Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

реквием по Кабалевскому

Пока мы слушали в МЗК Рихарда нашего Штрауса и Эдварда тоже нашего Элгара, по соседству в БЗК открывался "Кабалевскийфест". На канале "Культура" под выступлением руководителя фестиваля Щербакова, ученика, последователя и внучатого племянника "юбиляра" (30 лет со дня смерти - дата такая, что нельзя не отметить, понятно!) в титрах написали "кОбалевский", но это для "Культуры" обычное дело - где говорят гУно, там и кОбалевский пишут, на "Культуру" обижаться грех. В программе концерта-открытия, помимо "Реквиема" Кабалевского стояло сочинение и самого Щербакова, но мелькнувшая шальная мысль, а не пойти ли в БЗК, связана была, конечно, с "Реквиемом", хотя стоило мне увидеть, что играет оркестр "Новая Россия" и дирижирует им Власенко, мысль как пришла, так и ушла (слышали, знаем...); да не с концами, а вернулась позже, и решил я этот "Реквием", оп. 72, 1962, послушать в записи.

Каким угодно могу себе представить "Реквием", но "Реквием" смешной, ржачный - это нонсенс, однако над "Реквиемом" Кабалевского сегодня только обхохотаться можно, это ж пародия, и зашкаливающий за все границы разума и вкуса пафос лишь добавляет музыке трэша. В основном надсаживается хор и гремит оркестровое тутти, но местами композитор и челестой не брезгует - у хорошей хозяйки все идет в дело. Текст принадлежит Роберту Рождественскому, он тоже слеплен из официозных банальностей преимущественно, с бесконечным повторением "памяти павших будьте достойны" и т.п., а вопреки идее "вечного покоя", для всякого нормального, настоящего реквиема базовой, утверждается нечто противоположное, в духе "покой нам только снится". Выражение "оптимистический реквием", правда, ввел не Кабалевский и даже не Рождественский, а коллега последнего (и куда более одаренный) Вознесенский, но к опусу 72 Д.Б.Кабалевского оно подходит идеально: уж если трагедия должна быть оптимистической, раз партия велела, то реквием и подавно: "эта песня о солнечном свете... торопитесь, веселые весны" - святые маршируют.

Однако у Рождественского поэтическая образность, на своем примитивном уровне, косвенно, опосредованно все-таки восходит к христианской если не традиции, то риторике, фразеологии, типа "испить чашу до дна" и т.п.; и формулы стилистически корявые, но действенные, удачно найденные, попадающие в цель - "это нужно не мертвым, это надо живым". У Кабалевского в музыке нет и близко ничего подобного. Собственно, "Реквием" Кабалевского - лишь номинально академическая музыка, фактически же - типичная позднесоветская эстрада с претензией на "классическую" форму; и несмотря на ораториальную структуру опуса его "Реквием" - за исключением сольных номеров женской партии, сработанных под оперные арии а ля Римский-Корсаков (в фестивальном концерте партию меццо-сопрано должна была петь Лариса Костюк, может и неплохо исполнила), представляет собой набор эстрадных песен, только, как и в случае с подражанием оперной классике - скверных, никудышных песен, с невыразительной, невзрачной, скудной мелодикой, ну более или менее сносно оркестрованных.

Между тем Кабалевский утверждал, изничтожая более одаренных конкурентов, идеалы персонажей "антиформалистического райка", и задолго до постановления 1948 года. В кинокомедии 1941 года "Антон Иванович сердится" - на днях ее все тот же канал "Культура", видимо, питающий особую слабость к кОбалевскому, в очередной раз повторял - на которой Кабалевский поработал композитором, герой Павла Кадочникова, композитор Мухин - в общем, тот же Кабалевский, тем более, что по сюжету Мухин "сочиняет" и исполняет его, Кабалевского, музыку, "серьезно" относясь к "легкому" жанру, но настаивая на оптимизме и доступности своего творчества - вопреки своему антагонисту, бездарю, невежде и плагиатору Керосинову (персонаж Сергея Мартинсона - карикатура на "авангардиста"). В общем, все то же - сюитки, поэмки, прекрасные, изящные. Но это в теории. А на практике - унылый, заскорузлый мелодизированный шлак, тонны шлака.

Можно считать, что "Реквием" - не главное достижение композитора Кабалевского и не самое характерное для него сочинение, и правда, у него в "багаже" помимо бесконечных ленинцев, народных мстителей, парадов молодости, всего походного и патетического, поэм к вечному огню и проч., остались не совсем бросовые вещи, к примеру, 2-й виолончельный концерт - ничего себе, наверняка еще что-то, я по уши не закапывался; хотя на фоне не то что Шнитке, Губайдулиной или Уствольской, но даже вполне признанных официально Родиона Щедрина или Бориса Чайковского (последний, по-моему - выдающийся и не в полной мере оцененный композитор) Кабалевский даже в наивысших своих "академических" проявлениях - откровенное убожество.

Советская эстрадная песня, в свою очередь, тоже имеет вершины жанра, и эти вершины связаны уж точно не с фамилией Кабалевского; среди песен гениальной Пахмутовой (которая тоже сочиняла и симфонии, и балеты, и другие "академического" плана вещи, но не пихала их во все щели), включая и откровенно пропагандистские, заказушные, предостаточно подлинных, непревзойденных шедевров на века, никто ведь не скажет, что "И Ленин такой молодой" плохая песня, как бы ни относился к личности Ильича; у Кабалевского с этой точки зрения в "активе" - единственная "То березка, то рябина..." - песенка тоже совершенно идиотическая, положим (автор текста - Антон Пришелец, на него и Прокофьев писал...), но по крайней мере свое законное место в повседневном культурном обиходе занимающая по сей день... - да ведь и только то, это все, за более чем полувека творчества, покрытого ворохом премий, званий, должностей... - не маловато ли для того, чтоб снова извлекать, поднимать имя композитора, которое даже самый "культурный" телеканал не способен написать без ошибки, и устраивать в его честь персональный фестиваль?!

Добро бы еще Кабалевский успел создать что-нибудь православное, под мощи, под иордань (как та же Пахмутова ныне торопится) - так он как на грех умер на заре перестройки, не то непременно, и сомневаться нечего, подсуетился бы, обгоняя соперников. Впрочем, про ленинцев и из пионерской жизни творения нынче может и не подойдут, зато герои Горловки и разные там вечные огни Брянска - в тренде; у Кабалевского этого добра навалом, не на одну фестивальную программу должно хватить, а хоругви задним числом приложатся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments