?

Log in

baum [entries|archive|friends|userinfo]
baum

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Два космонавта (для выставки SMITH) [Feb. 4th, 2016|11:14 pm]
baum
Не один я, не двое меня да не посредине. Собой как стрелой пробегаю непрерывность.

Живу как кавычка, обнимаюсь не наблюдая, чистое состояние.

Прихожу в движение от тебя исхожу в покое.

Меряю взглядом. Стараюсь степениться. Сторонюсь свободы.

Плотность моя превратилась в кулак — сызнова нянчу сознание.

Нежный Голядкин Яков! Тыковкой ляжешь, коль мене вне меня алчешь. Посторонним в, а не то приструним.

Спутаны я и ты

Просто одной звездой.
LinkLeave a comment

Anthologia Palatina 7.709 (Alexander Aetolus) [Jan. 15th, 2016|11:06 pm]
baum
Палатинская антология 7.709 (Александр Этолийский)Collapse )
in memoriam N.S. Grinbaum 1916-2011
LinkLeave a comment

Бродский "На смерть друга" [Nov. 1st, 2014|12:40 pm]
baum
Памяти Павла Черноморского

Link1 comment|Leave a comment

Пятнашки с Персефоной [May. 9th, 2014|08:57 pm]
baum
О.М.

Персефона в бикини перекидывает мяч. Догони и засыпь меня землей. В облаках догони и в колосьях у моря. Богиня Татьяна, отбей, поймай, азиатская богиня. Вьется, как змея, твоя линия жизни, но однажды натыкается на опавшую колонну. Стоящие параллельно разлетаются вразнобой. Телами рассекают облака, стеблями ранят руки. Умным железом жука врезаются в белесую овцу. Гарцуя, стремятся на ипподром. Здесь Игорь посвящен в мозаичные мистерии, и все здесь — от коня до Константина — входят под темные своды. Мячик скатывается на дорожку и оказывается человеческим черепом. Через трение о землю передается способность стать камнем, т.е. опорой общности.
LinkLeave a comment

книжка вышла [Apr. 30th, 2014|02:01 pm]
baum
Link8 comments|Leave a comment

Remarques introductives à la présentation de l'almanach Translit à Paris le 10 janvier 2014 [Jan. 11th, 2014|01:10 pm]
baum
LireCollapse )
Link1 comment|Leave a comment

Трансценденция Кирюши [Jan. 2nd, 2014|10:21 pm]
baum
Я вегетарианец. Я пишу о детях. Их поедают собственные матери. В хорошем тексте не должно быть иронии.

Я курю. Я пишу о детях. Матери заставляют их гасить сигареты о собственное чрево. В хорошем тексте не должно быть иронии.

Я пишу о зеркалах. Я не понимаю зеркал. Мой правый сосок. Это левый.

Я пишу о снах. В кошмаре женщина, извергающая из чрева, видит женщину, заглатывающую в чрево. Звонит телефон.

Звонит телефон, нет, это наяву. Детский голос здоровается и тут же замолкает. Снова звонит телефон. Детский голос здоровается и тут же замолкает. Я сейчас, только опустошу чрево.

Только смерть меня увлекает. Я решил быть вегетарианцем. Я вегетарианец. Я не понимаю ритуал и жест. Не понимаю, почему кисы бессмертны. Плохо помню роман о мышах, но помню про хоровод вокруг крокодила, я пишу о детях.

Я люблю, когда связаны руки. Руки матери распускают простыни, связавшие ребенка во чреве. Пуповина текста обвязывает текст. Не получал удовлетворение без проникновения.

Уроборос встает в перпендикулярной плоскости, боже. Я пишу о женщинах, рожающих детей. Одна женщина видит другую во сне. Кто такие Гекуба и Андромаха? Стал писать со знакомых.

Его, конечно, сделал женщиной. Зачесываю вихор вправо, пробовал влево. Отрезаю кусочки, переставляю, смотрю. Смотрюсь в зеркало. Я пишу немного с иронией.

В моем романе ее не должно быть. Их либе жизнь и обожаю хаос. Мне нужен сто восемьдесят первый автобус.

181: по обе стороны зеркала я 1 и 1. Только 8 меня увлекает.
Link1 comment|Leave a comment

предательство слов [Nov. 26th, 2013|10:23 pm]
baum
Сейчас их невозможно вспомнить, но тогда им не пришлось даже втираться в доверие. Все было готово к их приходу. По одному или группами они показывались из-за недалекого горизонта, иногда, появившись, тут же уходили обратно, потом снова возникали, чтобы освоиться уже надолго в своих новых владениях. Часто они приходили в камуфляже сомнительных оттенков, в облаке полусмыслов и недоговорок, быстро наполнявшимся собственным содержанием восприимчивыми хозяевами. Устроившись таким образом на новом месте, они никогда на достигнутом не останавливались, и вскоре их настойчивое напоминание о себе начинало приводить к последствиям осязаемым и материально-вещным. То они оборачивались разложенными поперек кровати жесткими пластиковыми упаковками, покинутыми ранее бывшими в них предметами, то заполняли старую, по-американски светлую кленовую столешницу, превращая ее в опору вертикально удерживаемых слоев безвкусных зерновых, твердостью не уступавших их собственной настойчивости. Но и подчинение себе материи не могло их насытить. С помощью вещей они производили на свет длительное безмолвие, бессловесную тишину, и оказывалось, что искусственная материя служит ему лишь прикрытием. В этом безмолвии исчезали сами вещи, затем заканчивался от удушия смысл, что привлекал с самого начала восприимчивых хозяев, и в результате не оставалось совсем ничего. Достижение пустоты и было их целью, конечной целью их предательства. Предательства со стороны тех, доверие к кому не было осознанным решением, но исходным состоянием, условием пересечения горизонта, тождественного сужению собственного пространства, проявлением интереса к неведомым людям.
Link1 comment|Leave a comment

Экзамен во сне в летнюю ночь [Aug. 31st, 2013|10:03 am]
baum
Вертя винтом,
Восьмогок нянечку утянул в речку.
Белую в Черную.
Форель, форель, форель!
LinkLeave a comment

Очистка [Nov. 30th, 2012|07:33 am]
baum
Поднимаясь, вода заливает места, где она уже когда-то была много лет назад и где с тех пор успела наивно развиться жизнь. Вода счищает ее следы, разрушая надежно, казалось бы, построенные многоуровневые клеточные леса. Беспощадность прилива ощущается особенно сильно на севере, в части мира, где редко бодрствующая природа плодит без устали в часы, свободные от неги, одни и те же несложные строения. Их каркасы распадаются. Вода смывает их основания, оставляя их существование на откуп ветра и случая. Она устанавливает свои правила. Она закрывает обделенные уходом, давно принятые в состав поместья места глубокой пеленой, непрозрачной и неведомой, как полная тарелка супа. Принося напоминание о главной силе, прилив — может быть, против своей воли — демонстрирует ветреность всяких временных заграждений. Прилив счастья оставляет в границах поместья благодатное ощущение разрушения.
Link7 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]