Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Рождение нации. Часть 2" реж. Дэвид Уорк Гриффит, 1915

Сетка телевещания, тем более в конце лета, верстается сильно заранее, поэтому показ "Рождения нации", причем именно 2-й его части, наиболее одиозной, вряд ли привязан к новостям из Вирджинии. Но совпадение, ей-богу, очень кстати. Эпопея Гриффита считается первым блокбастером мирового, ну или по крайней мере американского кино, признанным шедевром, произведением, определившим эстетику и технологию кинематографа на десятилетия вперед - но уже и по выходе вызывавшим скандалы (в частности, французы демонстрацию картины запретили!); сегодня оно едва ли покажется увлекательным как зрелище, слишком уж архаично; но вызывает необычайный интерес именно в исторической ретроспективе - и перспективе, причем не только в сугубо кинематографическом аспекте.

Мировую славу, успех и деньги Гриффиту, как я понимаю, больше принесла все-таки первая часть "Рождения нации", с мощными батальными сценами. Часть вторая - будто бы "мирная", посвящена жизни на юге сразу после поражения в гражданской войне. Сюжетные линии двух равно уважаемых семейств, северного и южного, продолжаются, развиваются, чтобы к финальному апофеозу увенчаться символичным браком их представителей, но не за романтическими перипетиями приходится теперь следить в первую очередь.

Концепция "Рождения нации" такова: после окончания войны на благопристойный и высокоразвитый юг устремляются авантюристы с севера, чтобы воспользоваться неполноценностью негров и с помощью получивших права вчерашних рабов нагреть руки, добиться к власти, прибрать собственность бывших рабовладельцев. "Саквояжники", как здесь именуют пришлых мерзавцев, и местные коллаборанты-юнионисты рассчитывают взять власть посредством "демократических" выборов, в которых теперь участвуют освобожденные рабы, составляющие большинство населения - "высокомерные негры", как называют их создатели картины. "Эти свободные ниггеры с севера впрямь чокнутые" - характеристика, вложенная в уста чернокожей служанки-южанки, остающейся преданной своим прежним хозяевам совсем как чеховский Фирс после "несчастья", то бишь "воли".

Застрельщиком геноцида белых жителей Юга по сюжету служит, впрочем, даже не негр, но мулат Сайлас - главный отрицательный персонаж, неукротимый радикал. Усилиями его сообщников в конгрессе штата черных оказывается в четыре раза больше, чем белых; белокожее угнетаемое меньшинство вытесняют из зала на стоячие галереи; спикер принимает распоряжение, что белые обязаны приветствовать черных представителей администрации на улице, снимая шляпу; заодно всех членов конгресса обязывают... носить обувь - некоторым и то в новинку.

Короче говоря, белые на послевоенном юге оказываются в положении евреев нацистской Германии, если не хуже, потому что негры, помимо всего прочего, открыто преследуют и безнаказанно насилуют белых девушек; самые достойные из благородных южанок - такой эпизод есть в фильме - предпочитают прыгнуть с обрыва и смертью избежать позора, подавая остальным белым "урок чести". По сравнению с картинами, живописуемыми Гриффитом, не то что "Унесенные ветром" (к тому времени еще даже не написан роман Митчелл, не говоря уже о фильме Флемминга), но и "Еврей Зюсс" (поразительно перекликающийся с "Рождением нации" многими сюжетными мотивами, в том числе что касается покушений на девушек; только у Харлана вместо негров, понятно, евреи) покажутся образчиками "толерантности".

Что вдвойне забавно, если учесть: всех видных персонажей-негров, от политиков до насильников, в фильме играют загримированные белые - настоящим неграм в 1910-е годы дозволялось сниматься лишь в эпизодах. Это, конечно, с вековой дистанции не добавляет "Рождению нации", каким бы шедевром его не признавали, исторической достоверности, хотя что на самом деле творилось в южных штатах сразу вслед за поражением конфедератов - можно только догадываться: в этом смысле поборники расовой толерантности не уступят по части мифологизации истории русскому военно-историческому обществу. И даже если спустя полвека после описанных событий произошел откат в расовых вопросах - то можно допустить такое, наблюдая, как на нашей собственной памяти и в гораздо более сжатые сроки страна еще крупнее территорией перешла от государственного воинствующего атеизма к государственной воинствующей религиозности, причем не меняя практически демагогической пропагандистской риторики.

Самое удивительное и прелестное в "Рождении нации" - даже не зверства негров, которым слишком поспешно и бездумно даровали свободу (хотя я грешным делом подумал: а вот гениальный провокатор Ларс фон Триер в своем "Мандерлее" не сознательно ли обыгрывает, если не вовсе пародирует эти столетней давности мифы, как минимум заостряя вопрос, насколько они соответствуют действительности - вдруг окажется, что в мифах немало истины?!), но история возникновения ку-клукс-клана, показанная мало того героически, но и на высочайшем градусе патетики, опять-таки, превосходящем по замаху монументальные кинополотна раннего СССР, гитлеровского Рейха и сегодняшние православные мистерии. Подсмотрев, как дети пугают негров, завернувшись в одеяла, один из создателей клана-"ордена" придумывает для его будущих членов поистине "рыцарские" одежды. Тысячи женщин юга втайне шьют их - "и ни одна не стала предательницей", подчеркивается в титрах.

Собственно, в оригинале фильм и называется "Член клана", но это уж совсем неприлично звучит по сегодняшним западным меркам, там уже и "Унесенных ветров" с их куда более умеренной про-конфедератской идеологией подвергают ревизии, а картина Гриффита, как ни крути - оголтелая расистская пропаганда, доводящая идею превосходства белых над черными до такого абсурда, что в конечном счете работает против расовой дискриминации намного эффективнее любых "просветительских" усилий обратного толка (вот последние как раз скорее побуждают записаться в ку-клукс-клан, пока не поздно).

Ку-клукс-клановцы - буквально - это рыцари в белом, нарядные, бесстрашные, спасающие от черных орд представителей "арийской" расы (термин "арийцы" употребляется авторами!), созидающие разорванную было войной единую американскую нацию, с обязательным "триумфом воли", победным маршем в финале (кстати, одно из достижений "Рождения нации" - первый в истории кино оригинальный, специально для картины написанный саундтрек) - это, конечно, сегодня выглядит, с одной стороны, дико. С другой, трудно уложить в голове, что авторы не выворачивают исторические реалии наизнанку, прибегая к сатирической аллегории (типа "Планеты обезьян"), но абсолютно серьезны и настаивают на достоверности событий, апеллируя ни много ни мало к авторитету Вудро Вильсона. И плюс к тому, хочешь не хочешь, а с оглядкой на новости (и опять-таки на "Планету обезьян") "Рождение нации" воспринимается еще и как антиутопия, которая если и не осуществилась полтора века назад, но может осуществиться в обозримом будущем, и все тенденции к тому налицо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments