержки. На рассвете 19 июля, после того как Кацура всю ночь упрашивал о помощи в резиденции Тоттори в Киото, в районе дворца прогремели первые пушечные выстрелы.
Кацура покинул резиденцию Тоттори и еще с 8 своими людьми поспешил в храм Камо, в котором император – как ожидалось - должен был пережидать сражение. Своим людям Кацура сказал, что обратится прямо к императору. Но сколько бы они не ждали, признаков императорского паланкина не было, и через несколько часов Кацура уже не мог удерживать своих людей от участия в том, что - он знал – являлось массовым самоубийством.
Кацура уже понял, что император не появится в храме, но в отличие от остальных он был намерен выжить, дожить до того дня, когда бакуфу будет повержено.
Армия Тёсю была легко разбита. Хотя ее воины были одними из лучших в Японии, бойцы Айдзу и Сацума им не уступали. Князья Симадзу из Сацума были предположительно подчинены первым сегуном Токугава, но оставались фактически в изоляции в закрытом княжестве на крайнем юго-западе страны. Эта удаленность и постоянная отгороженность княжества от пришельцев извне, была пожалуй основной причиной, по которой самураи Сацума сохранили свои воинские качества в течение двух с половиной веков мира Токугава.
(Далее следует описание национальной сацумской игры с привязанным к потолку мушкетом, которую уже описывал уважаемый Антрекот, и которую я здесь соответственно приводить уже не буду, поскольку все читали).
Битва у Запретных врат началась на рассвете, а уже после полудня Тёсю были наголову разбиты, и провозглашены “врагами императора” за обстрел дворцовых ворот. Злосчастное нападение стало не только концом движения за изгнание варваров – в ходе сражения погибло порядка сотни роялистов.
Хотя само сражение продолжалось несколько часов, Киото полыхал еще трое суток и большая его часть была уничтожена огнем.

Пожар был виден в Кобэ, где его наблюдали Кайсю и Рёма; Кайсю заторопился в Осаку – узнать, что именно произошло – Рёме же сказал быть наготове и ждать от него известий.
В последнее время Кайсю очень тревожился о безопасности ронинов в своей академии, в частности Рёмы. После инцидента в Икедая Шинсенгуми патрулировали Кобэ и окрестности; и хотя Рёма не совершил ничего, что могло бы спровоцировать власти Эдо, инакомыслие первого помощника Кацу было широко известно представителям бакуфу не только в Эдо, но и в Киото. Кайсю также знал, что большинство чиновников сегуната не испытывало особой радости от того, что он взял Рёму к себе на службу, и подозревал, что они могут воспользоваться событиями в Киото, чтобы предпринять какие-то действия против него и академии, и небезосновательно: во-первых академия была прибежищем для ронинов, во-вторых, двое его учеников – Камеяма и Канема – присоединились к Тёсю.
Высадившись в Осаке, Кайсю сразу же отправился в замок и убедился, что ни один чиновник в городе не знал, что же творилось в Киото. Поскольку не оставалось ничего другого, Кацу решил все разведать сам, но сперва отправил Рёме послание, чтобы тот (с еще одним товарищем) ждал его первого августа в Терадая в Фусими.
По прибытии в Киото им открылась впечатляющая картина: трехдневный пожар уничтожил город на пять миль с севера на юг от дворца и на милю с востока на запад. Казармы Тоса уцелели, резиденция же Тёсю была сожжена дотла.
Кайсю собрался в замок Нидзё, чтобы выяснить, что же произошло; Рёма же отделился, пояснив, что ему необходимо повидаться с Кацурой: он, мол, подозревает где его можно найти. И отправился в Ёсидая, где представился Сайтани Уметаро из Тоса и сказал, что ищет Кацуру. Находившаяся там Икумацу его узнала и отвела в комнату Кацуры, который рассказал Рёме о том, что Тёсю объявлены врагами императора, изгнаны из Киото, а ему самому стоит лишь показаться на улице, как его тотчас арестуют. Рёма предложил Кацуре отправиться с ним в Кобэ, но тот отказался: он должен оставаться в городе и оповещать Тёсю о происходящем. Он также рассказал Рёме о смерти Кидзимы и Кусаки. Последний отчаянно сражался у ворот Сакайтё, но был тяжело ранен и впоследствии совершил сэппуку; его тело было найдено в поместье Такацукаса недалеко от дворца.

Несчастья, казалось, преследовали Тёсю одно за другим. В июне Великобритания, Франция, Голландия и США вновь сообщили властям Эдо, что если их судам не будет обеспечено безопасное прохождение через Симоносэки, они устроят обстрел берегов. В Эдо же не только не могли контролировать Тёсю, которые в то время как раз готовили нападение на Киото, но и втайне желали нападения иностранцев на их земли. Власти бакуфу даже предоставили французам карты Японии, чтобы тем было легче расправиться с мятежным ханом.
Шестью месяцами ранее, протеже Кацуры Ито Сюнскэ еще один Тёсю, Инуэ Монта тайком отплыли в Англию, где собирались узнать как можно более о Западе с тем, чтобы Тёсю было проще изгнать варваров. Когда они, будучи в Лондоне, узнали о запланированном нападении объединенного флота четырех стран, они немедленно вернулись в Японию просить британского консула в Йокогаме подождать еще – чтобы у них было время убедить свой хан в тщетности сражения с иностранцами. Предпочитая дипломатию войне, британцы охотно согласились на это предложение, но к сожалению усилия Ито и Инуэ пропали втуне. Они вернулись в Йокогаму с сообщением от дайме Тёсю о том, что у него нет выбора, кроме как следовать приказу бакуфу и императора об изгнании варваров, отданного в прошлом году. Схитрив, посланцы прибавили, что это было единственной причиной, по которой их хан вообще атаковал иностранные корабли, и что дайме не может соглашаться на требования чужеземцев без позволения на то властей Эдо и Киото.
После полудня 5 августа объединенный флот 4 наций, состоявший из 17 кораблей, вооруженных в целом 288 пушками и имеющих более 5000 солдат на борту, атаковал берег Симоносэки, в один день уничтожив все укрепления Тёсю, после чего высадились солдаты и легко одержали победу над 600 самураями, защищавшими побережье. 14 августа был заключен мирный договор между Тёсю и четырьмя странами.
По иронии судьбы, анти-иностранные настроения Тёсю привели к краху анти-иностранного движения. Заключение мира раз и навсегда положило конец призывам к изгнанию варваров во имя императора, поскольку согласившись на условия договора, Тёсю автоматически отказывались от своей ксенофобной политики. С того времени Тёсю сосредоточили все свои силы на свержении бакуфу. В достижения этой цели, как предвидели Кацура и Такасуги, иностранцы, и в особенности Великобритания, сыграют не последнюю роль – отсюда и перемена отношения к ним.
Эрнест Сатоу писал: “Победив Тёсю, мы прониклись к ним симпатией и уважением, в то время как наша неприязнь к людям сегуна, к их слабости и двуличию росла, и с того времени я все более сочувствовал Тёсю и Сацума, нашим контактам с которыми правительство Тайкуна (сёгуна) всегда старалось помешать” (перевод цитаты приблизителен).
Так, к августу 1894 года Тёсю и Сацума установили дружественные отношения с Великобританией, которые окажутся неоценимыми в последующие смутные годы.

Если нападение на Симоносэки ошеломило Кайсю и Рёму, то последующий ход властей их не удивил, но разгневал: восемь дней спустя был издан указ, предписывающий 21 хану подготовить войска для похода против Тёсю.
Бакуфу планировало воспользоваться неудачами Тёсю – в том числе их нынешним статусом врагов императора – чтобы укрепить свой авторитет, пошатнувшийся со времен Ии Наоскэ четырьмя годами ранее, и остававшийся спорным все время? пока Тёсю пользовались влиянием при дворе.
Однако не все складывалось гладко. Во-первых, имело место некоторое расхождение во взглядах министров Эдо и князя Ёсинобу, генерального инспектора по вопросам охраны императора; в результате чего поход все откладывался. Ёсинобу, который после длительного пребывания в Киото имел гораздо лучшее представление о ситуации чем власти в Эдо, старался не нарушать хрупкое равновесие между двором и разными ханами. Министры в Эдо не доверяли Ёсинобу, безосновательно подозревая его в заговоре со двором с целью получения большего политического влияния. Помимо этого, некоторые из дайме, которым было приказано готовиться к военным действиям, втайне давно симпатизировали Тёсю. Другие же предпочитали решать свои финансовые проблемы, а не участвовать в затратной войне, которая к тому же еще и укрепит бакуфу за их счет.
Tags: Рёма, бакумацу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments