Химера (_chimera_) wrote,
Химера
_chimera_

"Рёма" Хиллсборо в пересказе Samui Kaze - 9


Итак в нашем сегодняшнем выпуске история о том, как Рёма с приятелем пошли Кацу Кайсю убивать, а тот одной силой убеждения сманил обоих падаванов на свою сторону.

Прибыв в Эдо, Рёма остановился в доме Дзютаро Тиба, сына и наследника своего учителя кендо. Оба они обстоятельно отметили встречу, но если у Сакамото наутро голова болела с похмелья, то у Дзютаро – несколько о другом: он писал письмо и не кому-нибудь, а Ёкои Сёнану – все о том же, т.е., о необходимости изгнать варваров.
- А ты с ним знаком? - спросил Рёма.
- Да в общем нет, я просто ему пишу, - ответил Тиба-младший, - но я преподаю фехтование сыну князя Икеда, а он пообещал передать мое письмо.
- Хм, ясно, - сказал Рёма, - а не хочешь со мной сходить кое-куда?
- Кое-куда, это убивать сёгуна что ли? - поинтересовался Тиба.
- Да нет, не его, а только одного из его сторонников, Кацу Кайсю, - пояснил Рёма, - пойдем прямо к нему домой, если понадобится – будем прорываться с боем...
- Так, стоп-стоп-стоп. Давай-ка вот выпей чаю и объясни мне, как ты собственно собираешься попасть к Кайсю домой?
- С твоей помощью, понятное дело. Ты же у нас Тиба, я подумал, ты сможешь достать какое-нибудь рекомендательное письмо.
- Хм, - задумался Дзютаро, - вообще-то я могу поговорить с князем Тоттори, чтобы он помог нам встретиться с князем Фукуи, а в приятельских отношениях с Кайсю, так что, возможно...эй, эй, не так резво, нам сперва к Тоттори надо!

Забегая вперед, скажу, что рекомендательное письмо они получили. Но Рёма не так уж и горел желанием убивать Кайсю, более того испытывал к этому человеку что-то вроде интереса и восхищения: ведь Кайсю командовал кораблем, совершившим путешествие в Соединенные Штаты, более того, весь экипаж состоял из японцев. Но и это было еще не все: прослышав о намерениях бакуфу отправить такую экспедицию по Тихому океану, американский консул Гаррис предрек, что японское судно, предназначенное только для плавания в береговых водах, не переживет такого путешествия, и предложил для этой цели воспользоваться большим кораблем и набрать команду из американских и британских моряков. Кайсю не послушался и отправился в путь так, как и намеревался изначально.
Неудивительно, что эта личность вызывала у Рёмы такой интерес. Однако Дзютаро он пока ничего не сказал и холодным октябрським вечером 1862 года оба самурая оказались у ворот дома Кацу Кайсю.

***


Кацу Кайсю родился в 1823 году в Эдо. Он был единственным сыном одного из вассалов Токугава; в возрасте шести лет дальний родич, служивший во внутреннем дворце сёгуна, пригласил Кацу посмотреть на сады замка Эдо. Кацу стал товарищем по играм для внука Токугавы Иенари и проводил в замке большую часть своего времени.
Однажды по дороге в замок на Кайсю набросилась бродячая собака и укусила его, как обтекаемо выразился автор, in that most vulnerable of places of male anatomy. Рану зашили и она вполне себе зажила, но из-за этого случая Кацу не мог заниматься кендо до 15 лет. Впоследствии пришлось наверстывать, занимаясь с особым упорством в додзе Симада. Когда ему исполнилось 20 лет, Кацу получил звание инструктора и право преподавать, но два года спустя он ушел из додзе и начал изучать голландский язык.
В ту пору правления Токугава большая часть информации о Западном мире поступала в страну благодаря голландцам; правда в основном у них учились медицине (на тот момент эскадра Перри еще не возникла на горизонте). Однако чутье Кацу Кайсю подсказало ему что следует заняться изучением западного военного искусства, чему он и посвятил следующие пять лет, а в 1850 открыл свою частную академию в районе Акасака в Эдо. С этого момента стала расти его известность как знатока западного военного дела.

Через пару лет Кайсю получил от разных ханов прошение об изготовлении пушек по западному образцу, что он и осуществил при помощи кузнецов, пользуясь знаниями, почерпнутыми из своих голландских книг. Впервые он привлек внимание бакуфу, когда в возрасте 30 лет направил правительству письмо со своими соображениями касательно реакции на ультиматум Перри и продемонстрировав такую осведомленность о ситуации, какая и не снилась большинству людей в стране.

Хотя чиновники бакуфу были в большинстве своем людьми посредственными, получившими свои посты исключительно благодаря своему происхождению, и среди них попадались светлые умы, такие как Окубо Итио, образованный и прогрессивно мыслящий по тем временам человек. Он заприметил Кайсю и взял его на службу.

Следующие шесть лет Кацу посвятил правительственной службе; в течение этого времени он обучался морскому делу у голландских экспертов в Нагасаки. Там он получил знания, благодаря которым впоследствии принял командование “Канрин Мару”, первым судном с японским экипажем, которое предприняло плавание к берегам Америки. Кайсю вернулся в Японию в мае 1860, спустя два месяца после убийства Ии Наоскэ. Некоторое время он оставался в безвестности, но благодаря содействию князя Фукуи со временем вернулся на политическую арену и в августе 1862 года был назначен уполномоченным по делам флота бакуфу.

А два месяца спустя к нему явились Рёма и Дзютаро.

У самой входной двери в дом Кацу Рёма огорошил Тибу заявлением о том, что он, во-первых хочет сперва поговорить с Кайсю об управлении западным кораблем, а во-вторых не вполне уверен в том, что его стоит убивать, да и не очень как-то хочется. Дзютаро вытаращил глаза и Рёма пояснил, что если Кайсю действительно такой злодей, то он конечно же его убьет, ну а вдруг у него есть какие-то стоящие идеи? Сойдясь на этом, оба самурая направились к дому.

Их провели внутрь дома, где его хозяин сидел в окружении книг – голландских, английских, китайских и японских. К их некоторому удивлению, Кайсю сказал им не снимать мечей, поскольку “времена нынче беспокойные и надо быть начеку”. Сам он тем не менее был безоружен.
- Итак, вы пришли меня убить, - заявил он невозмутимо и увидев выражение лиц своих незваных гостей добавил, - А что вас так удивляет, это у вас на лбу написано. И потом вы не первые, кто является сюда с этой целью. Ко мне, знаете ли, каждый день приходят эти люди благородной цели с такими же намерениями, представляете? Лестно, но хлопотно. Впрочем, я на них не сержусь: они тоже на благо Японии стараются, вот только у них, к сожалению вот тут пустовато, - он легонько постучал себя пальцем по виску. - Так что обычно я их немного просвещаю и как видите пока никто меня не убил, - рассмеялся Кайсю.
- Ну хорошо, - продолжил он, - давайте пока оставим формальности, я объясню вам свою точку зрения, а потом, если это вас не убедит, можете меня спокойно убивать. Я конечно занимался кендо, но против таких двоих мастеров как вы шансов у меня нет, да и рукоять моего меча так крепко привязана к ножнам, что целая проблема его вообще вытащить.
- Начнем с того, что я в целом представляю, почему у вас такие планы относительно моей особы: я представляю правительство, которое себя опозорило, трусливо подчинившись требованиям чужестранцев.
- Да, - кивнул Рёма, - бакуфу заботится только о себе; а если ситуация будет развиваться дальше, Японию ждет судьба Китая.
- А, - сказал Кайсю, - но разве вы, Сакамото-сан, не видите, что именно поэтому нам и стоит открыть страну. Не думайте, что я намерен сидеть сложа руки и позволять им творить что вздумается, но нам-то против них сейчас не выстоять. Сражаться с варварами в настоящее время – все равно, что пытаться пробить головой железную стену. И гражданские войны нам тоже не нужны, так мы только ослабим наши силы.
- А теперь взгляните сюда, - с этими словами Кайсю указал на глобус, - видите эту страну, со всех сторон окруженную морем? Она не больше Японии, однако могущество ее велико, благодаря флоту – торговому и военному; своего богатства она достигла не за счет своих ресурсов, а за счет торговли со всем миром и теперь никто не осмеливается бросить ей вызов. Во всяком случае пока, - добавил он после небольшой паузы.
- Теперь посмотрите на Китай – одна из крупнейших стран мира, но Англия подчинила ее себе. Подумайте над тем, что я сказал. Мы не можем изгнать варваров силой своего духа, а наши корабли – всего лишь игрушки в сравнении с их пароходами. Торговля нужна нам для получения средств для создания сильного флота. И когда я говорю “нам”, я имею в виду нас всех, а не только самураев элитных ханов...тем более, что они все равно в большинстве своем бесполезны. Здесь нужны люди с мозгами и мужеством. Вместо того, чтобы попусту сотрясать воздух, нужно отобрать способных людей и обучать их кораблестроению и навигации. Я предложил этот план министрам бакуфу, но большинство из них слишком тупы. Все, что я слышу в ответ, так это “у нас нет денег”. Вам должно быть забавно слышать как чиновник Токугава говорит такое, но что делать. Вы правы в том, что правительство более озабочено своим благосостоянием нежели благополучием страны.

- Кацу-сенсей, - впечатлившийся Рёма формально поклонился к равному изумлению и Дзютаро и самого Кайсю, - я шел сюда с намерением убить вас, но теперь стыжусь своей предвзятости и прошу вас взять меня в ученики.

Дзютаро издал вопль изумления. Кацу изящным жестом подобрал челюсть с пола: похоже этот ронин из Тоса понял его идеи лучше, чем все люди благородной цели, с которыми он беседовал по сей день. Видимо, чтобы окончательно добить обоих, Рёма заявил, что будет охранять почтенного Кацу-сенсея от возможных нападений других его недоброжелателей. Со всей, надо сказать, серьезностью: он слышал о резне в Киото и знал, что сторонники Открытия страны – не те люди, которые могут не тревожиться о своей безопасности.

- Ну а ты, - спросил он у Дзютаро, - со мной или как?
Тот развел руками:
- Я бы предпочел иметь чуть больше времени на раздумья, знаешь ли. Но раз дела обстоят таким образом, то с тобой, конечно, куда деваться.

Дополнение от меня(Химера) - "Кацу Кайсю: я его послал, я его послал!.."


Продолжение следует.
Tags: Рёма, бакумацу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments