Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Сергей Шнуров. Ретроспектива брендреализма" в Музее современного искусства на Тверском

Перефразируя реплику из моей любимой пьесы - "ради шутки я готова слушать и бреНд, но тут ведь претензии на новые формы, на новую эру в искусстве..." Современное искусство, впрочем, видало - и выказывало - еще не такие претензии и формы не такие, а с другой стороны, хочется думать, ни Шнуров, ни его куратор, искусствовед в штатском Озерков не лишены самоиронии и не воспринимают выставочный проект сколько-нибудь всерьез, но неким условно-"критическим" посылом лишь прикрывают желание самопиара - тоже не украшающее разумного человека ("это занятие не возвышает душу", как говорили персонажи богомоловского "Идеального мужа" про чтение стихов Веры Полозковой, что, однако, не мешает первой поэтессе всея руси сидеть в телевизоре на самом Первом канале и вещать о своем взгляде на мир в ответ на вопросы двух главных русских телевизионных интеллигентов), но всяко более простительное, нежели ничем не прикрытое самодовольство большинства "настоящих" современных художников.

Итак, Шнуров теперь еще и "художник" - ну или, если угодно, теперь еще и Шнуров "художник". Два этажа сравнительно небольшой общей площади музея на Тверском бульваре увешаны, уставлены и буквально утыканы экспонатами, исполненными в самой различной технике - от х.м. до арт-объекта и от голографии до трикотажа. Разумеется - и этот факт не особо скрывается, хотя и не сильно выпячивается - Шнуров не сам рисовал картины и выткал из шерсти портрет Земфиры тоже не Шнур собственноручно, трудились мастера, потому, надо признать, в чисто профессиональном отношении, что касается пластического воплощения идей "художника", многие вещи при всем заведомом предубеждении к проекту стоит признать годными. Сложнее как раз с "идеями", исходящими якобы от Шнурова непосредственно. Общая концепция достаточно банальна - мол, сегодня мир живет мифологией брендов, а "художник" это обстоятельство типа "исследует", ну и по возможности "обличает" сатирически. Сатира на кока-колу при этом - ну мягко говоря, несвежий ход, несмотря даже на то, что бренд-логотип помещен на опрокинутый холодильник, символизирующий гроб, а через откинутую крышку видна груда рафинада ("Прощание с сахаром"). Да и использование кока-кольной символики в современном искусстве - какой-то совсем позавчерашний день, после Уорхолла-то. Собственно, "Брендреализм" - это такая запоздалая, посмертная отрыжка поп-арта, отчасти соц-арта, на скорую руку, вульгарно, но хватко приспособленная под сегодняшние или совсем недавние российские реалии, с целью, опять же, скорее коммерческо-пиаровской, нежели "художественной", что бы под последним ни понимать.

Какие мысли, какие сюжеты - еще чуть-чуть, и посыпются звезды! Хотя некоторые "идеи" автора сойдут, пожалуй, за до какой-то степени остроумные. К примеру, скульптурный объект "Like" в форме мошонко-жопо-сисько-сердца, или "Веган" - огромная вилка с торчащим "факом" среднего зубца посреди двух изогнутых, сломанных крайних; забавный "Кубик Мондриана"; с картинами, как водится, сложнее, но из произведений маслом на холсте тоже можно выделить, скажем, полотно "Ссыкун" с девкой, приспустившей трусы и присевшей по нужде рядом со своим мопсом на поводке - изображение экспрессивное, ничего не скажешь, хоть провокация выходит и дешевая. Но в остальном убожество проекта определяется именно исходным скудомыслием, а не топорностью реализации. Ну вот излюбленным фоном для фото и селфи на выставке служит инсталляция "Левша" с гигантским холстом, украшенным логотипом "Найка", и фигурой парня в ветровке с накинутым капюшоном, рисующим поверх него с помощью баллончика краски в левой руке даже не какое-то изощренное граффити, а банальное "ХУ" - причем в процессе, незавершенное, а стало быть, и неподсудное. Или несчастные звезды эстрады, ТВ, шоу-бизнеса, тоже, в общем, именные бренды своего рода - что Познер ("Окно в Париж", где портрет вписан в оконную рамку и прикрыт жалюзи), что Стас Михайлов (портрет с "автографом" в позолоченном "барочном" стеклянном шкафу - "ИконоСтас"), что упомянутая Земфира (вытканная из шерсти), что инсталляция "Лепс спел" (на столе - рюмка и очки), что, наконец, Волочкова ("Багиня" - с нимбом-"пачкой" вокруг головы и молитвенно сложенными "пуантами", от слова "баги", что ли?) - ведь это все тривиально, на поверхности лежит. Да к тому ж та же Волочкова еще должна "на правах рекламы" приплачивать Шнурову, что воспринимает и тиражирует ее "бренд".

В иных случаях Шнуров сам эксплуатирует давно вышедшие в тираж находки поп-арта и соц-арта. Серия "Икра" - в "раковинках"-звездочках "созревают", подобно жемчужинам, икринки - красная, черная и... маленький "баклажанчик" (чуть менее очевидный отсыл к "Ивану Васильевичу" Гайдая и тот лежит на поверхности, и он необязателен). Голограмма "Гастроли" - Хрюша в паре с Дартом Вейдером. Образ "Кредита" - завернутая в красную тряпицу распальцовка. Метафора "Русского рока" - расписная гитара на стене: любопытно (не то чтоб очень, но все же) - а себя Шнуров числит по линии "русского рока", ведь это тоже "бренд" в своем роде? Триптих "Русский конец" - краники самовара, торчащие из разноцветных панелей: белой, золотой и красной... Тут мне вспомнился номер из "Маски-шоу" Делиева, где персонаж в виде Самовара водит за собой хоровод чашек, цепляя их своим "краником"... И на эстраде это выглядело пошловато, но хоть живо, а здесь "конец" еще и "русский", но почему же тогда триколор не соответствует, откуда "золото", пускай бы тогда лазурь! Вот же "Магнит" - форма подковы, воспроизведенная в стульчаке от унитаза, наполовину красном, наполовину синем, и на белом "постаменте": но "Магнит" почему-то не русский, а обыкновенный (хотя чем, спрашивается, "русский унитаз" хуже "русского самовара"?). "Ванна душ" - ванна как ванна, но с выхлопными трубами снаружи и нарисованными изнутри ангельскими крылышками... Не тянет и на трэш - просто жалкая пошлятина. Настолько мелочная, что я не удивился, когда один из посетителей азиатской наружности стал тщательно фотографировать... противопожарный огнетушитель, очевидно принимая его за экспонат, за арт-объект - да и немудрено спутать, я не стал разочаровывать пытливого иностранца, осекся, раз уж он так внимателен к любым проявлениям творчества, да и опять же - русский огнетушитель стоит русского самовара с русским унитазом вместе взятых, и раскрашен подходяще, и символика поглубже будет.

Пусть отдельные находки и "остроумны" - в любом случае к "искусству" выставка Шнура имеет отношение такое же, как шутки КВН (в редких случаях, допускаю, удачные) - к литературе. Это не просто другой вид деятельности - это другой способ существования. Но что хуже всего - по большей части представленное на выставке даже в своем роде ничуть не остроумно, но до тупости поверхностно и пошло. Ни один объект не вызывает желания в него всмотреться внимательно - он не требует внимание к себе, он "кричит", за версту транслирует вложенную в него куцую мысль. Уже надгробный обелиск при входе на экспозицию - в виде гиперболических размеров айфона, с портретом девушки в позе "селфи" - надежды не оставляет: это и как прикол скучно, не смешно - а как "произведение" вовсе ничего не стоит. Ну вот эта девушка на крышке телефона-обелиска - она, подразумевается, "умерла" для "настоящей жизни"? Ее "бренды" убили, что ли? Но губки сложены бантиком, гаджет в руке - и ничем она не мертвее той не слишком продвинутой, хотя чистенькой молодежи, что приходит на выставку Шнура, потому что Шнур для них - и есть бренд, на который они ведутся, вокруг которого, на самом деле, проект и построен. А для отвода глаз рисовать найку и кока-коле свое решительное "ХУ" левой рукой (да еще и чужой!) - ну это, прямо сказать, недостойно не то что настоящего "художника", но и настоящего "хулигана".

Шнуров и себя в качестве "бренда" использует вполне беззастенчиво - на этой выставке картин не отсутствует сюжет про группу "Ленинград", да не один, целый ряд "произведений" представляют собой вынесенные маслом на холст композиции на тему текстов, песен, клипов "художника" ("ЗОЖ", "Дорожная", "Геленджик" и т.д.). Но насколько же они вторичны, да попросту никчемны по отношению к "первоисточникам"! Ведь, положа руку на сердце, если можно Шнурова в чем-то считать "художником" - то в песнях, и как ни относись к ним, но "в питере пить" и "на лабутенах-нах", в общем, свое законное место в актуальной культуре занимают, пополняя ее обиходный словарь. Тогда как "картинки с выставки" ровным счетом ничего не выражают сами по себе - только в контексте бренда "Шнур". Но тогда честнее Кока-Колу с Волочковой не трогать, а сосредоточиться на критическом отношении к собственному имени-бренду, а там, не сомневаюсь, есть над чем поразмыслить и в чем покопаться: Шнуров, позиционирующий себя как рокер, пьянь и матершиник, снимающийся параллельно в детско-семейном кино и пробующий себя в качестве "современного художника", а было дело, говорят, и выходящий на подмостки Мариинского театра - явление в целом любопытное и неоднозначное, всяко более заслуживающее арт-рефлексии, чем Лепс и Найк.



  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments