Химера (_chimera_) wrote,
Химера
_chimera_

"Рёма" Хиллсборо в пересказе Samui Kaze - 2


Осенью 1855 года Рёма вернулся в Эдо, в додзе Тиба, где продолжал свое обучение до середины 1857; осенью того же года он стал главой додзе, а к январю получил наивысший ранг (стиль — Хокусин-Итто). Ему было 22 года.

В приятелях у Рёмы был самурай по имени Такети Ханпейта, фехтовальшик в стиле Итто также родом из Тоса. У Ханпейты была собственная школа в Коти, родном городе Рёмы. В Эдо он занимался у известного мечника Момонои Сюнзо (впоследствии стал главой его додзе). Такой себе образец самурая, который «всегда готов». Похоже, временами капал Рёме на мозги. Рёма же довольно непочтительно прозвал его «рыбья челюсть» (вообще-то в исходнике Fish Chin, т.е. подбородок — но уж больно громоздко выходит).

Летом 1856 года Таунсенд Гаррис основал первое консульство США в Японии в портовом городе Симода. Его целью было заключение торгового договора. Но бакуфу не могло подписать его без санкции двора. Император же более двухсот лет был фактически отстранен от правления, плюс ко всему бакуфу старательно пресекало любые политические и социальные контакты князей со двором. Со временем бдительность, правда, поослабла и часть даймё — в том числе Тоса, Тесю и Сацума — успели породниться с придворными.

Впрочем, у сегуната и без того голова болела — мало того, что от бакуфу требовали заключения все новых договоров, так еще и сегун был не подарок — умственно отсталый и без наследника. В подобном случае преемника выбирали в одном из главных домов Токугава — Мито, Кии или Овари, правда Мито обычно из этого списка почему-то исключали. Наследник Кии был близким родственником сегуна, но ему было всего 12 лет, на что особенно упирал князь Мито, который был намерен сделать сегуном своего сына Йосинобу. Правитель Мито был приверженцем Дзеи. А противостоял ему Ии Наоскэ, князь Хиконэ, крупнейшего из наследных ханов. Ии считал необходимым поддерживать торговые отношения с Западом в течение некоторого времени — пока Япония не укрепит свое финансовое положение и не улучшит технологии. В 1858 году Ии Наоскэ стал регентом бакуфу.

«Больной вопрос» вторжения иностранцев активно обсуждался, помимо прочего в разных додзе, которые таким образом становились чем-то вроде клубов политических дискуссий; центральную позицию занимали, понятное дело, наиболее престижные из них: додзе Тиба (возглавляемое Рёмой), додзе Момонои (которым уже руководил Ханпейта), и додзе Сайто, главой которого был никто иной как Зура Кацура Когоро. Но в отличие от двух других товарищей, Рёма интересовался политикой чуть менее чем никак, уделяя все внимание кэндо. Не слишком удивительно, если ему с детства вдалбливали, что он мягко говоря, для учебы непригоден, да и из школы попешили. Ханпейта регулярно полоскал ему мозги на тему национального долга и прочих радостей, но Рёма заявил, что слова — это прекрасно, но он видел вооружение Черных кораблей и рассуждения против пушек не помогут. Потом он правда предложил захватить часть иностранных кораблей силой — но ответом ему было только “бака дзя най!”.

Следующие несколько месяцев Рёма безвылазно провел в додзе, старательно избегая лекций своего земляка. К тому времени, когда они пересеклись снова, торговый договор с американцами был подписан — без санкции императора. Ии был фактически вынужден пойти на это, поскольку консул Гаррис пригрозил, что в случае отказа США прекратят переговоры с Эдо и обратятся напрямую ко двору. Этого бакуфу допустить не могло — ведь это означало, что оно утратит влияние и прочие страны будут действовать через голову сегуната и иметь дело с императором. Который, мягко говоря, не слишком-то опытен. Приверженцы изгнания варваров плевались ядом — и вместе с ними Ханпейта. Он прочел Рёме очередную лекцию, после чего взял его за рукав и сказал «пошли со мной, я тебя с такими людьми познакомлю, один из них сам Кацура» - собственно на Кацуру Рёма и купился. Причем исключительно потому, что тот был мастером меча.

Словом, они отправились на встречу: Ханпейта при параде, а Рёма...Рёма был хиппи и этим все сказано. «Такими людьми» оказались двое учеников Ёсиды Сёина - 25-летний Кацура и Такасуги Синсаку, мрачный 19-летний юноша с изрытым оспинами лицом. Если верить словам автора, то Кацура был человеком приятной внешности и обходительных манер, с тонкими, почти женственными чертами лица *смотрит на фотографию...смотрит...еще смотрит* - гм, да.

Беседа, опять-таки, была о том, кто виноват (понятное дело, сегун) и что делать (понятное дело, гнать варваров в шею, вопрос в том - как). Рёма снова высказался в том духе, что мол, пока не будет нормального вооружения, то варвары никуда не выгонятся и неплохо бы заиметь для этого свой военный флот. Кацура поддержал эту мысль, но сперва, сказал он, надо разобраться с Ии и его приспешниками, ибо если так пойдет и дальше, то чужеземцы подгребут под себя всю Японию. На что остальные дружно заявили, что «этого мы не позволим сделать вообще никогда», после чего дебаты перешли в стадию распития горючих материалов.

Tags: Рёма, бакумацу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments